27.11.2017 Автор: Владимир Одинцов

США и государства Средней Азии

K6756754543253

Вне всякого сомнения, регион постсоветских государств Средней Азии (СА) имеет высокую стратегическую ценность для Соединённых Штатов, как, впрочем, и для Китая, Евросоюза, Турции, а также многих других ведущих мировых игроков. Это объясняется рядом объективных причин.

СА расположена в географическом центре Евразийского материка и протекающие здесь процессы затрагивают интересы основных международных конкурентов США, а также многих крупных региональных держав. Стремясь воздействовать на «болевые точки» региона, Вашингтон активно пытается не только влиять на положение дел в странах Средней Азии, но и своих главных конкурентов, в особенности, на Россию, Китай, Иран. Поэтому главным критерием политики США в этом региона было и еще долго будет ослабление России, Китая и других региональных противников Вашингтона, доминирование среди государств по периметру границ с РФ, не вступая с ней в прямой конфликт.

Чтобы замаскировать свое «присутствие» в Средней Азии, Вашингтон даже готов на время закрыть глаза на все политические изъяны господствующих в регионе «тоталитарных» режимов. Примечательно, что в этом году глава американского Госдепартамента Рекс Тиллерсон даже не стал участвовать в презентации традиционного доклада о состоянии с правами человека в мире, подготовленного его же ведомством, чтобы излишний раз «не раздражать» политиков государств региона. Этот документ, как обычно, изобилует критическими стрелами в адрес всех стран СА, в первую очередь Узбекистана и Киргизии. Такое пренебрежение к положению в них дел с «правами человека» со стороны Белого дома говорит о том, что в регионе США обозначили для себя более существенные стратегические приоритеты, чем судьба там «демократических ценностей».

Что же касается широкой американской общественности, то она весьма мало знает о регионе. В основном по стереотипам, которые тиражируют западная пресса и кино. Американские СМИ используют для республик СА не лишенное сарказма обобщение, и вспоминают о странах региона лишь при появлении «среднеазиатского джихадистского следа» при том или ином теракте. Как, например, это произошло с участием иммигранта из Узбекистана Сайфулло Саипов в теракте в Нью-Йорке 31 октября. Голливуд штампует фильмы все более и более посредственные, наподобие снятой с проката в Казахстане комедии «Борат» (2006 г.), где насмешка над среднеазиатскими народами граничит с их прямым оскорблением.

Но, несмотря на все это, особый интерес к региону в политическом истеблишменте США не уменьшается. Объектом постоянной «заботы» Вашингтона остается, естественно, Таджикистан. Это и понятно: республика имеет самую протяженную границу с Афганистаном, а дисклокацию на территории этой республики 201-й военной базы России в Белом доме рассматривают как непреодолимое препятствие к установлению своего стратегического контроля в регионе. Вот почему Душанбе весьма нелегко уклоняться от назойливых, а порой и «привлекательных предложений о дружбе» со стороны Вашингтона, которые в последнее время особенно старательно втягивают Таджикистан в военно-техническое сотрудничество, в том числе по программам совместных военных маневров. Как известно, недавно были проведены такого рода показательные совместные военные учения, цель которых, по словам представителя посольства США в Душанбе, заключалась — в «расширении координации между силами безопасности США и таджикскими спецслужбами».

С геоэкономической точки зрения Туркменистан является для США не менее важной страной Средней Азии, поскольку обладает, как транзитным потенциалом, так и значительными запасами углеводородов. Поэтому многие американские транснациональные корпорации уже на протяжении многих лет пытаются получить контроль над экономическим пространством страны. Это подтверждает и содержание доклада «Энергия и безопасность» Комитета по внешним связям Сената США, в котором четко прописано требование к Туркменистану изменить внутреннее законодательство и дать прямой доступ транснациональным корпорациям к туркменским месторождениям.

Но американский интерес к Туркменистану не ограничивается экономической сферой и облегчением американским корпорациям доступа к туркменским ресурсам. Он проявляется и в стремлении установить контроль над транзитным потенциалом страны, ослабить влияние России, Ирана и Китая на процессы, происходящие в СА и в вопросах урегулирования конфликта в Афганистане. Так, одним из замыслов Вашингтона является привлечение Ашхабада в качестве посредника в переговорах между властями Афганистана и Талибаном, чтобы не допустить усиления позиций потенциальных соперников США в афганском досье.

С 2002 года между Ашхабадом и Вашингтоном начало действовать соглашение об использовании военно-транспортной авиацией США туркменского воздушного пространства и международного гражданского аэропорта Ашхабада для дозаправки самолетов, перевозящих якобы гуманитарные грузы в Афганистан. Затем последовала просьба от Госдепартамента США предоставить военный аэродром «Ак-Депе» в 15 км к западу Ашхабада, однако Туркменистан отказал, ссылаясь на нейтралитет государства.

В своё время Узбекистан пытался заигрывать с Соединёнными Штатами. Однако после 2005 года, когда американцы попытались устроить цветную революцию в этой стране, заигрывания прекратились.

Опять же и Киргизия пыталась дружить с США, даже разместила американскую базу на своей территории. Однако и эта «дружба» была недолгой. Политическая элита Киргизии сделала выводы из событий нулевых, участии США в цветных революциях, включая «тюльпановую революцию» в Киргизии.

Руководители среднеазиатских государств не хотят быть просто антироссийским тараном в руках США, прекрасно понимая, что Америка далеко, и совершенно не является гарантией того, что они останутся у власти. По сути, у политической элиты этих стран выбор небольшой — либо вести проамериканскую политику, либо разворачиваться в сторону России, либо идти в сторону исламизации.

Вот почему пока у США нет предпосылок для каких-то серьёзных успехов в данном регионе. Тем не менее, американцы будут продолжать пытаться раскачивать ситуацию в Киргизии, приобретать своих агентов влияния в Казахстане, прессинговать режим Рахмона в Таджикистане, требовать сокращения сотрудничества с Россией. Поэтому в ближайшие годы деятельность США в Средней Азии будет в основном ориентирована на местные элиты, в целях выстраивания пула проамериканских чиновников в высших эшелонах власти.

Особенно это касается Казахстана, где в политической элите существует разделение на три условных лагеря: пророссийский, прокитайский и прозападный. Однако, хотя США и будут всячески усиливать прозападный лагерь, в ожидании того момента, когда начнётся борьба за наследство действующего президента Казахстана, влияние России и Китая в этой стране еще долго будет оставаться преимущественным.

Владимир Одинцов, политический обозреватель, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×