08.10.2017 Автор: Петр Львов

Зачем в Москву приезжал саудовский король?

5644234234

4-7 октября в Москве в сопровождении сотен официальных лиц и обслуживающего персонала находился король Саудовской Аравии Салман Аль Сауд, который был принят как президентом В. Путиным, так и премьер-министром Д. Медведевым. Отдельная программа переговоров была у наследного принца и министра обороны Мухаммеда бин Салмана, главы МИД КСА, министра энергетики и руководителя суверенного фонда королевства, которое занимается инвестициями доходов от нефти в зарубежные проекты. Ведь с самого начала было ясно, зачем приехал в Москву саудовский король, впервые после 1926 года. Поскольку всего два основных вопроса важны для Эр-Рияда:

  • Иран и его политика в регионе;
  • координация цен на нефть с Россией.

Все остальное тесно увязано с этими двумя вопросами.

Саудовцы откровенно опасаются Тегерана, полагая, что идет экспансия шиитов на Ближний Восток, и ИРИ реализует некий план по созданию шиитской дуги в составе Ирана, Ирака, Сирии, Ливана, Бахрейна, Йемена и Восточной провинции КСА, населенной главным образом шиитами. Эр-Рияд очень волнуют теплые отношения между Россией и Ираном, особенно в вопросах военного и военно-технического сотрудничества. Саудовцы неоднократно, начиная с 2007 года, предлагали Москве свернуть ВТС с ИРИ в обмен на закупку королевством российских вооружений и инвестиций в российскую экономику. Но когда Москва поддержала введение санкций против Тегерана из-за мирной ядерной программы (ИЯП) на основе американского проекта резолюции СБ ООН в 2010 году и отказалась выполнить контракт на поставку ВС ИРИ систем «С-300», КСА просто «замылило» уже запарафированные военно-технические контракты с «Рособоронэкспортом». Без всяких объяснений. И никакие инвестиции из КСА не пришли в РФ.

Но уже в 2013 в Сочи и Москву приезжал глава саудовских спецслужб принц Бандар и обещал президенту В. Путину «нейтрализовать» всех террористов на время проведения зимних Олимпийских игр – 2014, а также закупить российское оружие и вложить в экономику РФ миллиарды долларов, если Россия откажется от партнерства с Ираном, прежде всего в Сирии. Ему вежливо указали на дверь. И тогда на юге РФ прошли теракты.

Затем визит активно лоббировался Российским фондом прямых инвестиций при ВЭБ, который был создан для привлечения многомиллиардных инвестиций из арабских стран Персидского залива (ССАГПЗ) в российскую экономику в самые различные сферы. 6 лет его руководитель К. Дмитриев ездил по «шестерке» ССАГПЗ, но получил только обещания от ряда стран, включая Саудовскую Аравию, ОАЭ, Катар и Кувейт. И лишь в начале 2017 года начало что-то налаживаться, прежде всего, благодаря соглашению по регулированию цен на нефть между Москвой и Эр-Риядом на основе соглашения «ОПЕК плюс». Большую роль в этом сыграл министр энергетики России А. Новак. И тогда же реально стал вопрос о визите короля Салмана в Москву. Этому подыграл и внутренний кризис в ССАГПЗ, когда в июне с.г. КСА, ОАЭ, Бахрейн и ряд арабских стран разорвали все отношения с Катаром, обвинив его в поддержке терроризма и экстремизма. Сильно подыграли этому и поражения радикальных исламистов в Сирии, равно как и провалы саудовской военной коалиции в Йемене, где поддерживаемые Ираном шиитские повстанцы-хуситы отчаянно сопротивляются военной операции стран ССАГПЗ. Что сильно истощило и продолжает истощать саудовскую казну.

А тут еще и президент США Трамп запретил Эр-Рияду силой сбросить правящий режим в Дохе. Вот и понадобилось саудовцам вновь вернуться к разыгрыванию российской карты. Поскольку ни один серьезный аналитик не поверит, что Саудовская Аравия, зависящая от США в плане безопасности, пойдет на серьезное сотрудничество с Москвой. Цель Вашингтона – добиться смены В. Путина, а не спасать российскую экономику финансовыми вливаниями Саудовской Аравии.

