21.12.2017 Автор: Александр Орлов

Изменение ситуации в Ливии: Хафтар переходит в наступление

76545345

18 декабря Верховный главнокомандующий армией Ливии маршал Халифа Хафтар объявил об истечении срока действия заключенного 17 декабря 2015 года Схиратского соглашения о внутриливийском примирении под эгидой Организации Объединенных Наций. Одной из его сторон было правительство Фаиза Сарраджа, не имеющего поддержки парламента и вооруженных сил Ливии. Соглашение, подписанное в Марокко, предусматривало формирование согласованного всеми участниками этого документа правительства на срок в один год и возобновляемого только один раз. Несмотря на то, что срок деятельности правительства Ф.Сарраджа закончился 17 декабря, Совет Безопасности ООН подчеркнул, что соглашение Схирата должно остаться единственным путем устранения текущего кризиса в Ливии вплоть до проведения всеобщих выборов в следующем году. В своей речи по телевидению, занявшей менее семи минут, Хафтар сказал: «Законность так называемого политического соглашения и всех структур, созданных в соответствии с ним, истекла. Вооруженные силы не будут подчиняться никакой стороне, если эта сторона не получила свою законность от ливийского народа,» — добавил он. Фельдмаршал подчеркнул, что верховное командование ливийских вооруженных сил непосредственно общалась с международным сообществом для разрешения ливийской ситуации и предложило свое видение политического процесса и проведение всеобщих выборов. Тем самым Хафтар подтвердил, что отныне правительство Ф.Сарраджа незаконно, утратив легитимность, полученную на два года благодаря Схиратскому соглашению. А вся полнота власти переходит в руки военных. А это означает, что главком ливийской армии готов пойти на вооруженный конфликт с Сарраждем, если тот решит оказать сопротивление.

Последний, будучи ставленником ЕС, прежде всего Франции и Италии, за день до этого посетил Алжир, где встретился с алжирским премьер-министром. Саррадж подчеркнул, что Схиратское соглашение «имеет механизмы для достижения согласия путем решения любых политических препятствий», и высказался против военного решения кризиса. В Тунисе 17 декабря состоялась встреча министров иностранных дел Египта, Туниса и Алжира для обсуждения политического процесса и ситуации с безопасностью в Ливии. Тунисское министерство иностранных дел заявило, что эта встреча была направлена на то, чтобы дать возможность составить план действий на трехстороннем уровне на предстоящий этап, выразив поддержку усилиям ООН. Последняя же заняла сторону Сарраджа, хотя именно он виноват в том, что Схиратское соглашение не было реализовано, а сам он поддерживает тесные связи с экстремистскими группировками, финансируемыми Катаром. Спецпредставитель генсекретаря ООН в Ливии Гассан Саламе заявил, что миссия ООН по поддержанию урегулирования в Ливии (UNSMIL) предоставила необходимую техническую поддержку Высокой комиссии по выборов в федеральные органы власти (HNEC) и интенсивно пытается установить надлежащие политическое и законодательное условия, а также безопасность для проведения выборов, которые должны состояться до конца 2018 года.

В этих условиях старший сын Муаммара Каддафи Сейф аль-Ислам заявил о намерении принять участие в президентских выборах в Ливии в 2018 году. По словам представителя Каддафи, он представит свою политическую программу уже в ближайшее время. В программу, в частности, войдут меры, которые «должны помочь Ливии сдвинуться от переходного периода к стабильности». О возвращении Каддафи в ливийскую политику сообщалось еще в середине октября. Тогда его адвокат рассказывал, что Сейф аль-Ислам начал восстанавливать контакты с общественными деятелями и лидерами племен, чтобы сформировать всеобъемлющую программу. В 2015 году Сейф аль-Ислам был приговорен судом в Триполи к смерти за военные преступления. Процесс критиковался международными правозащитными организациями, так как проходил с многочисленными нарушениями и в отсутствие самого обвиняемого, который в это время находился в тюрьме в городе Зинтан. После вынесения приговора, однако, лидеры вооруженных формирований Зинтана отказались передавать его в Триполи для казни. Летом 2017 года Саиф аль-Ислам был освобожден из тюрьмы по всеобщей амнистии (по неофициальным данным, фактически он мог быть отпущен еще за несколько месяцев до этого). Представители группировки «Абу Бакр ас-Сиддик», которые удерживали политика, ранее отметили, что Каддафи вышел по амнистии, объявленной парламентом страны. При этом генпрокуратура Ливии – так как суд над Каддафи был проведен заочно – отказалась отменять ордер на его арест и продолжила требовать, чтобы он предстал перед судом. Также в отношении Каддафи действует ордер на арест, выданный Международным уголовным судом. МУС намеревается судить его за преступления против человечности, пытки и убийства мирных жителей в ходе гражданской войны. Однако Ливия не признает юрисдикцию Международного уголовного суда; сам Каддафи обвинения в свой адрес отвергает.

