20.01.2018 Автор: Константин Асмолов

К «танкерному скандалу»

L6542234234

На фоне усиления санкционного давления на КНДР и попытки ввести нефтяное эмбарго США, обратим внимание на раздуваемый скандал, связанный с попытками обвинить РФ и КНР в нарушении санкций путем нелегальной торговли нефтью.

Началось все с того, что 26 декабря консервативная южнокорейская газета Чосон Ильбо сообщила, что разведывательные спутники США засекли в Желтом море около 30 случаев, когда китайские суда продавали нефть КНДР. Утверждалось, что на фото были видны даже названия судов, а незаконная торговля началась после того, как в сентябре Совет Безопасности ООН решительно ограничил импорт нефтепродуктов из Северной Кореи. Так, 19 октября в СМИ был опубликован снимок со спутника, на котором было изображение судна КНДР «Ресоннган 1», состыкованного с китайским судном. Из этого был сделан вывод, что два судна незаконно торгуют нефтью с судна на судно, чтобы обойти санкции, благо торговля с Северной Кореей в открытом море запрещена в Резолюции 2375 СБ ООН, принятой в сентябре 2017 г.

Резолюции СБ ООН не только запрещают странам-членам ООН перегружать с судна на судно какие-либо товары для КНДР, но и позволяют задерживать и обыскивать суда, подозреваемые в контрабанде. В рамках этого разрешения власти РК задержали гонконгский танкер «Lighthouse Winmore», который в международных водах передал северокорейскому судну 600 тонн продуктов нефтепереработки.

До итогов следствия, результаты которого планируется предоставить СБ ООН, еще далеко, но пока МИД РК сообщает следующее: 11 октября «Lighthouse Winmore», под флагом Гонконга водоизмещением 16 тыс. тонн, зафрахтованный тайваньской компанией Billions Bunker Group, зашёл в южнокорейский порт Ёсу, где был загружен 14-ю тыс. тонн очищенной нефти японского производства и 15 октября отправился в направлении Тайваня. Однако вместо этого, находясь в международных водах в Восточно-китайском море, танкер передал нефть четырем иным судам. Каким? Указано только одно — северокорейское «Самчжон-2», которому 19 октября отлили около 600 тонн нефтепродуктов.

Южнокорейские силовые структуры в сотрудничестве с американскими спецслужбами отслеживали движение и действия гонконгского судна, и когда 24 декабря судно вновь вошло в порт Ёсу, оно было задержано и подвергнуто обыску, в ходе которого команда «Lighthouse Winmore» сперва признала «Самчжон-2», но затем отвергла все обвинения. Нет данных и о том, заходило ли северокорейское судно в какой-либо из портов КНДР.

Одновременно пытались выяснить, чей же все-таки танкер. По данным реестра компаний в Гонконге, судном Lighthouse Winmore владеет китайская компания Win More Shipping, единственным директором которой является некто Гун Жуйцян, житель Гуанчжоу. По тому же адресу, однако, зарегистрировано еще три компании и, вероятно, речь идет о фирмах-однодневках. Управляет танкером другая китайская компания Lighthouse Shipping Management, которая тоже зарегистрирована в Гуанчжоу. Однако ее представитель сообщает, что она сдаёт судно в аренду тайваньской компании Billions Bunger Group, чей судовладелец уверяет, что ему ничего не известно о причастности судна к сделкам с Севером. В свою очередь, правительство Тайваня заявляет, что компания Billions Bunger Group зарегистрирована не на Тайване, а на Маршалловых островах.

29 декабря стало известно, что и «Lighthouse Winmore», и «Самчжон-2» не попали в санкционный список СБ ООН, запрещающий оказавшимся там кораблям входить в порты стран-членов ООН. В свое время США требовали включить туда 10 судов, которые нарушают международные санкции, наложенные на КНДР. Однако включены были только четыре судна и предполагается, что список был значительно сокращён из-за протеста со стороны Китая и ряда других заинтересованных стран.

