12.10.2017 Автор: Константин Асмолов

Рейтинг Мун Чжэ Ина начинает снижаться?

563423423

Текущий период внутренней политики Республики Корея проходит под двумя основными векторами. Во-первых, рейтинг Муна медленно, но неуклонно снижается, и против него начались первые массовые митинги, проводимые консервативными силами в стилистике, похожей на «народные гулянья за импичмент». 

Снижение рейтинга президента видно по следующей таблице: 

Период  Агентство  Рейтинг президента: за // против  Тобуро  Свободная Корея  Народная Партия  Парын  Партия Справедливости 
с 24 по 26 июля  Realmeter  74,7% // 18,7%  54,7%  15,1% 4,9% 4,8% 6,2% 
с 28 по 30 августа   Gallup Korea  73,4% // 21,5% 52,2%  16,8%  6,2% 6,5% 6%
с 28 августа по 1 сентября  Realmeter  73,1% // 21,8% 51,3%  16,4%  6,4% 6,5% 6,2%
с 5 по 7 сентября  Gallup Korea  72%. // 20%  50% 12%  4% 7% 5%
с 4 по 8 сентября   Realmeter  69,1% // 24,6% 49,7% 16,7%  5,7% 6,3% 5,7%
с 11 по 13 сентября   Realmeter  66,8% // 26,8% 49,1% 18,6%  5,6% 5,1% 6,2%
с 11 по 15 сентября   Realmeter  67,1% // 26,8% 49,3%  18,4%  5%  5% 5,8%
с 19 по 21 сентября   Gallup Korea  70% 47% 11%  5% 6% 6% 
с 25 по 27 сентября   Realmeter  68,6% // 25,2% 50,8%  16,6% 6,6% 5,4% 5,4%
с 25 по 29 сентября  Realmeter  67,7% // 26% 49,7%  17,1%  6,6% 5,6% 6%
               

Причина снижения популярности Муна в целом понятна: он дает громкие обещания, делает замечательные заявления, но, как было написано на одном из лозунгов во время митинга против него, «находится ли он на самом деле на водительском сиденье?» 

Яснее всего это видно по межкорейским отношениям. На пресс-конференции по случаю ста дней пребывания на посту главы государства Мун Чжэ Ин указывал, что «красной линией» в провокациях Севера является установка ядерной боеголовки на межконтинентальную баллистическую ракету, но вот и МБР есть, и боеголовка есть, а ситуация не меняется. В результате консерваторы считают, что президент слишком мягок с КНДР, ему следует занять более решительную позицию и начать действовать, чтобы преодолеть кризис. 

По сути, его внешнеполитическая активность увенчалась полууспехом. Активное лоббирование американской концепции санкций и топливного эмбарго не удалось. Визит в Россию закончился только одним подписанным соглашением, касающимся спецсвязи, а все остальное – протоколы о намерениях. Более того, большинство проектов – это несколько перелицованные инициативы прошлых лидеров: как пошутил один из экспертов, каждый южнокорейский президент заводит с Москвой разговор о постройке газопровода. И это при том, что российско-южнокорейские отношения наиболее просты для улучшения с той точки зрения, что в них нет «неизвлекаемых заноз» наподобие вопроса о THAAD или проблемы женщин-утешительниц. 

Во внутренней политике ситуация тоже непростая – ведущая консервативная партия или де-юре (бойкот заседаний), или де-факто не участвует в заседаниях парламента. Более того, они провели первый массовый митинг, на котором (правда, по их собственным заявлениям) было 100 тысяч участников. 

Заявления делались весьма хлесткие: «Не дадим сделать Корею коммунистической страной»; «Мун ведет страну к неизбежной войне»; «Суверенитет и безопасность страны под сомнением». Часть обвинений напомнили те, что использовали левые в адрес Пак – почему, в то время как КНДР запускает ракеты и «весь народ в ужасе от происходящего», Мун гуляет в отпуске и постит селфи? Как он смеет не изображать тревогу за судьбу страны? Припомнили даже то, как Мун выступал против американской ПРО и как изменилась его позиция сейчас. 

И хотя 11 сентября после недельного бойкота работы парламента оппозиция вернулась к работе, нормального контакта с партиями все еще нет. Есть только совместные заявления против общего врага в лице КНДР наподобие того, что было принято 4 сентября с осуждением шестого ядерного испытания КНДР. Документ был принят в присутствии большинства депутатов от правящей Демократической партии Тобуро, оппозиционных Народной партии и партии Парын, выражая протест против действий Севера, угрожающих безопасности на Корейском полуострове, а также требование к правительству принять жёсткие ответные меры. 

Позднее Мун встретился с лидерами все тех же четырёх политических партий: по итогам встречи впервые за 2,5 года было принято совместное заявление из пяти пунктов. Во-первых, участники встречи решительно осудили Пхеньян за проведение ядерных испытаний и призвали немедленно прекратить провокационные действия, пойдя по пути денуклеаризации. Во втором пункте зафиксирована договорённость о всемерной реализации санкций против Севера и укреплении южнокорейско-американского союза. Третий пункт предусматривает недопущение второй войны на Корейском полуострове, в четвёртом подчёркнута важность единых действий в решении проблем безопасности в условиях обострения напряжённости на Корейском полуострове, а в пятом — отмечена необходимость срочно образовать постоянный консультативный совет, состоящий из представителей правительства, правящей и оппозиционных партий. 

Хотя с точки зрения автора это говорильня общего характера, эксперты РК оценили мероприятие высоко – «встреча может стать основой для успешного политического взаимодействия парламента и правительства, хотя для того, чтобы закрепить успех, необходимы дополнительные усилия заинтересованных сторон». Хороший знак проблем. 

Кроме того, снижение президентского рейтинга объясняют чрезмерной политикой укрепления соцобеспечения и скандалами вокруг кадровой политики: хотя Мун провел на ключевые посты большинство своих сторонников, это было сделано без одобрения парламента. 

Второй тренд связан с тем, что началась большая чистка, которой традиционно сопровождается любая смена власти в РК. Однако так как Мун принадлежит к оппозиционному лагерю, чистка должна быть более масштабной. Но поскольку формально в стране демократия, уволить с формулировкой «он мне не нравится» никого нельзя. Требуется или найти способ доказать некомпетентность, или на помощь приходит борьба с коррупцией, волны которой традиционно проходят перед президентскими выборами и после них. Отдельной проблемой являются силовые структуры, где консерваторы засели крепко ввиду присущего правоохранителям охранительного рефлекса, но тут можно наблюдать весьма обоснованный «накат» как на спецслужбы, так и на иные правоохранительные органы. 

Впрочем, каждое из направлений чистки стоит отдельного текста. 

В остальном перестановок и скандалов нет, разве что 27 августа 2017 г. Ан Чхоль Су вернул себе лидерство в Народной партии, набрав  51,09% голосов на ее съезде в борьбе за пост председателя. Ан обещал соблюдать курс оппозиционной партии, сдерживая нынешнее правительство, напомнил о планах реформирования внутрипартийной системы, привлечения новых кадров и внесения изменений в закон о выборах и подчеркнул, что цель его партии — одержать победу на местных выборах следующего года. 

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение». 


×
Выберие дайджест для скачивания:
×