16.09.2017 Автор: Константин Асмолов

Северокорейский ответ на резолюцию 2375 СБ ООН

56343242342

Утром 15 сентября в качестве ответа на принятую санкционную резолюцию ООН КНДР произвела очередной запуск баллистической ракеты. Запуск произведён из района Сунан в окрестностях Пхеньяна в направлении Восточного моря, и, по данным Объединённого комитета начальников штабов вооружённых сил РК, ракета пролетела над северным японским островом Хоккайдо в сторону Тихого океана, поднялась максимум на 770 км, а дальность полёта составила 3700 км.

Как и в прошлый раз, ракета не входила в воздушное пространство Японии, при ее падении никто не пострадал, и японские военные даже не стали задействовать для уничтожения ракеты систему ПРО в связи с отсутствием угрозы. Данных о падении каких-либо объектов на территорию Японии, а также ущербе морскому транспорту тоже нет. Остается неизменным и радиационный фон в Приморcком крае. Как сообщается на сайте Примгидромета, в настоящее время радиационный фон в Приморье — 12 мкР/ч, что соответствует обычным показателям.

Запуска ждали, хотя с местом снова вышла накладка. СМИ США и РК много писали о пусковой установке, которую перебросили на восточное побережье страны, предполагая, что «салют» будет  9 сентября в День основания КНДР. Об этом, в частности, сообщала The Asia Business Daily со ссылкой на соответствующее заявление Министерства обороны Южной Кореи.

Должен отметить, что по политическим или техническим причинам северокорейский ответ оказался мягче ожидаемого автором, который предполагал большую дистанцию пуска. Впрочем, испытание 15 сентября окончательно показывает, что «Гуам в пределах досягаемости».

К этому же времени стали известны некоторые новые подробности про шестое ядерное испытание. По данным портала 38 North, который специализируется на северокорейской проблематике, мощность заряда, которая оценивалась примерно в 120 килотонн, полученных в результате более низких оценок магнитуды, пересмотрена, и теперь она оценивается примерно в 250 килотонн.

Официальные новые оценки американских экспертов несколько ниже (140 килотонн), но в любом случае США фактически признали утверждение СК об успешном проведении испытания водородной бомбы.

Отметим и позицию экс-заместителя директора ЦРУ Майкла Морелла, изложенную в статье от 6 сентября в Washington Post: возможность атаки континентальной территории США у КНДР УЖЕ есть, но Север скрывает свои возможности, так как в Пхеньяне считают, что пока не время ставить американские города под угрозу удара. По мнению Морелла, Север не может нанести ядерный удар по США только из-за того, что Вашингтон не боится этого, будучи готовым принять превентивные военные меры.

Одновременно японские и южнокорейские СМИ начали взбивать пену вокруг последствий взрыва. Как сообщило японское издание Asia Press, дежурно ссылаясь на анонимный но осведомленный источник, ядерное испытание привело к землетрясению – толчки ощущались на расстоянии 149 и 115 км от эпицентра взрыва. СМИ РК пишут о разрушении и повреждении домов и хозяйственных объектов, – в уезде Хверён-гун провинции Хамгён-Пукто разрушено несколько старых домов и склад, обрушилась стена строящегося многоквартирного дома. Данных о человеческих жертвах, правда, нет, как нет пока и результатов экологической проверки, которая, по данным автора, проводилась на сопредельных территориях КНР.

Что же до реакции на запуск, то, хотя страсти подогреты, все сделали то, что, в общем-то, ожидалось. Южнокорейские военные запустили в сторону Восточного моря две баллистические ракеты «Хёнму-2», чтобы показать готовность в любой момент ответить на провокации. Однако одна из ракет упала сразу после запуска, другая пролетела 250 км и поразила цель в Японском море.

Госсекретарь США Рекс Тиллерсон заявил, что «Китай и Россия должны заявить о своей нетерпимости к этим безответственным запускам ракет и принять конкретные меры со своей стороны», — попутно глава Госдепартамента подчеркнул, что Китай поставляет в Северную Корею большую часть своей нефти, а Россия является «крупнейшим эксплуататором северокорейского принудительного труда».

Относительно неожиданным было разве что резкое заявление президента РК: в условиях продолжающихся провокаций со стороны Пхеньяна полноценный диалог с северокорейскими властями невозможен. Выступая на заседании Совета национальной безопасности, Мун Чжэ Ин не исключил, что Пхеньян может прибегнуть к новым видам провокаций, включая применение биологического оружия, а также вооружений, в основе которых лежит принцип электромагнитного импульса. Кроме того, Мун заявил что «если Северная Корея предпримет провокации против нас или нашего союзника, у нас есть силы для того, чтобы уничтожить ее без возможности восстановления».

Порадовали и японцы: газета Yomiuri сообщает, что власти рассматривают возможность использовать лазерное оружие. На разработку этой системы японские военные запросили на 2018 год 7 млрд иен.

Что дальше? Ждем, так как если, не считая грозных статей в прессе КНДР, данный пуск будет единственным ответом, то можно говорить о том, что, «подняв ставки в ответ», Север сделал это на минимальную высоту.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×