Позднее южнокорейские власти задержали и обыскали судно KOTI под флагом Панамы по подозрению в перевозке нефти в СК в обход санкций Совета Безопасности ООН. Судно водоизмещением 5100 тонн с экипажем, состоящим из граждан Китая и Мьянмы, находится в порту Пхёнтхэк-Танжжин провинции Кёнгидо, но иных деталей пока не известно.

28 декабря Дональд Трамп пожурил Китай в своем Твиттере: «Поймали с поличным — мы очень разочарованы тем, что Китай позволяет продолжать поставки нефти в КНДР. Пока это будет продолжаться, мы не сможем достичь мирного решения проблемы КНДР». И намекнул, что его терпение в отношении Пекина в этом вопросе может скоро кончиться.

Однако, как указывает Нью-Йорк Таймс, прямых свидетельств китайского участия пока не обнаружено: флаг у танкера гонконгский, фрахт тайваньский, а Маршалловые острова вообще ассоциированы с США. МИД РК отказался подтвердить информацию Чосон Ильбо, хотя отметило, что вопрос о контрабанде нефти обсуждается в комитете ООН по санкциям.

Представители КНР тем более возмутились. Спикер МИД Хуа Чуньин потребовала серьезных доказательств и отметила, что фото двух состыкованных судов не является уликой, стопроцентно подтверждающей контрабанду. Спикер МО Жэнь Гоцян вообще заявил, что «такой ситуации просто не существует».

Масло в огонь подлило сообщение агентства Рейтер, согласно которому в такой контрабанде нефти принимают участие суда не только КНР, но и РФ. Ссылается агентство на «источники в европейской службе безопасности», данные морской разведки и спутниковые снимки российских кораблей, работающих в Тихом океане, и при этом честно пишет, что доказательств причастности к поставкам непосредственно властей РФ нет, как неизвестен и объем торговли.

Однако по меньшей мере отдельные западные СМИ указывают без предоставления конкретных подтверждений, что три раза за последние несколько месяцев «российские корабли производили переправку нефтепродуктов на северокорейские корабли в нескольких случаях в этом году», на что указывают их странные перемещения, а также отключения транспондеров, которые позволяют установить точное нахождение корабля. Так, танкер «Витязь», покинул порт Славянка у Владивостока 15 октября с 1,6 тыс. тонн нефти, но в течение двух дней плавания в открытом море на танкере был отключен транспондер, и предполагается, что «Витязь» перекачал топливо на северокорейский танкер «Самма-2», который отключил свой транспондер еще в начале августа. Названия других танкеров не приведены, но в середине октября и в ноябре они также выходили из дальневосточных портов в открытое море, а затем отключали транспондеры на несколько дней. Замдиректора компании «Алиса», владеющей «Витязем», Ярослав Гук отверг любые контакты с северокорейскими суднами: «Точно нет, это очень опасно».​ МИД и Таможенная служба России от комментариев отказались. «Россия в полном объеме и неукоснительно соблюдает санкционный режим. Хотели бы напомнить, что на поставки топлива есть, безусловно, квоты, но полного запрета нет», — пояснили в соответствующем ведомстве. Поэтому даже доказанный факт контактов нуждается в дополнительных доказательствах того, что именно эта поставка выходила за рамки разрешенных квот.

Чем так важна для нас эта история? С одной стороны, поглядим, как она будет разворачиваться с точки зрения попыток давления на Москву и Пекин: пока доказательств их причастности не хватает.

С другой стороны, СМИ США и РК не зря отметили, что такие нарушения практически невозможно обнаружить, а значит, нефтяное эмбарго, которое непременно будет введено против КНДР «в случае дальнейших провокаций», будет бесполезным: «неясно, намеренно ли китайское правительство смотрит в другую сторону, но маловероятно, что ему ничего не известно», учитывая объем торговли. И это безусловно стоит учитывать на фоне сложных игр в треугольнике Вашингтон-Пекин-Пхеньян.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×