18.10.2017 Автор: Александр Орлов

Позитивная динамика ситуации в Сирии

452131231

После напряженных боев на юге САР, когда сирийские правительственные войска при поддержке российского спецназа, частей КСИР Ирана и отрядов Хизбаллы отбивали отчаянные атаки ДАИШ в районе Дейр-эз-Зор, Пальмиры и Маядина, тогда как США фактически потворствовали этому, а также поощряли курдов СДС на захват нефтяных месторождений, в сирийской ситуации все-таки наступил перелом.

Российское Минобороны официально объявило Маядин освобожденным, хотя ситуация там до конца неоднозначна: террористы контратакуют. Направление удара боевиков, очень похоже, призвано рассечь вытянувшуюся вдоль дороги Дейр-эз-Зор—Маядин сирийскую «кишку» и окружить находящихся в районе города силы штурмующих, учитывая тот факт, что пустынные территории западнее дороги полностью неподконтрольны сирийцам. Но вряд ли у ДАИШ достаточно сил, чтобы не просто окружить, но и уничтожить штурмовую группировку сирийцев, но создать проблемы оно пока еще в состоянии.

ДАИШ, несмотря на отчаянное сопротивление, все-таки сдало Ракку курдам. При этом часть их вместе с женщинами, детьми и частью жителей города смогли покинуть город. По Ракке постоянно приходят уточнения, связанные с позицией Парижа. Французы категорически отказывали от разрешения на выход боевикам-выходцам из Франции и стран бывших французских колоний. Кроме того, французы требуют передать им все сведения о боевиках-иностранцах в Ракке на предмет их проверки к причастности к терактам в Париже. Элита ДАИШ — Джейш-аль-Осра, которая главным образом до конца сопротивлялась в Ракке, укомплектована более чем наполовину иностранцами, которые как раз и подпадают под категорические требования Франции. Основу Осры изначально составляли тунисцы и европейцы арабского происхождения, немалая часть которых прошла через Иностранный легион. Рабочими языками в Осре как раз и являются арабский и французский. Таковых в Ракке было до 300 человек. Ко всем остальным французы претензий не имеют, препятствий к выходу из Ракки не видят.

Интересно, что в Ракке воевало от 150 до 200 выходцев из России — из Чечни, Дагестана, Кабардино-Балкарии. В итоге по состоянию на 15 октября в городе оставалось примерно 300-400 боевиков, которые не собирались ни выходить, ни сдаваться. Сообщается, что они принесли присягу на смерть и считают себя поголовно смертниками. В общем-то такую присягу боевики в ДАИШ дают перед каждой операцией. Всего в Ракке 17 октября оставалось 2-3 квартала, которые удерживались боевиками. И, скорее всего, это смертники. По всей видимости, их все-таки придется штурмовать. Остальные боевики уже вышли из города под охраной курдов СДС 14-15 октября.

Многие террористы (по информации около 400 человек) ушли из города вместе с заложниками, используя их в качестве «живого щита». В настоящий момент Ракка окружена военными «Сирийских демократических сил». Альянс утверждает, что поставил боевикам ультиматум — «либо сдаться, либо умереть». Но вышедшие под охраной курдов боевики переправились через приток Евфрата Хабур и направились в сторону Абу-Кемаль на границе с Ираком. Так что СДС и их американские покровители поступили, мягко говоря, непорядочно по отношению к «партнерам» по антитеррористической коалиции, и прежде всего России. Что, в общем, и следовало ожидать. Поскольку действия СДС и бездействие американской авиации позволили ДАИШ совершать вылазки на трассу Пальмира – Дейр-эз-Зор, а курдам захватить крупнейшие месторождения нефти в САР.

