30.11.2017 Автор: Максим Егоров

Горячий ноябрь в Эр-Рияде

043e3ee322d94

Холодный, как никогда, ноябрь в Эр-Рияде выдался политически жарким и обеспечил Саудовской Аравии место на первых полосах мировых СМИ. Точнее, его себе обеспечил наследный принц Мухаммед бен Сальман, который в течение всего месяца вел крайне активную внешнюю и внутреннюю политику.

Знаковым днем стало 4 ноября. В этот день хуситы запустили баллистическую ракету по аэропорту Эр-Рияда, премьер-министр Ливана С.Харири, находясь в саудовской столице, подал в отставку, а 11 принцев, 38 высокопоставленных чиновников и масса других обремененных крупными состояниями лиц (общим числом 208 человек) были арестованы в том же городе по обвинению в коррупции и помещены в «позолоченную клетку» риядского отеля «Ритц-Карлтон», где они находятся до сих пор.

Эти разноплановые события создали некую амальгаму, которая заслонила суть происходящего и заставила поволноваться весь мир, заподозривший, что в королевстве что-то неладно. Цены на нефть тут же поползли вверх, а многие западные компании решили подстраховаться и начали хеджировать риски, выводить свои капиталы из саудовской юрисдикции. Первоначальное мнение аналитиков мировых СМИ состояло в том, что внутриполитическая борьба в королевстве нарастает, ее внутреннее и внешнее положение подает признаки шатаний и разброда, и неизвестно «куда кривая выведет» молодого принца, который якобы незрел, горяч, амбициозен и громоздит одну политическую ошибку за другой.

Однако более внимательное рассмотрение разных аспектов внутренней политической, социальной и экономической жизни страны позволяет выявить другие вектора.

Главный из этих векторов тот, что молодой принц сделал очень сильный ход, запустив антикоррупционную кампанию, под каток которой попали весьма высокопоставленные лица, включая членов королевской семьи.

Конечно, правы те, кто говорит, что эти аресты – отражение внутриполитической борьбы, и в «Ритц Карлтон» свезли тех, кто либо не смог доказать свою политическую благонадежность, либо злоумышлял против молодого принца и был намерен опереться на «обиженных принцев», таких как Мукрин или Мухаммед бен Наиф, чтобы вернуть потерянную власть и позиции. Таких версий на просторах арабского сегмента интернета ходит много. Но если даже авторы этих версий, утверждающих также, что «заговорщиков» Мухаммеду бен Сальману сдал Д.Трамп и ЦРУ, правы, то, по состоянию на конец ноября, следует признать, что молодой принц арестом этих людей практически выиграл борьбу за корону и сегодня Саудовская Аравия стала намного стабильнее, чем это было еще в октябре.

Почему этот вывод следует считать обоснованным? Причин тому несколько. Во-первых, за последние почти три года, начиная с января 2015 года, когда его отец вступил на трон, МБС, как его называют на Западе, блистательно и очень профессионально провел целую серию масштабных перетрясок всего госаппарата страны и выбил из седла основных своих конкурентов. Причем осуществлено это было со знанием дела (чувствовалась мощная направляющая рука его отца, всю жизнь выступавшего, как теперь принято говорить, «модератором» в королевской семье).

Вначале было устранено самое слабое, но и самое опасное с точки зрения прежних законов престолонаследия звено – с поста преемника наследного принца ушел самый молодой сын короля основателя Абдельазиза – Мукрин. Не будучи человеком властным, а скорее бонвиваном, он удовлетворился теми «отступными», которые ему предложил клан Судейри (Мукрин тоже относится к нему). Пост был передан МБС, Затем последовала серия перетрясок в госаппарате, где молодой принц расставил своих людей, в основном технократов-бизнесменов, не имеющих отношения к королевской семье и обязанных своим возвышением не текущей в их жилах королевской крови, а благоволением молодого принца. В королевской канцелярии был создан «малый кабинет» из особо доверенных Мухаммеду лиц. Далее, осенью 2015 года, под контроль молодого принца перешла компания «Сауди Арамко», которая приносит основные доходы королевству (90%). От «руля» даже был отодвинут сводный брат Мухаммеда – Абдельазиз, всегда занимавший ключевые посты в министерстве нефти и минеральных ресурсов.

