02.10.2017 Автор: Владимир Терехов

Япония накануне внеочередных парламентских выборов

652342342

Итак, правы оказались те японские эксперты, которые полагали, что премьер-министр Синдзо Абэ воспользуется своим конституционным правом на досрочный роспуск нижней палаты парламента (за год до истечения законных полномочий её нынешних депутатов) с обязательным проведением выборов в течение месяца.

21 сентября о “планах правительства” созвать через неделю внеочередную сессию нижней палаты объявил руководитель аппарата кабинета министров Ёсехидэ Суга. Формально она собирается в ответ на требование оппозиционных партий обсудить те актуальные вопросы, которые не попали в повестку дня ординарной сессии, завершившейся двумя месяцами ранее.

По словам же самого С. Абэ, сказанным на пресс-конференции 25 сентября, ему требуется отчётливо выраженная поддержка общественности на проведение “энергичной дипломатии” в отношении КНДР и принятие решения о повышении потребительского налога до 10% (с нынешних 8%).

Поэтому формат внеочередной сессии парламента, состоявшегося 28 сентября (в отсутствие депутатов от основной оппозиционной Демократической партии), оказался предельно простым и выразился в обращении и премьер-министра в сторону депутатского корпуса в стиле: “Благодарю за работу, все свободны”.

От даты роспуска нижней палаты отсчитываются сроки сопутствующих процедур, то есть регистрации кандидатов, периода публичных выступлений, наконец, даты самих выборов. Последние назначены на 22 октября с. г.

Ранее мы рассматривали аргументы “за” и “против”, которые в принципе должен был бы принимать во внимание нынешний премьер-министр (и лидер правящей Либерально-демократической партии) в ходе принятия решения, которому сопутствуют серьёзные риски.

Отметим, что исход предстоящих парламентских выборов в одной из ведущих региональных и мировых держав может привести к важным последствиям как внутри, так и вне страны. Ибо на самом деле С. Абэ хочет заручиться поддержкой избирателей на внесение изменений в 9-ю статью ныне действующей Конституции. Сопровождающие эти намерения проблемы не раз обсуждались в НВО.

Что касается внутренних рисков для правящей Либерально-демократической партии и лично С. Абэ в связи с решением о досрочных парламентских выборах, то они обусловлены общей турбулентностью, которая с лета прошлого года начала выходить на поверхность политического ландшафта Японии.

Отметим, что сколько-нибудь серьёзных угроз доминированию ЛДП с конца 50-х годов прошлого века (за двумя короткими и, скорее, случайными исключениями) не наблюдалось вплоть до состоявшихся 31 июля 2016 г. губернаторских выборов в столичной префектуре.

Сокрушительный провал кандидата от ЛДП и избрание на пост губернатора Токио вышедшей из этой партии Юрико Коике (два месяца занимавшей пост министра обороны в правительстве С. Абэ периода 2006-2007 гг.) свидетельствовали о запросе японского общества на внесение серьёзных изменений в политическое поле страны. Этот запрос подтвердился через год, когда едва организованное Ю. Коике политическое движение “Токийцы – прежде всего” вторично бросило ЛДП на татами, но уже на выборах в местный парламент.

По заявлению самой Ю. Коике, за оставшееся до внеочередных парламентских выборов время она собирается превратить своё движение в общенациональную “Партию надежды”. Поэтому преследуемой скандалами партии премьер-министра едва ли стоит ждать столь же убедительной победы, как в конце 2012 и 2014 годов. Тем более что уже отмечаются случаи выхода из ЛДП заметных фигур, пожелавших принять участие в формировании новой партии.

Ещё одним новым элементом в политическом пространстве Японии стало избрание 1 сентября с. г. на пост руководителя крупнейшей (пока) оппозиционной Демократической партии 55-летнего Сейдзи Маэхары, стоявшего в середине 90-х годов (то есть совсем в юном для крупного политика возрасте) у истоков её создания. В середине нулевых годов в течение полугода он уже возглавлял ДП.

Нередкое обозначение ДП как “левоцентристской” носит весьма условный характер, принимая во внимание разнородность тех “фрагментов”, которые в неё вошли. Что касается политических предпочтениям самого С. Маэхары, то ему приписывают симпатии к периоду “традиционной” Японии, предшествовавшей периоду (“проевропейской”) “реставрации Мэйдзи” второй половины XIX в.

С. Маэхара является сторонником укрепления союзнических отношений с США и проявил себя жёстким противником Китая ещё во времена, когда занимал несколько министерских постов (включая должность руководителя МИД) в правительстве 2009-2012 гг, возглавляемого тогда ДП.

Неясно, каким образом собираются делить оппозиционный электорат две (относительно) новые яркие фигуры на политическом поле Японии. Предстоящие выборы должны дать на это предварительный ответ.

Разброд в лагерь оппозиционных партий (только год назад договорившихся действовать против ЛДП более или менее согласованно) привносит и отказ С. Маэхары от взаимодействия с коммунистами, набирающими популярность в японском обществе. Он объясняет это различиями в подходах к важным для него вопросам конституционных изменений и укрепления японо-американских отношений.

Впрочем, уже 20 сентября, когда перспектива досрочных выборов стала вполне реальной, его позиция относительно КПЯ претерпела некоторые изменения. Он по-прежнему не готов видеть коммунистов в (гипотетическом) коалиционном правительстве во главе с ДП, но согласен на координацию с ними предвыборной стратегии с целью противодействия ЛДП.

Видимо, имея в виду рассогласованность оппозиционного лагеря, руководство ЛДП пошло на досрочные парламентские выборы, не дожидаясь итогов прохождения важного теста, каковым станут итоги избирательной кампании в местные органы власти, которые ранее планировалось провести в трёх округах. Кроме того, наметилась тенденция к восстановлению популярности действующего кабинета министров, упавшей до уровня ниже 30% после серии скандалов вокруг отдельных министров и лично премьер-министра.

В этих условиях С. Абэ решил воспользоваться открывшимся окном возможностей и предпринять очередную самурайскую атаку без оглядки на факторы неопределённости. Первая такая атака, предпринятая в конце 2014 г., завершилась блестящим успехом. Посмотрим, чем закончится очередная.

Повторим, что пока, кажется маловероятной перспектива столь же убедительной победы ЛДП, как и тремя годами ранее. Об этом говорят опросы общественного мнения, которые к тому же показывают несогласие с самим актом досрочного роспуска нижней палаты парламента.

Отметим также заявление С. Маэхары от 28 сентября о готовности распустить ДП и создать вместе с Ю. Коике единое мощное оппозиционное движение.

Поэтому нынешняя позиция премьер-министра в вопросе конституционной реформы носит ограниченный характер и не затрагивает оба основных положения 9-й статьи: не прибегать к войне, как способу решения внешних проблем, и не обладать необходимыми для этих целей вооружёнными силами. Предлагается лишь ввести в неё третий пункт, который просто узаконит на конституционном уровне уже существующие в Японии “Силы самообороны”.

Для ситуации в АТР это не самый плохой вариант процесса (видимо, неизбежного) трансформации японской Конституции, продолжающей нести на себе следы событий 70-80-летней давности.

Следует, наконец, отметить отсутствие чётких различий по ключевым вопросам внутренней и внешней политики между правящей ЛДП и формирующейся оппозицией.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×