17.10.2017 Автор: Александр Орлов

Иран наносит удар по США в Ираке

90435345

Еще 14 октября было заявлено, что Багдад выдвинул ультиматум курдским военизированным формированиям пешмерга освободить провинцию Киркук и покинуть ее. Об этом руководство Ирака предупредило сразу после проведения референдума о независимости Иракского Курдистана 25 сентября. Командование пешмерга в ответ заявило, что не получало ультиматум. Срок, в течение которого курды должны выйти, обозначен как 48 часов.

Багдад неслучайно выбрал время для ультиматума. Иракская армия только что очистила от боевиков ДАИШ район Хавиджа восточнее Мосула, поэтому может высвободить до 15 тысяч человек для реализации своего требования курдам. Хотя ясно, что курды, подчиненные М. Барзани, не намерены добровольно выходить из Киркука, который они отбили у ДАИШ во время его наступления по всему Ираку, а потому считают себя вправе там находиться, тем более что значительную часть населения провинции составляют курды.

Но на этот раз в Эрбиле явно не учли серьезность намерений Багдада. Тем более что в это же время начались столкновения пешмерга с туркоманской милицией. Туркоманы — меньшинство Ирака, которое находится еще в более угнетенном положении, чем сунниты и курды и в силу сложившейся обстановки и этнического происхождения они почти автоматически становятся турецкими союзниками, так как никакой иной поддержки у них нет. Отношение к туркоманам во времена Саддама было весьма жестким, хотя при нем ряд высших военных и политических постов занимали туркоманы, они же во многом и проводили политику ассимиляции своих «братьев по крови». После американской оккупации Ирака ситуация изменилась мало, а туркоманы так и остались гонимым меньшинством. Только Турция, которая рассматривала туркоманские территории в качестве своеобразного буфера по отношению к курдам, могла оказывать им поддержку в обмен на лояльность. Неудивительно, что после 25 сентября, когда Анкара выступила против референдума о независимости Курдистана, туркоманы резко обострили свои отношения с курдами, и сейчас дело уже дошло до столкновений. Кроме того, нужно понимать, что туркоманы обеспокоены своим собственным положением в рамках объявившего свою независимость Курдистана. Рассчитывать на доброе отношение курдов к себе у них нет никаких оснований.

Пока курды раздумывали, как отреагировать на ультиматум, Багдад выдвинул новые условия курдам, либо раскрыл детали прежних: пешмерга должны передать все нефтяные месторождения Киркука, аэропорт, военные базы и всех заключенных под безусловный контроль гражданской и военной администрации, назначенной центральным иракским правительством. В общем, как и предполагалось, именно Киркук станет предметом разногласий между Курдистаном и Багдадом. Курды на этот раз явно просчитались, полагая, что иракская армия сильно ослаблена боями с ДАИШ под Мосулом и за его освобождение.

В Эрбиле также не учли, что в эту ситуацию все решительнее входит Иран. В Тегеране сделали надлежащие выводы из того, как повели себя курды в Сирии, захватив «под шум боев» против ДАИШ вокруг Дейр-эз-Зора и Майядина сирийские нефтепромыслы, причем в арабской части САР. Иранские военачальники угрожают уничтожить пешмерга в случае сопротивления и невыполнения условий ультиматума. Естественно, что на таких условиях курды просто не могут пойти даже на переговоры.

Обстановка резко осложняется, причем очень быстро. По всей видимости, Иран решил интенсифицировать процесс, вовлекая Багдад в конфликт. К вечеру 14 октября командующий КСИР иранский генерал Сулеймани прибыл в расположение шиитских группировок к югу от Киркука. Явно речь пошла о подготовке к войсковой операции против пешмерги в этом районе. При этом и в Багдаде, и от командиров радикальных шиитских группировок Ирака шли заявления о том, что военного решения киркукской проблемы они не видят. Тем не менее Багдад, и уж тем более шиитские группировки, находятся под довольно плотным контролем Тегерана, а поэтому не свободны в своих решениях. Иран вполне может пойти на войну с курдами, и иракцы будут вынуждены выполнять решение Тегерана.

