12.12.2017 Автор: Погос Анастасов

Качественные сдвиги ситуации на Ближнем Востоке

2211

Неделя с 4 по 10 декабря 2017 года многое поменяла на Ближнем Востоке. Произошла целая череда как неожиданных, так и давно вызревавших событий, которые поставили в тупик многих аналитиков и экспертов.

Судите сами: с разницей в несколько дней случились внешне никак не связанные, но, по сути, глубоко влияющие на положение дел в одном регионе события: гибель 4 декабря бывшего президента Йемена А.Салеха, объявление Д.Трампом 6 декабря решения о переносе посольства США в Израиле в Иерусалим, объявление с разрывом в несколько дней в России и Ираке о победе над ДАИШ, а также судьбоносное заседание 5 декабря глав (реально – министров) Совета сотрудничества арабских государств Персидского Залива, на котором, по сути дела, был признан его раскол и оформлен новый союз в сфере экономики и безопасности между Саудовской Аравией и ОАЭ.

Попытки свести воедино эти разнонаправленные и разноуровневые события пока не увенчались успехом. Авторы глубокомысленных статей на этот счет либо пытались их ранжировать по важности, либо выдать некие мифологические схемы в духе «конца истории», «последней битвы добра и зла», сражения накануне Армагеддона и снятия последних преград на пути строительства Третьего Храма.

Однако, как представляется, если не идти по пути мистики и мрачных масонских символов, то надо признать, что в этот период произошел действительно качественный сдвиг в региональной ситуации, который несет в себе как перспективу скатывания к дальнейшей деградации, так и продвижения к новой структуре взаимодействия различных сил в регионе с выходом на новую стабильность.

К событиям явно разрушительного порядка стоит отнести гибель 4 декабря правившего без малого сорок лет Йеменом (когда – формально, когда – неформально) блестящего тактика и прозорливого политика Али Абдаллы Салеха. Его многолетний танец на пылающих углях межплеменных и межконфессиональных отношений (на Востоке говорят – «на змеиных головах») закончился снайперским выстрелом в голову вождя то ли со стороны хуситов, то ли их иранских покровителей, испугавшихся намерения йеменского лидера разорвать противоестественный (но на определенном этапе оказавшийся неизбежным) союз с зейдитами и нормализовать отношения с Саудовской Аравией.

Объективно этот удар не только ввергает Йемен в новый виток войны «всех против всех», отдаляет перспективу восстановления гражданского мира в стране, но и резко уменьшает шансы на то, что Саудовской Аравии и ее союзникам, прежде всего ОАЭ, удастся быстро завершить эту бесславную войну и консолидацию государств Персидского Залива вокруг Эр-Рияда для более эффективного противостояния усиливающемуся Тегерану. В Иране этому развороту не могут не аплодировать.

Конечно, как считают некоторые квалифицированные эксперты, в стратегическом плане Эр-Рияд, может быть, и выигрывает от смерти А.Салеха, поскольку хуситы теперь изолированы и им не на кого опереться. Поэтому они скоро потерпят поражение. Но в этом прогнозе слишком много «если». Так может произойти, если сын А.Салеха Ахмед сможет восстановить контроль над партией отца (ВНК), если он объединится с нынешним законным президентом А.Хади, если удастся «встроить» в эту коалицию братьев-мусульман из «Ансар Алла» (против этого категорически выступает ОАЭ), если удастся отсечь и изолировать окопавшихся на юге страны аль-каидовцев и даишевцев. И таких «если» очень много. Так что победа антихуситской коалиции в Йемене и в случае поражения хуситов, надолго оставит Йемен в весьма неопределенном состоянии. Окончательная победа «сил добра» даже при благоприятном течении событий может быть отнесена в неопределенное будущее.

Скорее всего, в этом же ключе, то есть отдаления перспективы создания единого суннитского антииранского фронта, следует рассматривать и итоги «саммита» ССАГПЗ 5 декабря (он шел всего один день вместо двух запланированных, а из глав государств на нем был только эмир Катара Тамим). Вместо преодоления разногласий между членами этого объединения и прекращения тянущегося с июня противостояния с Дохой, произошло прямо противоположное: разногласия с Катаром так и не были преодолены, а из-за опасения Кувейта и Омана оказаться в одном антииранском окопе с саудитами, фактически ССАГПЗ, до этого расколотый на две части (Катар и все остальные), теперь разъехался по еще одному шву, оставив по одну сторону КСА и ОАЭ и по другую — остальных его членов.