Стратегическая задача Саудовской Аравии — курс на максимальную изоляцию Ирана, а это означает (в плане визита саудовского короля в РФ) очередную попытку щедрыми посулами заманить российское руководство, по крайней мере в части большего охлаждения отношений с Ираном. Ради этой задачи саудиты готовы раскошеливаться. Вероятнее всего, им совсем не нужны комплексы С-400, которые в ходе визита саудовцы пообещали закупить. Но если их покупка слегка поспособствует основной задаче — почему бы и не приобрести эти С-400. Более того — саудиты могут пойти и на согласие с российской зоной военного присутствия в Сирии и даже с ее разделом, но при условии полного изгнания из Сирии Ирана или значительного сокращения его присутствия. Пока же в Москве дежурно заявлено о приверженности единству и целостности Сирии, но так говорят все, кто ее прямо сейчас и расчленяет.

Саудовские инвестиции в российскую экономику — это все та же «покупка» благожелательного отношения российского руководства к озабоченностям саудовских «партнеров». В любой другой ситуации саудиты бы нашли, куда пристроить свои деньги. Тем более из-за снижения цен на нефть у них самих денег мало. И еще надо оплатить американское оружие, которое они обещали закупить более чем на 100 млрд долл во время визита Трампа летом с.г. в КСА — первой поездки за рубеж после его инаугурации.

Да и весьма примечательно то, о чем заявлено саудовцами в Москве. Во-первых, о возможной закупке КСА в РФ оружия на 3 млрд долларов. Надо сравнить это с итогами визита в КСА президента США Д. Трампа в августе 2017, когда были подписаны протоколы о намерении саудитов закупить у Вашингтона оружия на 110 млрд долларов. То есть в 30 с лишним раз больше. Даже если учесть, что Трамп привез твердых контрактов на 12,5 млрд долларов, то все равно саудиты покупают у американского «партнера» в четыре раза больше.

Обращает на себя внимание и намерение КСА вложить в российские проекты (например, в дороги) 10 млрд долларов. В том числе в строительство дублера Кутузовского шоссе более 1 млрд долл, о чем уже анонсировали СМИ. Это на фоне того, что вложения КСА в экономику Соединенных Штатов — около триллиона долларов. Причем как в банковский сектор, так и реальную экономику с производством.

Саудиты со своими «подарками», кстати, мыслят довольно рационально. Иран в Сирии для России – это, без всякого сомнения, помеха. О противоречиях между Тегераном и Москвой в Сирии стараются не говорить. Но без Ирана и его союзников в лице Хизбаллы, иракских шиитов «армии Махди» и афганских хазарейцев Б. Асад даже с поддержкой ВКС и спецназа России не выстоит больше трех месяцев. Да и российское военное присутствие в САР быстро будет свернуто. Кроме того, Иран — важная часть закулисных переговоров по Турецкому потоку. Турки категоричны в своем нежелании предоставить Газпрому монопольное право наполнения трубы этого Потока. Из четырех запланированных ниток из России обсуждаются только две, причем транзитной будет только одна, но со второй трубой до сих пор нет никакой ясности, хотя Газпром весьма упорно ее все-таки прокладывает. Для того, чтобы Турецкий поток состоялся, в него должны войти газ из Катара и Ирана. Это условие Анкары, и Т. Эрдоган держит Москву за все чувствительные места в этом вопросе.

Но в любом случае сам по себе визит саудовского короля важен. Это означает, что Москва имеет значительную роль на Ближнем Востоке, и с этим приходится считаться. Другое дело, для чего это делается. В случае с КСА явно не для честного и существенного партнерства на долгие годы. Ведь на сегодня и перспективу Эр-Рияд – основной арабский партнер США. И любой выход саудовцев за «красные» линии Вашингтона будут жестко пресечены. Но если КСА вложит в РФ хотя бы обещанные 10 млрд долл на серьезные проекты и начнет закупать у Москвы оружие – это очень хороший результат после 10 лет топтания на одном месте. Особенно если Саудовская Аравия пойдет на то, чтобы не финансировать сирийскую оппозицию. Хотя это пока продолжается. Особенно когда финансовые вливания террористам серьезно уменьшил Катар. Так что можно констатировать, что, в принципе, есть позитивные итоги, хотя пока в виде обещаний и деклараций о намерениях. И остался вопрос – а будут ли контракты?

Петр Львов, доктор политических наук, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×