15.10.2017 Автор: Владимир Терехов

ЕС подключается к политическим играм в АТР

4523123123

Одним из первых заметных сигналов о желании европейцев присоединиться к политическим играм в юго-восточной Азии (ключевом субрегионе АТР) стало выступление летом 2016 г. бывшего министра обороны Франции Жан-Ив Лё Дриана на конференции по безопасности (так называемые “Диалоги Шангри-Ла”), проводимой ежегодно в Сингапуре.

В этом выступлении говорилось о готовности стран ЕС (по крайней мере, некоторых) послать боевые корабли в Южно-Китайское море с целью содействия обеспечению здесь “свободы судоходства”. Как мы уже не раз отмечали, этой и похожими мантрами геополитические оппоненты Китая обозначают неприемлемость для них политики Пекина в ЮКМ.

Спустя год в схожем стиле высказались глава МИД Великобритании Борис Джонсон и премьер-министр страны Тереза Мэй.

Следует отметить, что ЕС присутствует в странах ЮВА уже давно и весомым образом. Но это присутствие выражается до сих пор в том, что европейцы являются одними из главных торговых партнёров как указанных стран, так и ведущих азиатских держав, таких как КНР, Япония, Индия.

Сколько-нибудь заметной политической компоненты и предпочтений в отношениях ЕС с азиатскими странами не отмечалось вплоть до второй половины прошлого года, когда на поверхность стали выходить серьёзные проблемы в сфере экономических взаимосвязей европейцев с Китаем, внешне вполне благополучных. И произошло это практически одновременно с упомянутым выступлением Ж.-И. Лё Дриана.

Две важные акции европейцев в экономической сфере последних месяцев неизбежно отразятся на политической ситуации в АТР. Речь идёт, во-первых, о решении ужесточить нормы, регулирующие процесс скупки и поглощения европейских компаний юридическими лицами, внешними по отношению к пространству ЕС, принятом 4 октября с. г. Еврокомиссией. А также, во-вторых, о японо-европейском Соглашении об экономическом партнёрстве, заключённом тремя месяцами ранее.

Что касается первого решения, то оно явилось положительной реакцией на предложение министра экономики Германии Бригитты Циприс (поддержанного Францией и Италией).

По умолчанию в качестве главных упомянутых выше “лиц” подразумевались руководители китайских госкомпаний, которые в последние годы отметились на территории стран ЕС (прежде всего Германии) проникновением в бизнес наиболее передовых производителей хай-тек продукции. Подобные факты стали рассматриваться в качестве угрозы не только конкурентным преимуществам европейской (германской) промышленности, но и безопасности стран ЕС.

В смысловом переводе официальное название документа можно представить следующим образом: “Изменения в законодательстве ЕС по борьбе с государственным демпингованием и недобросовестным инвестированием, приводящим к искажениям рынка”. Как замысловатый заголовок документа, так и некоторые его положения требуют комментариев, имеющих прямое отношение к теме данной статьи.

Во-первых, “изменяются” нормы, принятые той же Еврокомиссией всего менее года назад (в ноябре 2016 г.). За прошедшие с тех пор 10-11 месяцев должно было произойти нечто крайне важное, что потребовало очередного обращения к теме “защиты торговли”, которая находится в центре внимания руководства ЕС с середины 90-х годов. Это “нечто” связано с уже отмечавшимся выше быстрым нарастанием проблем в китайско-европейских экономических отношениях.

Во-вторых, слово “Китай” в документе отсутствует и говорится лишь о неких “странах – членах ВТО, искажающих” стоимость экспортируемых на территорию ЕС товаров. Впрочем, истинный адресат указанных “изменений” не питает на этот счёт никаких иллюзий.

В-третьих, использованный в документе термин “искажение рынка” (market distortion) имеет каучуковое толкование, обусловленное принятой методологией оценок “истинной” стоимости поступившего на рынок товара. Собственно, новая методология таких оценок и является главной темой документа, принятого 4 октября Еврокомиссией. Она (как и любая искусственная конструкция) вполне может быть предметом критики и уже послужила поводом для китайского государственного новостного агентства “Синьхуа” обвинить руководство ЕС в “протекционизме” в сфере внешней торговли, противоречащего нормам ВТО. Отметим, что на “нормы ВТО” ссылаются и авторы документа Еврокомиссии.

