10.12.2017 Автор: Александр Орлов

События в Йемене: новый предлог для конфликта с Ираном?

H56324234

4 декабря в Йемене был убит бывший президент ЙР А.Салех, который, несмотря ни на что, продолжал оставаться ее наиболее влиятельным политическим лидером. Как стало известно, он был застрелен в одной из своих резиденций, а потом его тело вывезено за город, чтобы показать, что «предатель» был убит при «попытке к бегству». По сообщениям СМИ, а также самих йеменских источников, он застрелен снайпером – хуситом.

Это совсем не похоже на почерк шиитского повстанческого движения во главе с Хути. Скорее напоминает о почерке наемного убийцы, где заказчиком выступает внешняя сила. И еще: убийство Салеха выгодно Саудовской Аравии и Израилю, которые видели в хусито-салеховской коалиции оплот для иранского присутствия на юге Аравии. Эти две страны давно ищут предлог для оправдания ударов по иранским позициям в Сирии и ядерным объектам на территории ИРИ. Вариант с якобы бегством в КСА ливанского премьер-министра С.Харири в КСА из боязни быть убитым «Хезболлой» и иранцами не сработал. Нужен был новый предлог. И именно там, где есть иранское присутствие.

Не случайно, как стало известно ряду источников, после возвращения С.Харири в Бейрут, состоялись тайные контакты израильских и саудовских спецслужб. И там обсуждался главный вопрос: что делать с Ираном. Видимо, не случайно 5 декабря ВВС аравийской коалиции разбомбили комплекс зданий президентского дворца и несколько важных правительственных зданий, которые не трогали во время всех предыдущих налетов за два года агрессии в Йемене. Видимо, тем самым хотели продемонстрировать, что прежнего Йемена больше нет, а война теперь идет исключительно против шиитских повстанцев и их иранских покровителей. И тем самым загасить волну протестов в мире против варварских бомбардировок городских кварталов, где проживают мирные жители.

Теперь все ожидают, что произойдет после убийства А.Салеха. Чтобы это понять, надо вернуться немного назад – к внутриполитическим причинам йеменской войны и проанализировать факторы вмешательства в йеменскую войну внешних игроков, прежде всего Саудовской Аравии и Ирана.

Проблема Йемена, причем критическая, — очень серьезный разрыв в развитии между индустриальным югом (на котором живет приблизительно 20% всего населения) и архаичным севером. Разрыв так и не был преодолен. Мало того: «арабская весна» застала страну на переходном периоде. Это всегда самый опасный период в развитии. Не трудно понять, почему «арабская весна» в Йемене практически сразу перешла от стадии социальных протестов городского населения к меж-, внутри-племенным и клановым конфликтам. В таких условиях Йемен в считанные месяцы вернулся к наиболее устойчивому своему положению более архаичной фазы развития — Юг и Север. Хуситы с их архаикой, а также племенные шейхи (в первую очередь объединения Хашид) быстро вошли в новую старую реальность и перевели конфликт в стадию гражданской войны. Салех в этой ситуации повел себе предельно разумно. Союз с хуситами был логичен в том плане, что позволял Салеху хоть как-то контролировать наиболее архаичную силу Йемена, и, откровенно говоря, не будь фактора внешнего вмешательства, такой опытный политик вполне был способен «вырулить» на относительно приемлемую формулу внутреннего согласия. Другого по своему авторитету человека сегодня в Йемене нет.

Убийство Салеха загадочно во всех смыслах. Никакой внутренней логики в нем нет. Ансар Алла без Салеха не имеет никаких перспектив — ни в военном отношении, ни тем более в политическом. Теперь у них есть только один шанс, как у ДАИШ — чем хуже, тем лучше. Только полная деструкция и демонтаж Йемена позволит им рассчитывать на политический результат.

Кто именно стоит за этим убийством, сказать сложно. И Иран, и саудиты могут в определенном смысле попытаться комбинировать, исходя из резкого ожесточения внутрийеменского конфликта. Это могут быть и другие внешние игроки. Например, Израиль, которому выгодно ослабление хуситов, а, следовательно, и иранского присутствия в ЙР. Внутренних причин для ликвидации Салеха нет, разве что у кого-то совсем «отъехала крыша».

Убийство Али Абдаллы Салеха при всей его знаковости мало что меняет в сложившемся на сегодняшний момент йеменском раскладе. Разве что повышает шансы формального президента Мансура Хади на новый срок — хотя речь пока может идти о том, что его президентство будет, как и первый раз — просто периодом новых согласований внутри йеменских элит. Хуситы от убийста Салеха выиграли тактически, но в целом поставили себя вне любых возможных договоренностей. С Салехом у них был шанс на политический результат, в одиночку они просто повторят свой собственный опыт нулевых, когда их восстание было мучительно, но все-таки задавлено. Даже «предательство» Салеха, когда он ощутимо качнулся в сторону Саудовской Аравии, оставляло для Ансар Алла довольно широкую дорогу для согласований своих интересов. Теперь – нет, поскольку даже северяне будут вынуждены объединяться с южанами, чтобы решить проблему Хути по возможности раз и навсегда.

