13.12.2017 Автор: Петр Львов

Визит президента В. Путина в Сирию и Египет

562421212

11 – 12 декабря президент России В.Путин провел блиц-визит на Ближний Восток, менее чем за сутки посетив Сирию (база российских ВКС Хмеймим), Египет и Турцию, проведя везде полноценные беседы с главами этих государств, а в Египте и Турции – продолжительные полномасштабные переговоры на уровне делегаций с самым широким представительством экономических ведомств и бизнес-кругов, руководства МИДов и Минобороны. Это было ясно и по составу российской делегации, куда вошли министр иностранных дел С.Лавров, министр обороны С.Шойгу, несколько министров экономического профиля, руководители крупных госкорпораций, включая «Ростехнологии», «Росатом» и «Газпром».

В Сирии В.Путин не только поблагодарил российских военных за успешное выполнение задачи по уничтожению ДАИШ, подтвердив намерение РФ существенно сократить свое военное присутствие в САР, но и субстантивно побеседовал с президентом Б.Асадом по вопросу политического урегулирования сирийской проблемы. Ведь с разгромом ДАИШ война в этой стране не закончилась, и нужно организовать межсирийский диалог правительства в Дамаске с представителями объединенной оппозиции. Однако это не так просто, учитывая непримиримый настрой оппозиции в отношении вопроса о судьбе Б.Асада и ее предварительное условие – сначала «Асад должен уйти». Но тут возникает законный вопрос – а почему? Ведь именно армия президента САР при поддержке внешних союзников в лице России и Ирана смогла покончить с ДАИШ и сохранить суверенитет страны, несмотря на попытки некоторых международных и региональных сил поделить ее на анклавы и квазигосударства, типа суннитского, шиито-алавитского, туркоманского, курдского, этно-религиозных меньшинств и т.д. Именно поэтому В.Путин и Б.Асад договорились совместно с Анкарой и Тегераном продолжить усилия по проведению в Сочи в феврале 2018 года Конгресса по внутрисирийскому примирению, а также обсудили вопросы, связанные с восстановлением разрушенной инфраструктуры и экономики САР.

Поездка в Каир имела совершенно четкие приоритеты: торгово-экономические отношения, туризм, ВТС, военное сотрудничество и палестинская проблема в свете недавнего решения президента США Д.Трампа перенести посольство США из Тель-Авива в Иерусалим, признав этот город столицей Израиля.

Экономическая ситуация в АРЕ весьма сложная и усугубляется внутренними проблемами, связанными с активизацией террористических организаций, прежде всего на Синае и в зоне Суэцкого канала, а также сохранением и ростом влияния «Братьев-мусульман», за которыми стоит ваххабитский Катар. Для Египта крайне важно возобновление туристического потока, чтобы поддержать находящуюся практически в «коме» египетскую экономику. Москва имеет возможность использовать этот фактор для получения от Каира того, что нужно России, но трудно сказать, пойдет ли Египет на сделку по целому ряду вопросов, включая возможность разрешить использовать египетские порты, например Мерса-Матрух в 110 км от границы с Ливией, для базирования кораблей ВМС РФ в Средиземном море, а также создать базу ВВС на египетской территории, о чем уже многократно говорилось без конкретики с обеих сторон. Кроме того, для РФ крайне важно использовать АРЕ в качестве стартовой площадки для возвращения в Ливию, что невозможно без оказания войскам армии маршала Хафтара военной и военно-технической помощи, предоставления ему кредитов, строительства каких-нибудь важных инфраструктурных объектов и т.д.

А возобновление туристического потока в Египет, невозможное без возобновления воздушного сообщения между РФ и АРЕ, включая чартерные рейсы в Шарм аш-Шейх и Хургаду, способные принести египетской казне миллиарды долларов, те же кредиты и проекты инфраструктуры, строительство АЭС и сборочных цехов – это то, что может дать Москва. А главным «призом» для Москвы должна стать полноценная и многопрофильная военная база, максимально приближенная к будущему театру военных действий в Ливии. Имеющая, как и в Сирии, выход к морю и обладающая более-менее пригодной для базирования авиакрыла площадкой. Собственно, по последствиям переговоров и можно будет судить — на какой стадии находится подготовка к сражению за Ливию, которую у РФ отобрали США, НАТО и Катар, развязав там войну в 2011 году и убив законного лидера М.Каддафи. Тогда Россия потеряла не менее 25 млрд.долл в виде сорванных и нереализованных контрактов по линии «Газпрома», РЖД, «Рособоронэкспорта».

О достигнутой по всем этим вопросам договоренности пока говорить рано. В.Путин заявил, что Россия готова открыть сообщение с Египтом, но российский министр транспорта уточнил, что «это в первую очередь зависит от египетской стороны». Однако, хотя именно Египет прежде всего заинтересован в российском туристическом потоке, проблема, в общем-то, осталась на прежнем уровне. «Высокие договаривающиеся стороны» прекрасно знают, кто и зачем взорвал российский самолет над Синаем — террористическая организация местных исламистских радикалов, финансируемая Катаром.

