24.10.2017 Автор: Владимир Терехов

NAFTA: третий на выход?

341231231

Наиболее очевидным и значимым свидетельством радикальных подвижек в мироустройстве, начавшихся с приходом к власти в США новой администрации, стал фактический развал двух региональных проектов (Трансатлантического и Транстихоокеанского). Оба проекта занимали краеугольное место в планах прежнего руководства США по укреплению глобального доминирования страны в течение всего XXI столетия и оба они (буквально по мановению перста нового президента Д. Трампа) “приказали долго жить”, даже не родившись.

Но сейчас под вопросом оказалась судьба третьего крупнейшего интеграционного объединения, который (в отличие от первых двух) функционирует с 1994 г. Речь идёт о Североамериканском соглашении о свободной торговле (North American Free Trade Agreement, NAFTA), участниками которого являются США, Канада и Мексика.

О необходимости пересмотра формата указанного Соглашения или выхода из него США (в случае невозможности договориться с партнёрами) президент Д. Трамп заявил ещё в январе 2017 г.

Аргументация была той же, что и относительно двух других не состоявшихся проектов: финансовые издержки, а также потеря рабочих мест США в пользу двух других участников NAFTA (но, прежде всего, Мексики). Согласно оценкам германской газеты Welt, двусторонняя торговля США с Мексикой завершилась в 2016 г. с отрицательным балансом для первых в 70 млрд долл., с Канадой – в 30 млрд долл.

Переговорный процесс между представителями стран-участниц был запущен в середине августа с. г. На момент написания настоящей статьи завершился четвёртый тур переговоров, прошедших 11-17 октября в пригороде Вашингтона, и участники отправились на пятый тур в Мексику. Их сопровождало своеобразное напутствие Д. Трампа о том, что если формат Соглашения не удастся пересмотреть, “то оно прекратит существование и это будет правильно”.

Наглядной иллюстрацией серьёзности подобного рода посылов американской администрации стало заявление Министерства торговли США от 6 октября (то есть за неделю да начала 4-го тура переговоров по NAFTA) о намерении удовлетворить запрос компании Boeing на предмет введения 300-процентной пошлины на узкофюзеляжные пассажирские самолёты канадской компании Bombardier, закупаемые американскими воздушными перевозчиками на внутренних авиалиниях.

Официальное объяснение такого шага – “абсурдно низкие цены” канадских самолётов по причине господдержки их производителя. Последний может понести теперь не только многомиллиардные убытки, но и оказаться перед перспективой резкого сокращения производственных мощностей, а также увольнения десятков тысяч сотрудников.

В попытках как-то урегулировать возникшие вдруг проблемы с одной из ведущих промышленных компаний Канады, а также найти некий компромиссный формат сохранения NAFTA, премьер-министр страны Джастин Трюдо отправился 11 октября с визитом в США и далее в Мексику. Американская пресса в основном скептически оценила итоги его беседы с Д. Трампом.

Отнюдь не излучал оптимизма после окончания 4-го тура переговорного процесса и представитель США Роберт Лайтхайзер, заявивший об “удивлении и разочаровании сопротивлением обоих наших партнёров [американским] предложением по внесению изменений” в текст Соглашения 1994 г.

Все трое согласились продолжить переговорный процесс вплоть до конца первого квартала 2018 г. Но вся эта затянувшаяся переговорная «трясина» начинает напоминать многолетние пляски вокруг ТТП, которым положил конец решительный Д. Трамп.

Вопрос о судьбе крупнейшей в мире ЗСТ не мог не выйти за рамки отношений между тремя странами Северной Америки. В частности, опасения о возможных потерях бизнеса в США высказали все три ведущих германских автогиганта, которые имеют предприятия в Мексике, производящие комплектующие для сборочных заводов на американской территории.

Ещё в начале текущего года в адрес германских автопроизводителей Д. Трамп высказался приблизительно следующим образом: “Хотите делать и продавать у нас свои автомобили? — Очень хорошо. Но чтобы не напороться на пошлины, повышайте уровень локализации производства и количество рабочих мест в США”.

