02.01.2018 Автор: Дмитрий Бокарев

Уран сближает Казахстан с Китаем

U5634213123

Республика Казахстан (РК) обладает крупнейшими запасами урана и уже несколько лет является главным мировым добытчиком и поставщиком этого ископаемого сырья. Продажа урана – одна из главных статей экспорта РК. Этот бизнес становится еще выгоднее благодаря соседству Казахстана с Китаем. КНР сейчас строит на своей территории множество новых атомных электростанций (АЭС), и наиболее подходящим поставщиком топлива для них является РК.

По некоторым источникам, около 40% мировой добычи урана приходится на Казахстан. Урановые запасы РК не только велики, но и легкодоступны, поскольку залегают близко к поверхности. Благодаря простоте добычи казахстанский уран относительно дешев, что влияет на его популярность во всем мире.

Уже несколько лет главным импортером урана из РК является КНР, а Казахстан, в свою очередь, выступает главным китайским урановым поставщиком. Две трети импортируемого Китаем урана имеет казахстанское происхождение, и более 50% урана, добытого в РК, отправляется в КНР. В 2013 г. был достигнут рекордный объем закупок – почти 15 тыс. тонн. С тех пор этот показатель стабильно держится в районе 14 тыс. тонн в год, что ежегодно приносит Казахстану около $250 млн.

Китай покупает уран в таких количествах из-за своей крупномасштабной программы по развитию атомной энергетики (АЭ), стартовавшей несколько лет назад. КНР решила в короткие сроки в несколько раз увеличить долю АЭ в своей выработке электричества.

Это связано с экологическими проблемами, с которыми страна столкнулась в последние годы. Основой энергетической промышленности КНР являются угольные теплоэлектростанции. Уголь – относительно дешевый вид топлива, однако при его сжигании в атмосферу выбрасывается огромное количество вредных веществ. Загрязнение воздуха в КНР достигло такого уровня, что уже является серьезной угрозой для здоровья граждан. Считается, что АЭС вредят окружающей среде значительно меньше.

Еще одна причина, по которой Китай строит новые АЭС, – беспокойство за свою энергетическую безопасность. Помимо угля, он активно использует в своей энергетике нефть и сжиженный природный газ. Большую часть этих энергоносителей в КНР доставляется по морю, из стран Ближнего Востока. Путь проходит вдоль южного побережья Евразии и на нем есть несколько участков, которые, при желании, можно перекрыть небольшими силами ВМС. Речь идет о таких местах, как Суэцкий канал, Баб-эль-Мандебский пролив и Малаккский пролив. Блокада любого из этих участков существенно осложнит морское сообщение Китая с Ближним Востоком и приведет к ощутимым последствиям для китайской энергетики. В последние годы у Китая есть особые основания опасаться такого сценария, учитывая его непростые отношения с Индией, США и некоторыми другими странами АТР. При этом урана для АЭС требуется значительно меньше, чем углеводородного топлива для топливных электростанций. Можно в короткие сроки создать большой урановый запас на годы вперед, чем Китай сейчас и занимается, покупая у Казахстана значительно большие объемы урана, чем требуется для его действующих АЭС. Стоит напомнить, что при грамотном использовании атомных технологий ядерное топливо можно использовать несколько раз. Кроме того, учитывая близкое расположение и дружественные отношения Китая с Казахстаном, блокады их общей сухопутной границы можно практически не опасаться.

Таким образом, желание независимости от ближневосточных углеводородов и от судоходства в АТР также являются стимулами для развития китайской АЭ.

Реализация атомного плана идет полным ходом. Так, летом 2017 г. в Китае эксплуатировалось 37, строилось 20 и было запланировано к постройке еще 40 атомных реакторов. Следовательно, потребность КНР в казахстанском уране будет стабильно увеличиваться.

Тем не менее урановый бизнес РК не всегда стабильно приносит прибыль. Не все страны с таким энтузиазмом относятся к АЭ, как Китай. После катастрофы на японской АЭС «Фукусима-1» было закрыто множество действующих АЭС и прекращено строительство новых станций в Японии, странах ЕС и др. Спрос на уран начал снижаться на фоне нарастающей добычи и цены начали падать. За 2016 г. стоимость природного урана на международном рынке снизилась на 40%.

В связи с этим РК приняла ряд мер. В январе 2017 г. Казахстан решил снизить добычу урана на 10%. В результате цены снова начали расти. Однако, чтобы в дальнейшем меньше зависеть от колебаний цен на рынке, РК решила повысить качество и стоимость продаваемой продукции. Казахстан намерен производить готовое ядерное топливо, которое дороже природного урана и имеет более ограниченное предложение, поскольку не все уранодобывающие страны имеют технологии для его производства.

В мае 2017 г. министр энергетики РК Канат Бозумбаев заявил, что Казахстан собирается освоить полный ядерный топливный цикл (ЯТЦ), то есть всю совокупность процессов, включающую добычу радиоактивного сырья, создание ядерного топлива и обработку его отходов с частичным повторным использованием. Он сообщил, что создание вертикальной интегрированной компании с ЯТЦ к 2020 г. является стратегической целью казахстанской энергетики.

В октябре 2017 г. К. Бозумбаев заявил, что уже в 2019 г. в РК будет построен завод по производству топливных сборок – изделий, в составе которых ядерное топливо помещается в реактор. Предприятие будет иметь гарантированный сбыт в КНР. По словам министра, завод начнет обеспечивать своей продукцией первые пять китайских АЭС в 2019-2020 гг.

В ноябре 2017 г. К. Бозумбаев сообщил новые подробности об этом проекте. По его словам, предприятие создадут совместно казахстанская урановая компания «Казатомпром» и Китайская генеральная ядерно-энергетическая корпорация (CGNPC). Для начала китайская сторона будет закупать топливо в сборках в объеме 200 тонн в год.

Следует отметить, что Китай обладает продвинутыми технологиями и мог бы сам производить ядерное топливо из казахстанского сырья на своей территории. Это было бы гораздо выгоднее для КНР, но невыгодно для РК. То, что китайская сторона согласилась покупать топливные сборки, произведенные в Казахстане, и участвует в строительстве изготавливающего их завода на территории РК, свидетельствует о важности Казахстана для КНР как стратегического партнера.

Надо напомнить, что Казахстан играет важную роль в еще одном стратегически важном для КНР проекте – «Один пояс – один путь» (ОПОП). Большое значение РК в реализации двух таких важных китайских проектов, как программа массового строительства АЭС и ОПОП, делают Казахстан уникальным партнером для КНР и открывают перед ним огромные возможности развития с китайской помощью.

Дмитрий Бокарев, политический обозреватель, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×