Египет должен пройти по тонкой линии, с одной стороны которой — интересы Москвы в Ливии и, соответственно, открытие туристического потока из России, с другой — интересы более важного союзника Египта — Саудовской Аравии, которая финансирует режим А.Сиси, позволяя ему держаться на плаву перед угрозой очередного прихода к власти «Братьев-мусульман», связанных с Катаром, и она совершенно точно не в восторге от прихода РФ в еще одну точку региона, тем более в наиболее крупную страну арабского мира. Правда, у саудитов могут быть и положительные соображения на этот счет: в Ливии сильны позиции Катара, который там серьезно подвинули, но все-таки не до конца. Нельзя забывать, что «все, что плохо для Катара, хорошо для Саудовской Аравии», при этом между Москвой и Дохой отношения теперь будут если не ухудшаться, то точно не улучшатся. Первым звонком стала странная сделка с акциями «Роснефти», которые вначале отдали Катару, причем практически бесплатно, а затем их передали китайцам. Второй звонок прозвенел в момент начала блокады Катара арабскими странами, когда за него заступилась Турция, но Россия категорически дистанцировалась от происходящего, несмотря на личные встречи на самых высоких уровнях.

Если Саудовская Аравия получит гарантии, что Москва в ливийской кампании не будет действовать против интересов Королевства, а наоборот, выполнит часть работы за него, то вопрос может быть снят. Не до конца, понятно, так как саудиты уже научены сирийским опытом, где Москва весьма жестко опрокинула все саудовские надежды и сразу же пошла воевать с саудовскими «протеже» на севере Сирии. Турки тогда даже были вынуждены сбивать российский истребитель, а саудиты пошли более затратным, но не менее эффективным путем, демонстративно собрав в начале 2016 года колоссальные силы на севере Саудовской Аравии, угрожая вторжением в Сирию. Тогда всё вроде бы обошлось, «попугали и разошлись».

В общем, пока итоги поездки Путина в Египет нельзя назвать однозначными. Египтяне, очевидно, взяли паузу для окончательного ответа и согласований с другими своими партнерами, поэтому и с российской стороны нет окончательного решения по ключевому маркерному вопросу о возобновлении туристического сообщения. Обещания — есть, но решения пока нет. Видимо, все будет ясно, скорее всего, уже после Нового года.

Еще одной из тем переговоров Путина в Египте мог быть и вопрос беспрепятственного пропуска российских транспортных кораблей через Суэцкий канал для снабжения будущей военной базы РФ в Судане. По ряду сообщений, военные уже провели разведку местности и предоставили свои соображения по поводу размещения ее вблизи Порт-Судана — важнейшего портового сооружения страны. Параметры базы пока неизвестны, но она очевидно должна иметь возможность разместить авиацию. Проблема в том, что расстояния от Порт-Судана до возможных конфликтных территорий — в Ливии и самом Судане – значительны: 1300 километров до границы с Южным Суданом и две с лишним тысячи километров до Ливии — это за пределами действия авиации, которая была задействована в Сирии. Здесь можно размещать только дальнюю авиацию России. Саудовская Аравия уже дала свое согласие на размещение российской базы, поэтому ясно, что она не предполагает действий против интересов саудитов, а значит, и США. Причем саудиты обладают в непосредственной близости целым комплексом военных аэродромов (один из них — прямо напротив Порт-Судана в Джидде), чтобы гарантировать себя от любого иностранного военного присутствия в Судане. На Красном море такая база может угрожать только Катару и его газовозам, других противников у Саудовской Аравии здесь нет. В случае выдвижения мест базирования российских военных такая база в Порт-Судане выглядит вполне логичной: ее можно делать стационарной, остальные — по мере необходимости. Правда, с территории Судана действовать в Ливии непросто: любая база, придвинутая к ливийской границе, попадает в район Дарфура или неподалеку от него, где продолжаются вялотекущие боевые действия с местными партизанами.

Что же касается политической части переговоров, то она прошла успешно, учитывая, что между Москвой и Каиром нет разногласий ни по палестинской проблеме, ни по Сирии. Подтверждена приверженность резолюциям СБ ООН по Палестине и Иерусалиму. Для А.Сиси это особенно важно, учитывая, что «египетская улица» может в любой момент по призыву исламистов начать массовые акции протестов против США и Израиля, а в реалии – против египетского режима. И тут уже не спасут саудовские деньги. А для РФ визит президента РФ в АРЕ был весьма успешным, подтвердив стремление Москвы остаться в регионе и после ухода из Сирии.

Петр Львов, доктор политических наук, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×