Во-вторых, оттерев в сторону принца Мукрина, Мухаммед при прямой поддержке отца начал атаку на тогдашнего наследного принца, министра внутренних дел, Мухаммеда бен Наифа. Она долго не давала результатов, принц не брал отступные, уходил от прямого разговора и откровенно тянул время. В его расчеты входило дождаться победы в ноябре 2016 года на выборах в США Х.Клинтон и ее команды, давшей ему (тогда от имени такого же, как она, «демократа» Б.Обамы) гарантии прихода к власти после смерти короля Абдаллы. Эти гарантии давались в ходе визита Мухаммеда бен Наифа в Вашингтон в декабре 2014 года, за несколько недель до смерти тогдашнего монарха. Но судьба распорядилась по-другому: выборы выиграл Д.Трамп, который с первой зарубежной поездкой отправился в Эр-Рияд, где быстро нашел общий язык с молодым принцем. А тот, уловив смену тренда, тут же поддержал настрой нового американского президента на возрождение американской промышленности, подписал с ним кучу военных контрактов на сумму, превышающую 100 млрд долл. Сложились у МБС и контакты с Джаредом Кушнером, который уже три раза приезжал в КСА.

Какие свои чары, кроме военных контрактов, пустил в ход МБС, неизвестно (можно только догадываться), но вскоре стало ясно, что молодой принц для команды Д.Трампа выглядит как партнер предпочтительнее, чем связанный с американским «глубинным государством» Мухаммед бен Наиф.

В результате, образовав при поддержке отца альянс с другими членами клана Судейри, МБС уговорами и угрозами добился того, что Мухаммед бен Наиф ушел в июне этого года с поста наследного принца, передав этот пост принцу Мухаммеду.

В-третьих, разбив поэтапно и поодиночке своих политических соперников, молодой принц уже без особого труда устранил, по сути дела, последнее препятствие на пути к трону – глухую фронду главы Нацгвардии, сына прежнего короля Абдаллы, принца Мутъиба. Надо сказать, что Нацгвардия была создана королем Абдаллой как своя личная преторианская гвардия, которая и обеспечила ему приход к власти в 2005 году. Поддерживающие ее и входящие в ее состав племена были преданы Абдалле и его сыну принцу Мутъибу, который один осмелился держать в своей официальной резиденции портрет своего отца после его кончины.

Но, как и ранее, своим быстрыми и рассчитанными действиями, МБС смог быстро снять Мутъиба с его поста и нейтрализовать шейхов племен, которые его поддерживали. Тут уж он опирался на весь консолилированный после отставок Мукрина и Мухаммеда бен Наифа клан Судейри, который никогда не любил Абдаллу – «выскочку», с их точки зрения из племени Шаммар (оттуда родом его мать).

С учетом этого, даже если ноябрьский заговор ныне арестованных принцев и других лиц имел место, то он не был сильно опасен для Мухаммеда бен Сальмана. А раскрыв его и разыграв партию «антикоррупционной борьбы», он, как представляется, победил дважды, если не трижды. Во-первых, остатки оппозиции арестованы и находятся в его руках. Во-вторых, все они выглядят жалкими коррупционерами, пекущимися о своем кармане и препятствующими прогрессивным преобразованиям принца. В-третьих, он уже выколотил из них 100 млрд долл., фактически покрыв дефицит саудовского бюджета этого года и наверняка выколотит еще. При благоприятном раскладе авуары арестованных лиц передут под контроль государства, то есть его личный контроль, вместе с местами, которые эти люди занимали в Советах управляющих крупнейших финансовых учреждений Запада, что делает МБС самостоятельным и сильным игроком в мировых финансах. Теперь, даже если кто-то в западном финансовом мире и хотел бы «сыграть на понижение» и не допустить запланированное на 2018 год IPO Сауди Арамко на сумму в 200 млрд долл. (а попытки занизить рыночную оценку компании в последнее время предпринимались), то это теперь ему вряд ли удастся.

Таким образом, вопрос вступления уже достаточно могущественного в политическом и финансовом отношении Мухаммеда бен Сальмана на трон теперь стал формальным – только он и его отец теперь выбирают момент для этого события. Есть все основания полагать, что оно произойдет достаточно скоро, возможно, до конца этого года.

Максим Егоров, политический обозреватель по Ближнему Востоку, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×