15.12.2017 Автор: Владимир Терехов

Торговые войны: США поддержали ЕС против Китая

Chinatrump_892592770

Не успели просохнуть чернила подписей под несколькими двусторонними соглашениями в сфере экономической кооперации на впечатляющую сумму свыше 250 млрд долл., заключёнными в ходе недавнего визита в КНР президента США Д. Трампа, как в отношениях между двумя ведущими мировыми державами пробежала очередная «чёрная кошка».

1 декабря США передали в ВТО своё несогласие с приданием китайской экономике статуса “рыночной” (Market Economy Status, MES). Тем самым Вашингтон поддержал ЕС, который, пользуясь отсутствием у Китая MES (и всячески препятствуя его получению Пекином), “накручивает” пошлины на некоторые импортируемые китайские товары путём собственной (“суррогатной”) оценки их “истинной, не демпинговой” стоимости. Это носит характер защитной меры, предпринимаемой с целью сохранения собственной промышленности от конкуренции со стороны дешёвой китайской продукции. К настоящему времени дефицит ЕС в торговле с Китаем достигает 200 млрд долл. при общем объёме порядка 600 млрд долл.

По вопросу о том, насколько упомянутые выше оценки справедливы и соответствуют нормам ВТО, между экспертами ЕС и Китая идёт длительная (и пока бесплодная) дискуссия. Отметим лишь, что отсутствие у КНР MES, под который она обязалась перестроить свою экономику спустя 15 лет после вступления в ВТО (то есть к концу 2016 г.), резко упрощает борьбу европейцев с быстро растущим экономическим конкурентом мирового уровня.

И вот теперь, исходя из тех же соображений “самозащиты”, против предоставления Китаю MES выступила американская администрация, глава которой ещё в период предвыборной кампании, назвал огромный дефицит (около 350 млрд долл.) торговли с Китаем в качестве одной из главных внешнеполитических проблем США.

Ожидаемо негативно на упомянутое решение США отреагировали в КНР. Официальный представитель министерства торговли страны заявил о “решительном несогласии” с отказом Вашингтона содействовать получению Китаем MES.

В Пекине отмечают, что это не единственный недружественный шаг США, предпринятый практически сразу после (внешне успешного) визита американского президента в Китай. Указывается, например, на опубликованный 15 ноября очередной ежегодный доклад Комиссии конгресса по американо-китайским отношениям в сферах экономики и безопасности. В этом документе затрагиваются, в частности, такие крайне чувствительные для Пекина темы, как формат его управления Гонконгом (в 1997 г. возвращённого Великобританией под китайскую юрисдикцию) и тайваньская проблема. Относительно Гонконга предлагается активизировать закон 1992 г., которым сфера торгово-экономических отношений и после 1997 г. рассматривается “отдельно от Китая”. С Тайванем же рекомендуется возобновить двусторонние военные учения.

В Пекине обратили также внимание на предложение авторов доклада расширить масштабы “наблюдения” за китайскими инвестициями в “ключевые” сектора американской экономики, а также придать статус “иностранного агента” государственным СМИ КНР, аккредитованным в США.

Настороженно в Китае отнеслись и к прошедшему в палате представителей Конгресса проекту налогового кодекса, который должен заменить аналогичный документ 1986 г. Новый закон о налогах вписывается в общий тренд новой администрации, направленный на повышение конкурентоспособности продукции американских компаний и создание дополнительных рабочих мест в США. Что, по мнению китайских экспертов, может стать “серьёзным испытанием” для компаний КНР, оперирующих на американском рынке.

В целом же в Китае полагают, что обозначившееся на последних форумах в Дананге и Маниле стремление США укрепить позиции в регионе Индийского и Тихого океанов (РИТО), имеет чёткую антикитайскую ориентацию с целью, в частности, установить барьеры на пути реализации концепции возрождения ВШП.

Указывается, однако, что нынешние США уже не обладают прежним потенциалом почти абсолютного влияния не только на мировую ситуацию, но даже на ближайших союзников. И для таких выводов есть веские основания.

Из них едва ли не самым веским становится всё более очевидное стремление Японии к понижению уровня политической напряжённости в отношениях с КНР и возрастание интереса к ВШП. По мнению японской газеты Mainichi Shimbun, об этом свидетельствуют как тёплая встреча, состоявшаяся в Дананге между Синдзо Абэ и Си Цзиньпином, так и поступающие из правительства сигналы в адрес могущественной федерации бизнеса “Кэйданрен” об изучении вопроса на тему присоединения японских компаний к тем или иным проектам в рамках ВШП.

В конце ноября с. г. делегация из 250 представителей “Кэйданрен” сопровождала министра иностранных дел Т. Коно в его поездке в Пекин, где её принял премьер-министр КНР Ли Кэцян.

Можно ожидать усиления интереса Японии к ВШП на фоне неудачи последнего саммита участников проекта “ТТП без США”, торпедированного в последний момент канадским премьер-министром Дж. Трюдо.

3 декабря Дж. Трюдо прибыл в Пекин с официальным пятидневным визитом, главной целью которого является ускорение давно идущего переговорного процесса на тему заключения Соглашения о свободной торговле с КНР. Фоном для этой поездки служат проблемы с переформатированием Североамериканского соглашения о свободной торговле (North American Free Trade Agreement, NAFTA), участниками которого, наряду с Канадой, являются США и Мексика.

Американская поддержка европейцев в их отказе в получении экономикой КНР “рыночного” статуса, несомненно, станет серьёзным препятствием дальнейшему расширению китайского присутствия на рынках ЕС и США.

Но Китай уже достиг такого уровня развития, который позволяет ему выстраивать альтернативные конфигурации экономического сотрудничества. В том числе с участием ближайших союзников США.

Для развития ситуации в РИТО это крайне важный тренд, направленность которого носит прямо противоположный характер американским попыткам реанимации антикитайской “Инициативы 4-х”.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×