Богатые ресурсами нефтяные месторождения Киркука, находящиеся уже несколько лет под курдским контролем, слишком уж лакомый кусок, чтобы шиитский Ирак его отдал курдам без боя. Курды, до сих пор пребывающие в состоянии шока от слов Тиллерсона и молчания Трампа после референдума о независимости Иракского Курдистана, все еще оглядываются на США, не понимая, что им все-таки делать. Но воздушная блокада Курдистана стала реальностью. А другие санкционные действия со стороны Ирака вызывают еще большие опасения, как и поменявшийся тон и реальные угрозы со стороны Турции, что стало очень неприятным «разворотом» для курдских лидеров, которые полагали, что у них есть негласные договоренности с Анкарой и все будет, как и раньше до референдума. Вдобавок к этому нарастают угрозы нынешнего «патрона» Ирака — исламистского Ирана, который подстегивает Багдад к более решительным действиям.

Ситуация у курдов сегодня действительно очень непростая, но уже сказав «А» им все-таки придется говорить и «Б», иначе их соседи просто перестанут уважать. А для народов Ближнего Востока это, возможно, хуже гибели. Прошло 100 лет после раздела осколков Османской империи Англией и Францией при участии союзных им шейхов арабских племен, при котором мнение курдского народа никто не спрашивал. И вот курды вновь столкнулись с двойными стандартами «мирового сообщества» о праве наций на самоопределение. Но они и сами совершили ошибку, проведя референдум о независимости, против которой выступают все враждебно настроенные соседи и которую поддержали только Израиль и часть американской элиты.

В этих условиях между самими курдами, а точнее, между двумя их основными политическими силами – ДПК и ПСК – начались трения. ПСК, на который сильно влияет ИРИ, решил не ввязываться в конфликт за Киркук и начал уводить свои отряды оттуда. Силы ДПК, то есть М. Барзани, решили сопротивляться. В этой ситуации подразделения армии Ирака взяли 16 октября под свой контроль дороги и инфраструктуру поблизости от города Киркука, прежде занимаемые курдскими вооруженными формированиями. По данным Командования совместными операциям Ирака — организации, которая включает в себя различные проправительственные вооруженные группы, в операции по «восстановлению безопасности» в Киркуке «достигнут прогресс». Под контроль центрального правительства взяты два моста, две дороги и промышленная зона, расположенная к юго-западу от города, а также предприятия газодобычи, электростанция, перерабатывающий завод и полицейский участок.

По данным иракских СМИ, военным поставили задачу взять под контроль нефтяные месторождения, захватить военную базу K1 и военный аэропорт. По телевидению Ирака днем 16 октября сообщали, что правительственные войска, не встречая сопротивления, захватывают большую часть провинции. Уточняется, что вооруженные отряды шиитского ополчения в операции не принимают участия, оно проводится силами регулярных армейских подразделений. Очевидцы военных действий утверждают, что в нескольких районах провинции периодически слышны звуки выстрелов, а в промышленном районе ее южной части произошли столкновения между правительственными силами Ирака и курдским ополчением пешмерги. Ранее губернатор провинции призвал местных жителей выйти на улицы, чтобы защитить свои территории. К вечеру 16 октября пришли сообщения о том, что Киркук и многие объекты нефтяной инфраструктуры перешли под контроль правительственных войск. Над зданием администрации города развевается иракский государственный флаг.

Видимо, премьер-министр Х. аль-Абади, попытается сейчас остановить военных, хотя шиитские боевики из Хашад Шааби могут вполне принять и другое решение, особенно учитывая, что они фактически управляются иранцами, и генерал Сулеймани приехал к месту событий не просто так.

После падения Киркука ни о каком признании независимости курдов не может быть и речи. Скорее наоборот – можно и автономное управление потерять. Поэтому сейчас Барзани решает сложную задачу «остаться в договорном поле». Да и вообще остаться ведущим политиком иракских курдов. Он потерпел молниеносное поражение. За один день. А для этого он должен будет минимизировать любые военные риски и не потерять всю провинцию и нефтяные месторождения, что будет воспринято в самом Курдистане как очевидное поражение, а проигравших не любят нигде. Но это уже практически невозможно.

Характерно, что среди проигравших окажутся и США. Начав вытеснять Иран из Сирии, они теперь потеряют свой оплот в Ираке. Что и следовало ожидать, а не оглашать Конгресс лживыми обвинениями в адрес Тегерана и угрозами выйти из соглашения по ИЯП, что сделал Трамп вечером 13 октября.

Так что Вашингтон своими руками и глупостью Трампа способствует усилению роли ИРИ на Ближнем Востоке.

А Иран уверенно закрепляется в регионе.

Александр Орлов, политолог, эксперт-востоковед, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×