Однако самым противоречивым образом на все “страсти по NAFTA” отреагировали в Британии. Сначала (в конце сентября) по поводу перспективы введения пошлин относительно канадской Bombardier резко высказалась премьер-министр Тереза Мэй. Имея в виду то, что в Северной Ирландии располагается завод этой компании, на котором заняты 4 тыс. подданных Соединённого Королевства, она пригрозила “в ответ” сократить закупки военного оборудования, производимого той же компанией Boeing.

Но через две недели газета The Telegraph сообщила о том, что в британском правительстве рассматривается возможность присоединения страны к североамериканскому торговому объединению. Это может произойти в случае неудачного для Лондона завершения идущих сейчас переговоров относительно условий выхода из ЕС, намеченного на март 2019 г.

Следует, однако, отметить, что даже если NAFTA и сохранится (хотя бы в некотором модернизированном виде), подобная гипотетическая “рокировка” не компенсирует Британии (по крайней мере, в короткий промежуток времени) потерь от разрыва с единым европейским рынком, на который ныне экспортируется втрое больше британских товаров, чем в США.

Впрочем, рассматриваются и другие варианты формирования зон свободной торговли с участием Британии в период “после Брекзита” (в неудачном для неё варианте). Например, совместно с Канадой и Новой Зеландией или с Японией. Зондаж позиции последней в данном вопросе был осуществлён премьер-министром Терезой Мэй в ходе её недавней поездки в Токио.

Всё, что сейчас происходит вокруг NAFTA, служит подходящим поводом для комментариев более широкого политического плана. Ибо, как отмечалось выше, вполне вероятная перспектива развала этого объединения вписывается в резкое ускорение радикального переформатирования всей мировой политической карты. Зачатки этого процесса намечались ещё на пике холодной войны, когда в первой половине 80-х годов президент Рональд Рейган получил от Конгресса возможность в “упрощенно-скоростном формате” вести переговоры сначала с Канадой, а затем и с Мексикой на тему создания региональной Зоны свободной торговли в Северной Америке. Причём уже тогда будущая ЗСТ рассматривалась как противовес быстро набиравшему экономическую, а неизбежно, и политическую мощь Европейскому экономическому сообществу.

Наметившаяся в теле пресловутого “Запада” трещина не начала сразу же расползаться (по крайней мере, видимым образом) только в силу наличия общего геополитического оппонента в лице СССР. С его разрушением исчезла важнейшая скрепа, сдерживавшая распад “Запада”, свидетельством чему стало образование NAFTA в Северной Америке и заключение Маастрихтского договора в Европе. Последний завершил формирование политико-экономического объединения “Европейский Союз”.

Единственным органом, продолжающим как-то связывать берега Атлантического океана, остаётся военно-политический союз НАТО, который, однако, всё более начинает походить на динозавра, не понимающего, зачем он продолжает своё никчёмное существование. Попытки продлить его жизнь с помощью относительно кратковременных провокаций в виде, например, Ukrainian Project или строительства “вала” из восточно-европейских лимитрофов, обречены на неудачу.

Крайне важной новой скрепой могло бы стать Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнёрство, которое, однако, как и ТТП, было похоронено новой американской администрацией. Вполне вероятно, что теперь морг региональных политико-экономических проектов пополнит собой NAFTA. Всё это верные признаки атомизации “мирового сообщества”.

Ныне в тумане политического моря белеет много в той или иной мере одиноких парусов. Среди них выделяется ряд крупных с надписями “США”, “Китай”, “ЕС (Германия)”, “Россия”, “Япония”, “Индия”. Некоторые из них продолжают находиться в неких связях, сформировавшихся давно и в условиях, имеющих слабое отношение к нынешним реалиям. Поэтому каждый из них начинает искать что-то своё и, нередко, буквально в “стране далёкой”. Например, Япония и ЕС.

Сегодня хорошей новостью можно считать уже то, что корабли-одиночки не поднимают пока на мачтах “весёлых роджерсов” и не открывают друг по другу огонь с обоих бортов.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×