27.12.2017 Автор: Владимир Терехов

80-летие «Нанкинской резни»: политический фон

NAN56546546

С позиций оценки развития политической ситуации в АТР представляет интерес характер очередного поминовения в КНР жертв “Нанкинской резни”. С 2014 г. указанное мероприятие официально проводится 13 декабря. Именно в этот день 1937 г. началось и продолжалось по разным оценкам от трёх недель до полутора месяцев одно из самых мрачных событий “Второй японо-китайской войны”, ставшей спустя два года составной частью Второй мировой войны.

На 13 декабря 2017 г. пришлось 80-летие нанкинской трагедии и поэтому особую значимость приобретал формат проведения руководством КНР официальных мероприятий по данному случаю. Судя по всему, на этот раз они носили достаточно скромный, действительно поминальный характер. В траурной церемонии не просматривалось присутствие фактора напряжённости в нынешних отношениях между двумя ведущими азиатскими державами.

Лидер КНР Си Цзиньпин на ней присутствовал, но не выступал с поминальной речью, которую произнёс член Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК Юй Чжэншэн. Представляются примечательными слова последнего о “китайском и японском народах, которым следует беречь с трудом завоёванный мир, а также прилагать неустанные усилия, чтобы избежать повторения подобных трагедий в будущем”.

Группы этнических китайцев отметили прискорбную дату и в ряде других стран. Парламент канадской провинции Онтарио (наиболее многочисленной по населению) месяцем ранее принял специальный документ в память о “Нанкинской резне”.

Судя по описаниям свидетелей случившегося 80 лет назад в столице Китайской Республики, это было действительно одно из самых масштабных массовых преступлений в хронике “богатой” на подобные события Второй мировой войны. Оценки числа убитых в ходе штурма города и в результате последующих бесчинств солдат колеблются в пределах 40-300 тыс. Порядка 20 тыс. женщин подверглись насилию.

Высказываются разные мнения о причинах “озверения” в Нанкине японских военнослужащих: трудный ход войны (которая не стала, как предполагалось, лёгкой прогулкой), большие потери во время ранее состоявшегося сражения за Шанхай, утрата контроля и преступные приказы старших командиров японской армии, попытки китайских солдат (переодетых в гражданское платье) “затеряться” среди мирного населения города.

Как бы то ни было, но “Нанкинская резня” стала одним из основных пунктов списка обвинений в военных преступлениях, предъявленных обвиняемым на послевоенных трибуналах в Токио и самом Нанкине.

“Нанкинская резня” остаётся одним из самых болезненных моментов не только прошлого, но и текущего состояния японо-китайских отношений, в которых и без “истории” хватает проблем. Более того, уверенно можно утверждать, что сама нынешняя острота фактора негативной, но уже достаточно отдалённой “истории” существенным образом является следствием сложностей актуальных отношений между двумя ведущими азиатскими державами.

“Исторический ревизионизм” в вопросах причин и хода войны в Китае и на Тихом океане, свойственный нынешней политической элите Японии во главе с премьер-министром Синдзо Абэ, также не способствует снижению значимости фактора “Нанкинской резни”. Как и других негативных фактов того периода, например, проблемы “женщин комфорта”. В Японии если и не отрицают их полностью, считают “недобросовестным преувеличением” масштабов связанных с ними событий.

Напомним, что в конце 2016 г. японское правительство приостановило финансирование ЮНЭСКО, после того как эта организация включила в Список Всемирного наследия комплект документов по “Нанкинской резне”, предоставленных Пекином годом ранее. Накануне нынешнего печального юбилея было опубликовано несколько новых документов, которые подтверждают реальность случившегося 80 лет назад в Нанкине.

Ранее мы высказывали мнение о том, что деактуализации в текущей политике темы “Нанкинской резни” (и переносу её в узкую, не публичную сферу исторической науки) весьма способствовало бы совместное молчаливое стояние у мемориала в Нанкине лидеров обеих стран. Примерно так, как это было сделано в мае 2016 г. тогдашним президентом США Б. Обамой и тем же С. Абэ у мемориала в Хиросиме.

Можно сказать, что 13 декабря 2017 г. председатель Си проделал свою часть пути навстречу Японии и дело за её премьером. В целом же формат проведения последнего поминального мероприятия в Нанкине представляется позитивным сигналом Пекина в сторону Токио.

Положительной реакцией на этот посыл в определённой мере можно считать уже то, что ни от руководства Японии не последовало никаких официальных комментариев по поводу самого события 80-летней давности, ни в прессе не было на эту тему никакой полемики. Всё ограничилось перепечаткой газетой Japan Times статьи корреспондента агентства Reuters, побывавшего на поминальном мероприятии в Нанкине.

Свидетельством же сохранения в настроениях нынешней японской политической элиты элементов “исторического ревизионизма” стало постановление Токийского отделения Верховного суда Японии от 15 декабря с.г. относительно не менее мрачного события, получившего название “бомбардировки Чунцина”, которая проводилась в период 1938-1943 гг. Число погибших тогда во временной столице Китайской Республики гражданских лиц также исчисляется десятками тысяч.

Верховный суд, не отрицая сам факт бомбардировок Чунцина, подтвердил решение суда низшей инстанции об отказе в удовлетворении требований о принесении извинений со стороны правительства страны и выдаче компенсаций дожившим до наших дней пострадавшим.

Наконец, с определённой осторожностью, можно констатировать снижение градуса накалённости “исторической” темы в японо-китайских отношениях.

Если мы действительно наблюдаем процесс перемещения проблемы “Нанкинской резни” из пространства политических отношений между Китаем и Японией в сферу аргументированных научных дискуссий, то это, несомненно, позитивная тенденция в общей картине развития ситуации в АТР. Это вписывается в общий тренд последнего времени, обусловленный попытками обеих ведущими азиатских держав найти некий компромисс в области конкурирующих проектов (ТТП и ВШП), нацеленных на выстраивание многосторонних экономических конфигураций.

При этом никуда не исчезли и тенденции негативного плана, связанные, главным образом, со сферой обеспечения безопасности. Однако последние примечательные факты в этой области (проекты оборонных бюджетов Японии и США на 2018 г., военные учения КНР вокруг Тайваня и некоторые другие) нуждаются в специальных комментариях.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×