Иран никак не может стоять за убийством Салеха, поскольку выигрыш для Тегерана от его смерти минимален, а вот проблемами теперь будет больше. Катару, к примеру, не простили организации убийства Каддафи руками мисуратских боевиков. Ливийский лидер был эксцентричен и не устраивал на Ближнем Востоке почти никого, но он был шейхом из числа высшей знати, а потому за его убийство нужно было отвечать. Эмир Катара Хамад по совокупности созданных им проблем через полтора года был отстранен от власти. Салех в ближневосточной табели о рангах стоит даже выше Каддафи, так что отвечать за него придется. Возможно, даже очень симметрично.

Теперь сценарий йеменского конфликта получил резкий толчок и будет интенсифицирован. Вся йеменская элита будет вынуждена объединяться — не за, а скорее, против клана Аль-Хути. По той же причине теперь Йемен закрыт для Ирана — любые связи с Тегераном становятся запретными. Саудовская Аравия и ЛАГ получают в Йемене карт-бланш, хотя он будет скорее ограничен противостоянием с Ираном — к внутрийеменским разборкам саудитов и шейхов ОАЭ, которые командуют коалиционными войсками, все равно не допустят. Собственно, саудитам это и не нужно, они своего добились. Развалена коалиция хуситов с партией Салеха в лице ВНК, что играет против Тегерана. Иранцы не могли не понимать, чем для них обернется такое мероприятие.

Но дело сделано, теперь на Иран повесили всех собак, и вопрос лишь в том, на что готовы пойти аравийские монархии (в союзе с Израилем) в отношении Ирана. Подавление восстания хуситов теперь, по всей видимости, вопрос времени. Клан Салеха — эксклюзивный поставщик оружия для восставших, поэтому теперь этот канал перекрыт. На трофеях какое-то время воевать можно, но в случае обострения обстановки они быстро закончатся. Так же сложности у хуситов теперь ожидаются и в финансовом отношении. Единственное, что останется сделать коалиции — перекрыть главный порт восставших в Ходейде, чтобы плотно замкнуть кольцо блокады. Это непросто, но вполне по силам королевским ВМС КСА, а чисто символический флот хуситов, составлявший основу снабжения, перегружая грузы с проходящих кораблей, ничем не отличается от сомалийских пиратов, борьба с которыми удалась, причем в довольно короткие сроки.

Вряд ли йеменский конфликт будет погашен в короткие сроки даже в сложившейся ситуации, однако создание внешнего и внутреннего объединенного фронта против Ансар Алла делает ее стратегические перспективы безнадежными. Йеменская элита, после подавления восстания хуситов, снова схлестнется в борьбе, но теперь все стороны этого конфликта будут искать арбитраж в одном-единственном месте — Саудовской Аравии. Иран из событий будут исключать все их участники. Главой клана Салеха становится сын Али Абдаллы — Ахмет. Стратегическая задача клана — возвращение к власти в едином Йемене — остается прежней, смерть А. Салеха на эту цель никакого влияния не оказывает.

Уже приходят сообщения о том, что сын Али Абдаллы Салеха — Ахмет выдвинул части Республиканской гвардии на север страны и направляется к Марибу. По всей видимости, армия и гвардия чуть ли не впервые с 2011 года, когда генерал Али Мохсен поднял мятеж против тогда еще президента Салеха, будут действовать под единым командованием. Формальным главкомом является, конечно, Мансур Хади, но скорее всего, военное командование будет осуществляться своеобразной «шурой» (советом), где лидеры кланов Салеха и Мохсен, которые и контролируют практически все вооруженные силы страны, будут принимать совместные решения. Фактически на глазах происходит объединение бывших противников против Ансар Алла. По всей видимости, события примут формат начала нулевых годов, когда хуситов загнали в горы, где и задавили в конечном итоге. Пока же на первом плане стоит освобождение Саны.

Йеменские политики делают все более жесткие заявления в адрес Ирана, но пока Иран никак не комментирует происходящее.

Еще один момент касается контроля над территорией ЙР. Теперь все мгновенно устарело, так как территория, формально относимая к коалиции Салеха и Ансар Алла, дробится. Южная часть территории, которая ранее относилась к альянсу Салеха и Хути, теперь перестает быть таковой. Хуситы контролируют часть побережья и северные районы. Фактически даже Сана, которую захватили хуситы, контролируется ими лишь частично. Остается ждать, что будет делать дальше Саудовская Аравия для консолидации союзников на антииранской платформе, и используя в своих интересах крайнюю враждебность Израиля и США по отношению к Тегерану. В любом случае, ситуация крайне опасная.

После развала коалиции Салех-Хути прежние «карты» раздела территории Йемена потеряли свою актуальность. Более-менее адекватным теперь можно считать следующее представление о происходящем. Эта «карта» тоже, конечно, во многом условна, однако позволяет примерно понять текущую ситуацию. Юг с центром в Адене – зона контроля коалиции и А.Хади, Север с центром в Сааде — это территория клана Аль-Хути, центр и восток — зона, оспариваемая Салехом (теперь его сыном Ахметом) и хуситами. На ней и развернется основная борьба. Фактически Йемен из страны, традиционно поделенной между двумя столицами — южной Аденом и северной Саной — превращается в страну трех столиц, к которым добавляется и Саада. Возможно, что Саада станет предметом спора в будущем, но пока южане и северяне будут освобождать северную столицу Сану и территорию Северного Йемена. Так что основные сражения еще впереди.

Александр Орлов, политолог, эксперт-востоковед, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×