04.12.2017 Автор: Владимир Терехов

В Дананге обсуждалась судьба ТТП

T342342

Среди наиболее заметных событий, свершившихся на полях очередного саммита АТЭС, прошедшего 10-11 ноября с. г. во вьетнамском городе Дананг, наибольший интерес представляют мероприятия на министерском и, затем, на высшем уровне стран-участниц Транстихоокеанского партнёрства. Ибо дальнейшая судьба ТТП входит в список важнейших факторов, которые определяют характер происходящего сейчас переформатирования глобальной политической карты.

Этот список можно ограничить несколькими главными трендами внутри как нескольких ведущих мировых игроков, так и (тоже нескольких) политико-геометрических конфигураций с решающим участием тех же игроков.

В качестве таковой конфигурации выступает, в частности, ТТП. Что вообще не вызывало никаких сомнений, когда участником (и главной движущей силой) проекта являлся мировой лидер США. Хотя бы потому, что на ТТП с американским участием приходилось бы порядка 40% мирового ВВП.

Но и после вывода США нынешним американским президентом из проекта, оставшиеся 11 участников производят весьма солидные 27% мирового ВВП. Это почти равно производительности крайне примечательной во всех (то есть не только экономических) аспектах конфигурации “ЕС-Япония”, наметившейся в середине лета с. г., когда Токио и Брюссель договорились о создании совместной ЗСТ.

Теперь остывающий труп ТТП пытается оживить Япония. Именно её министры и сам премьер-министр Синдзо Абэ выступали в Дананге в роли воскресителей проекта. И указанное “воскрешение” почти состоялось бы, если бы не “слабина”, которую дала Канада.

В ходе нескольких раундов предварительных переговоров на уровне ответственных представителей и министров 11-и участников ТТП было решено не вносить никаких изменений в документ, окончательно согласованный в феврале 2016 г. (то есть ещё при участии Вашингтона), но “замораживалось” действие нескольких десятков пунктов “вплоть до возвращения” в проект США.

И даже этот документ отказалась подписывать Канада. Насколько можно понять, в самый последний момент и совершенно неожиданно для всех других 10-ти участников заседания в Дананге.

Утром 10 ноября министр торговли Вьетнама (на правах страны-хозяйки встречи) объявил о достижении “фундаментального соглашения” по проекту ТТП, английская аббревиатура которого приобрела две дополнительные буквы C (Comprehensive), а также P (Progressive) и выглядит теперь как CPTPP. Часом ранее в том же духе высказался канадский министр торговли Франсуа-П. Шампань.

Однако уже спустя несколько часов премьер-министр Канады Джастин Трюдо заявил, что потребуется провести ещё некоторый объём работ для достижения “окончательного соглашения”. Таким образом, пока на мировой политической арене не появилось никакого ТТП – ни “всеобъемлющего”, ни “прогрессивного”.

Комментаторы неожиданного канадского “торможения” достаточно определённо связывают его с трудно идущими сейчас переговорами на тему переформатирования Североамериканского соглашения о свободной торговле (North American Free Trade Agreement, NAFTA), в который наряду с Мексикой и США входит та же Канада. По требованию Д. Трампа этот процесс был запущен летом с. г., а его ход ранее обсуждался в НВО.

Напомним, что в Дананге находился и американский президент, от которого, не исключено, Дж. Трюдо мог услышать некий “дружеский совет” на тему ТТП.

Пока трудно в более или менее точных выражениях охарактеризовать как не подписанный Канадой документ, так и состояние, в котором оказался проект ТТП в целом. Как всегда, на помощь приходят художественные образы.

На картинке-иллюстрации из китайской газеты Global Times изображается портик, поддерживаемый с одной стороны тремя каменными колоннами с буквами, образующими английскую аббревиатуру TPP (Trans-Pacific Partnership). Другая сторона портика подпирается двумя хлипкими жердями (видимо, впопыхах срубленными), которые обозначены теми самыми новыми буквами C и P. Ранее стоявшую на их месте мощную колонну бодрым шагом уносит американский орёл.

Сложно что-нибудь возразить автору картинки, который, видимо, хотел сказать, что перспектива ТТП остаётся неясной и даже сомнительной, а от ожиданий возвращения в проект США следует отказаться.

Тем временем обратила на себя внимание неожиданно тёплая встреча на полях АТЭС С. Абэ с китайским лидером Си Цзиньпином.

Слово “неожиданно” означает, что, несмотря на возобновившиеся в последнее время двусторонние контакты с участием видных отставных политиков, парламентариев, бизнесменов, сохраняющаяся общая обстановка взаимной насторожённости не предполагала услышать от председателя Си слова “об успехах последних месяцев” в двусторонних отношениях и даже придании им “нового старта”. С чем полностью согласился С. Абэ.

Если за словами последуют конкретные дела, то это станет одним из немногих крайне важных позитивных трендов нынешней ситуации в АТР.

Его развитию может помешать, в частности, сохраняющееся различие в видении будущей региональной экономической кооперации. Как выше отмечалось, Япония является теперь главным “промоутером” ТТП, который, хоть и реализуется в формате “без США”, но пока сохраняет антикитайскую политическую направленность, заложенную в него ещё Бараком Обамой.

Имея в виду как раз это обстоятельство, китайский лидер в своём выступлении на саммите АТЭС в Дананге высказался против “закрытых” экономических конфигураций в регионе и за более тесную кооперацию между странами, входящими в тот же АТЭС и АСЕАН. Отметим, что обе эти организации включают в себя почти всех (кроме Канады) участников ТТП, а также США.

Таким образом, сам факт, ход, а также итоги проведения в Дананге очередных мероприятий в рамках проекта ТТП новой конфигурации прямо затрагивают различные аспекты политической игры, которая разворачивается в АТР. В свою очередь, характер её развития существенным образом определит и судьбу ТТП.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×