Скорее всего, Запад объявит кандидатуру Каддафи нелегитимной за якобы совершенные преступления. На нем остаются обвинения Международного уголовного суда (ICC) за «преступления против человечества». Однако это не помешает участвовать ему в выборах, поскольку это внутреннее дело Ливии. Есть прецедент, когда с таким же обвинением кенийский лидер Ухуру Кениата пошел на выборы в 2013 году и победил. До того, как Каддафи объявил о своем участии, эксперты рассматривали сценарий «интегрированной военной структуры» — создание военного совета, на котором все действующие политические игроки решают проблемы, связанные с террористами. Не исключено формирование нового правительства после выборов. Если Каддафи пойдет на выборы, возможны новые перспективы. Скептики полагают, что шансов утвердить единовластие в Ливии у молодого лидера нет, поскольку не удастся собрать достаточное количество лоялистов для сопротивления Триполи. Племенное ополчение Варшефана (Warshefana) – сторонники Каддафи, которые еще недавно удерживали контроль над областями вокруг Триполи – встретили сопротивление сил Зинтана. И если ранее они были союзниками, то на настоящий момент скорее конкурируют за влияние на КПП и дорогах. С другой стороны, Каддафи популярен, особенно в южных регионах. На западе страны предприниматели так же хотели бы видеть преемника прежнего стабильного режима. Ностальгия по временам Каддафи-старшего тоже сказывается: образ отца, при котором страна жила хорошо, переносят и на его сына. Люди, уставшие от войны, криминала и разрозненной власти, хотят мира.

Скептицизм исчезает, если реализуется сценарий, при котором Каддафи удастся обеспечить союз своих соратников с силами генерала Хафтара и/или с Зинтаном и отдельными группировками, тогда доминирование Триполи может пошатнуться. У Хафтара хорошие отношения с Египтом и ОАЭ, при этом Москва ведет диалог с ним наравне с Триполи. Хафтар накануне вел переговоры с военными, базирующимися в Триполи, от которых зависит безопасность Сарраджа. Кроме того, судя по тенденциям, Триполи теряет поддержку США. Например, на встрече с американским президентом Дональдом Трампом премьер не добился от того более активного вмешательства Вашингтона и гарантий личной безопасности. Хотя сам факт визита говорит о том, что Белый дом продолжает участвовать в жизни Ливии, на деле мы видим с каждым годом усиление позиций сторонников семьи Каддафи.

Многое зависит сейчас от самого Сарраджа и Франции с Италией. Если эти две страны подтолкнут теперь уже бывшего главу ливийского правительства на конфронтацию, то Хафтар вынужден будет начать боевые действия. И те, кто стоит за Каддафи, его поддержат. Парижу сделать это трудно, учитывая, что на днях во Франции вышла книга, где разоблачается бывший президент Н.Саркози, бравший большие суммы у покойного ливийского лидера на свои выборы в 2007 году. А ведь именно Саркози был тем, кто активнее всех разжигал войну в Ливии, надеясь, что физическое устранение семьи Каддафи покроет его финансовые связи с ней. Тем более речь идет де-юре о получении взяток от иностранного государства. И следует ожидать реакции французского правосудия.

Что касается Хафтара, то за ним, помимо ливийского парламента, стоят Египет и Саудовская Аравия, а также симпатии к нему испытывает Россия, которая готова оказать маршалу военную и военно-техническую помощь. Италии же главное получить контракты на восстановление ливийской экономики, а воевать за Сарраджа она вряд ли захочет. Так что перевес явно на стороне Хафтара. Поэтому он и пошел на прекращение участия армии в Схиратском соглашении.

Александр Орлов, политолог, эксперт-востоковед, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×