Итак, мы можем говорить о наступившей наконец ясности на Аравийском полуострове: антииранский альянс здесь во главе с КСА, вдохновляемый наследным принцем КСА Мухаммедом бен Сальманом, не состоялся. Он вынужден довольствоваться союзом со своим «братом», тоже Мухаммедом, наследным принцем ОАЭ и рассчитывать только на него. Хватит ли этого, чтобы сломить сопротивление хуситов и Катара? Теперь сомнений в этом стало только еще больше.

Теперь рассмотрим два других события – победу над ДАИШ в Сирии и Ираке, которая уже объявлена Россией и Ираком, и, по факту, действительно близка, несмотря на скрытое, а иногда и открытое противодействие США. В региональном разрезе эта победа (под ней понимается прекращение существования ДАИШ как организованной военной силы, но не возможной партизанской войны) вкупе с несостоявшимся проектом создания независимого Курдистана опять-таки означает усиление Ирана и устранение препятствий на пути замыкания «шиитской дуги» Тегеран-Багдад-Сирия-Ливан. Это – явное поражение Израиля и США с их планами фрагментации Ближнего Востока, которые стали реализовываться с началом агрессии против Ирака в 2003 году и окончательно проявились с началом «арабской весны» в 2011 году.

Таким образом, после этой бурной декабрьской недели становится ясно, что условия для предрекаемой многими экспертами войны против Ирана с учетом поражения ДАИШ, раскола ССАГПЗ и утвердившегося хаоса в Йемене, только ухудшились. Собственно, ее некому развязывать… Тель-Авиву и Эр-Рияду остается только уповать на то, что удастся подтолкнуть к ней сами США. Но те слишком поглощены конфликтом с КНДР и не способны сосредоточить необходимые для войны силы против столь грозного противника, каковым является Иран. Да и сама стратегия Вашингтона последних лет – Leading from behind – противоречит этому желанию «вместе тонущих» Израиля и КСА.

Тогда куда же вписать еще один элемент пазла – признание Д.Трампом 6 декабря Иерусалима столицей Израиля? Да, собственно говоря, туда же, куда и все предыдущие его компоненты, роковым образом сошедшиеся на прошлой неделе. А именно — в колонку факторов, усиливающих позиции Тегерана. Как известно, Иран решительно выступил против этого решения, равно как и его союзники в регионе, а именно – Хизбалла. Если до объявления Д.Трампом своего решения нападение Израиля на эту шиитскую силу можно было списать на борьбу с иранской агентурой в регионе, то теперь эта ливанская партия и ее вооруженные силы вновь выглядят не «защитниками кровавого режима Б.Асада», как об этом в последние годы по поводу и без повода говорили в Эр-Рияде и Тель-Авиве, а борцами за освобождение оккупированного Иерусалима. Причем, поскольку сами арабы на состоявшемся 9 декабря чрезвычайном заседании Лиги арабских государств volens nolens осудили решение нынешней американской администрации, теперь им будет намного сложнее записывать Хизбаллу в террористы, как того желают аравийские монархии, особенно, если Израиль решится на крупномасштабное вторжение в Ливан и сухопутную военную операцию против Хизбаллы. Поэтому удары по позициям Хизбаллы в Сирии со стороны израильских ВВС выглядят сейчас скорее проявлением слабости, чем силы…

Критики скажут: но ведь Израиль одержал фантастическую победу, поскольку решение Д.Трампа разрушает длительное время существовавший консенсус непризнания международным сообществом Иерусалима как столицы Израиля. Однако это поверхностное суждение. Во-первых, консенсус первой нарушила Москва, признав Западный Иерусалим столицей Израиля еще в апреле. Так что благодарить Тель-Авиву надо скорее российское руководство, например, признав права России на собственность РДМ и ИППО, а также Российской империи в Изариле. Во-вторых, решение Д.Трампа снова половинчатое – он не признал Иерусалим как единую и неделимую столицу Израиля, а границы города, если судить по его заявлению, должны определяться в ходе прямых палестино-израильских переговоров. Да и перенос посольства отложен на несколько лет. Так что на деле мало что изменилось. Зато Тегеран получил отличный пропагандистский козырь, да еще в такой уникальный момент, когда антииранский альянс суннитов затрещал по швам, а ДАИШ оказалась на грани краха!

Подводя итог этой бурной недели на Ближнем Востоке, можно сказать, что картина на этой большой шахматной доске прояснилась: Иран за нее значительно усилился, как в результате собственных действий, так и неудачных шагов своих геополитических противников, а также благоприятно складывающихся для него обстоятельств.

Это не значит, что в этой сложной шахматной партии игроками сделаны все ходы, но она, похоже, переходит в эндшпиль….

Погос Анастасов, политолог, востоковед, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×