Правда, радость от этого преждевременна. 16-17 октября иракские войска при поддержке КСИР под командованием генерала Сулеймани за один день вернули себе и провинцию Киркук и все месторождения нефти в ней. А 17 октября, опасаясь тотального разгрома, курды продолжили сдачу территории иракской армии, которую они «под шумок» забрали у арабских провинций Ирака. Теперь сирийским курдам есть над чем подумать. Учитывая, что иракская армия, шиитское ополчение и проиранская «Хашад Шааби» при поддержке КСИР уже «прорубили» коридор на ирако-сирийской границе, по которому могут перебросить войска и военную технику для удара по позициям СДС и пойти на соединение с сирийско-российской группировкой в Дейр-эз-Зоре и Маядине. И тогда США придется покинуть свой плацдарм с военными базами в сирийском Курдистане, а самим курдам вернуться под контроль Дамаска.

Одновременно чувствуя, что действия ВКС РФ на севере САР дали свои результаты, Анкара тоже приступила к активным военным действиям, войдя в провинцию Идлиб. Вторжение Турции в Идлиб строго формально «освящено» договоренностями в Астане. Анкара, как и Тегеран, выступает гарантом астанинских соглашений и берет под контроль «зону деэскалации» в Идлибе внутри этой зоны, тогда как российская военная полиция — извне этой зоны. Собственно, российские полицейские уже там – в Африне и северной Хаме, причем в Хаме они все больше выполняют роль линейной пехоты, отбивая атаки боевиков. Естественно, Б. Асад не давал согласия на вторжение Турции в Идлиб. Поэтому неслучайно министр иностранных дел САР В. Муаллем потребовал на днях вывести с сирийской территории все иностранные войска, которые находятся там нелегитимно, то есть без согласия Дамаска. Хотя цель Турции – не захватывать кусок Сирии, а ликвидировать курдскую Рожаву (провозглашенное в 2016 году курдское образование в САР – прим.). Задача непростая, так как для ее решения требуется два условия. Первое – наличие в Дамаске дружественного Турции, но категорически враждебного к идее курдской федерации правительства. Б. Асад категоричен к курдам, но недружественнен к Турции. Это создает задел для будущего конфликта. Поэтому Турция будет поддерживать антиасадовскую коалицию в расчете на то, что рано или поздно Россия уйдет из Сирии и можно будет вернуться к решению этой задачи.

Поэтому на данном этапе Эрдоган ввел войска для блокирования и удушения курдских территорий.  Конечной целью нынешней операции, без сомнения, будет являться столкновение протурецких марионеток в Сирии с афринскими курдами, и турецкая армия будет выполнять роль тылового обеспечения для своих боевиков. Примерно такой сценарий был использован во время операции «Щит Евфрата». И хотя она не достигла всех поставленных целей и задач, в целом ее можно считать успешной. Туркам тогда не удалось взять ключевой город Манбидж, но только потому, что против Эрдогана сыграли американцы, введя туда свои войска. Манбидж является ключевым потому, что через него должен проходить гипотетический газопровод из Ирана в Турцию, и США не могут оставить такую важную точку без своего контроля. Турки и не скрывают, что их операция направлена против курдов. В последние дни турецкое руководство делало все более жесткие заявления в адрес СДС, прямо обвиняя американцев в том, что те создают террористическую буферную зону. Сегодняшние действия турок позволили им взять под контроль южную зону афринского кантона и фактически взять его в блокаду. Единственная связь с внешним миром у курдов теперь только через сирийскую территорию.

Но говорить о скором завершении конфликта в Сирии еще рано. Особенно в свете событий в соседнем Ираке, где ирако-иранская коалиция успешно громит противника и уже готова совершить бросок в Сирию для окончательного уничтожения ДАИШ, а заодно и курдского квазигосударства в САР, в котором окопались США. Если это произойдет, то ДАИШ останется один путь – уходить на юг – в Саудовскую Аравию и уже там создавать заново свой Халифат.

Но это уже не будет проблемой России и Ирана, а станет головной болью США.

И останется лишь вопрос, как выдавить турецкие войска из САР. Но и это можно решить, если нанести с юга мощный удар всех сил, поддерживающих Дамаск, по исламистским группировкам и вооруженной оппозиции в районе Идлиба.

Александр Орлов, политолог, эксперт-востоковед, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×