Вообще, нехорошие слова (например, тот же “протекционизм”) в последние месяцы стали приклеивать друг к другу все ведущие игроки. В неявной форме три месяца назад в нём был обвинён “старший брат” ЕС и Японии — США, когда (6 июля с. г.) первые два заключили Соглашение об экономическом партнёрстве. Сейчас обвинения США в “протекционизме” раздаются уже со стороны Канады, поддерживаемой Британией.

Как указанное выше Соглашение, так и принятое спустя три месяца “антидемпинговое” решение Еврокомиссии представляется вполне уместным погрузить в контекст идущего сейчас процесса радикального переформатирования геополитической игры. И участники этой игры сегодня совершают маневры, которые казались невозможны ещё год-два назад.

В частности, в японо-европейском Соглашении просматривается, повторим, скрытый месседж, направленный даже не столько в сторону Пекина, сколько Вашингтона. Он выглядит примерно следующим образом: “Вас (Вашингтон) не устраивают интеграционные проекты в Тихом и Атлантическом океанах с нашим участием? Ну что же, тогда мы объединяем усилия Токио и Брюсселя и, уж извините, если они будут неким образом направлены против Вас”.

Что касается Китая, то сам факт заключения японо-европейского Соглашения оттеняет неудачу многолетних усилий Пекина добиться аналогичного прорыва в формате экономических отношений с ЕС. В трудно протекающих переговорах между ЕС и КНР по заключению похожего соглашения пока не просматривается ни малейшего прогресса. Достаточно сослаться на отсутствие какого-либо официального совместного документа после очередного китайско-европейского саммита (на котором КНР представлял премьер-министр Ли Кэцян), состоявшегося в конце мая 2017 г.

Так что, как это ни парадоксально на первый взгляд выглядит, но основными “пострадавшими” от последних акций, предпринятых ЕС (как самостоятельно, так и совместно с Японией), оказываются обе ныне главные сверхдержавы, находящиеся к тому же в сложных отношениях друг с другом.

Вполне вероятно, что японо-европейские манёвры могут стать серьёзным стимулом для сближения позиций Вашингтона и Пекина по (разделяющим их сегодня) ключевым международным проблемам. В этом плане знаковый характер может приобрести предстоящий в ноябре с. г. визит президента США Д. Трампа в Китай, в подготовке к которому участвуют как представители правительств обеих стран, так и видные частные лица.

Особо знаменательным стало выступление 26 сентября Генри Киссинджера на форуме, организованном Колумбийским университетом, в котором приняла участие делегация китайских учёных во главе с членом Политбюро ЦК КПК Ли Яньдун. По существу, патриарх американской внешней политики воспроизвёл свою же идею восьмилетней давности о необходимости формирования “Большой двойки” (в составе США и КНР) с целью решения глобальных проблем XXI века.

Впервые Г. Киссинджер выдвинул её в январе 2009 г. в качестве напутствия Бараку Обаме накануне его инаугурации на первый президентский срок. Эта идея не получила развития в силу уже тогда обозначившихся проблем в двусторонних отношениях фундаментального плана. Отметим, что с тех пор указанные проблемы не только никуда не исчезли, но и приобрели более отчётливый характер.

Китайским участникам форума, несомненно, приятно было услышать слова Г. Киссинджера о необходимости присоединения США к реализации концепции возрождения “Великого шёлкового пути”. На фоне весьма сдержанного отношения к ВШП со стороны ЕС этот посыл не может не обратить на себя внимания.

В более осторожных тонах (но в целом тоже достаточно позитивно) о перспективах отношений между двумя ведущими мировыми державами высказался в интервью агентству “Синьхуа” другой авторитетный американский политолог Дж. Най (“младший”) – автор концепции “мягкой силы” и один из идеологов формирования политики США в АТР с начала нулевых годов.

В целом же можно отметить, что игровое действо, разворачивающееся в АТР буквально на глазах, становится всё более интригующим. И один из его важных сюжетов обусловлен, повторим, попытками политической активизации в регионе европейцев.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×