08.09.2017 Автор: Константин Асмолов

Шестое ядерное испытание КНДР и международная реакция

653453242

Предыдущий материал автора, посвященный шестому ядерному испытанию КНДР 3 сентября 2017 г. касался подготовки и причин термоядерного взрыва. Здесь же мы поговорим о том, как отреагировало на взрыв международное сообщество и как затем, возможно, будут развиваться события.

С оговорками или нет, шестое ядерное испытание КНДР осудили все. Дональд Трамп на своей странице в Twitter разразился целой серией заметок, в которых назвал КНДР «государством-разбойником, которое представляет собой «угрозу и проблему для Китая» (каковой пытается помочь с решением проблемы Северной Кореи, но «практически безуспешно») и отметил, что «Южная Корея начинает понимать, что, как я и говорил, мирные переговоры с Северной Кореей не работают». А на вопрос о том, будет ли Вашингтон атаковать КНДР после очередного ядерного испытания, президент США сказал «посмотрим».

Министр обороны США Дж. Мэттис заявил, что угрозы, которые Пхеньян посылает США и их союзникам, не останутся без внимания и «будут встречены массированным военным ответом», каковой будет «эффективным и подавляющим».

Постоянный представитель США при ООН Никки Хейли заявила, что в ответ на «самое мощное ядерное испытание» Пхеньяна нужно принять «самые решительные меры», включая топливное эмбарго и иные запреты, которые не удалось протащить в предыдущую резлюцию Совбеза ООН. Вместе с тем, Хейли отвергла предложение России и Китая о прекращении ракетных и ядерных провокаций Пхеньяна в обмен на прекращение совместных южнокорейско-американских учений.

4 сентября во время телефонного разговора Мун Чжэ Ин и Дональд Трамп сошлись во мнении, что действия Северной Кореи представляют серьёзную угрозу всему миру и договорились довести давление на Пхеньян до максимума.

В тот же день на пленарном заседании Национального собрания РК была принята резолюция с тестом против действий Севера, угрожающих безопасности на Корейском полуострове, и требованием принять жёсткие ответные меры. И это при том, что депутаты от крупнейшей оппозиционной консервативной партии Свободная Корея не принимали участия в заседании. Кроме этого, Южная Корея провела испытания своих баллистических ракет «Хёнму 2A», а с истребителей F-15K запускались ракеты дальнего радиуса действия класса «воздух-земля», успешно поразившие условный ядерный полигон.

Канцлер Германии Ангела Меркель и президент Франции Эммануэль Макрон в ходе телефонного разговора обсудили ужесточение санкций Евросоюза в отношении КНДР и отметили, что, так как Северная Корея нарушила международное право, мировое сообщество «должно отреагировать на очередную эскалацию».

После этого Мун начал звонить всем от Путина до Меркель, по сути, лоббируя американский проект резолюции о полном запрете на поставки нефти в Северной Корее и направление за рубеж северокорейских рабочих.

Федеральное правительство Германии выразило протест в связи с шестым ядерным испытанием послу КНДР. И там, и в иных заявлениях действия северокорейской стороны справедливо описывались как грубое нарушение соответствующих резолюций Совета Безопасности ООН и подрыв режима глобального нераспространения ЯО.

Реакция КНР и РФ была более сдержанной. Председатель КНР Си Цзиньпин в ходе разговора с президентом США заявил, что необходимо найти долгосрочное решение проблемы КНДР, опираясь на диалог, переговоры и комплексный подход. МИД КНР выступил с заявлением, в котором выразил «решительный протест и осуждение». Пекин призвал Пхеньян «прекратить неверные действия, приводящие к ухудшению ситуации и в то же время не отвечающие собственным интересам, и вернуться в русло решения проблемы через диалог». Отмечается, что Китай придерживается «твердой позиции» по денуклеаризации Корейского полуострова и поддерживает своих коллег в ООН по этому вопросу: «Мы призываем Северную Корею начать процедуру денуклеаризации Корейского полуострова, соблюдать резолюции Совета Безопасности ООН и прекратить эскалацию конфликта».

Президент РФ Владимир Путин в телефонном разговоре с премьер-министром Японии Синдзо Абэ призвал международное сообщество «не поддаваться эмоциям» и высказался за то, чтобы мировое сообщество «действовало спокойно и взвешенно», поскольку урегулирования ядерной, а также других проблем Корейского полуострова «можно добиться исключительно политико-дипломатическими средствами». Путин и Абэ осудили действия КНДР, подчеркнув, что испытание «подрывает глобальный режим нераспространения, нарушает резолюции Совета Безопасности ООН и нормы международного права», а также «создает реальную угрозу региональному миру и стабильности».

Ранее Владимир Путин и лидер КНР Си Цзиньпин в ходе переговоров на саммите БРИКС «выразили неприятие» проблемы, связанной с ядерными испытаниями Пхеньяна, «согласились придерживаться цели по денуклеаризации Корейского полуострова» и договорились «поддерживать тесную связь и координацию для решения» ситуации с КНДР .

Позднее Владимир Путин снова призвал «не поддаваться эмоциям» и не пытаться решить северокорейскую проблему исключительно санкциями и давлением: «Не стоит загонять Северную Корею в угол, важно проявить хладнокровие и избегать шагов, которые могут привести к эскалации напряженности». А в своей статье «БРИКС — к новым горизонтам стратегического партнерства» Владимир Путин указал на то, что ситуация в регионе уже балансирует на грани масштабного конфликта. При этом во время итоговой пресс-конференции после окончания саммита БРИКС президент РФ подчеркнул, что в КНДР «будут есть траву, но не откажутся от ядерных испытаний», и нагнетание военной истерии вокруг КНДР и введение новых санкций в отношении Пхеньяна бессмысленно. Любой иной путь, кроме мирных переговоров с КНДР, будет прямой дорогой к «планетарной катастрофе».

Российское внешнеполитическое ведомство также выразило глубокую озабоченность и призвало вернуться к диалогу как «единственно возможному способу комплексного урегулирования проблем Корейского полуострова». Проведённое 3 сентября ядерное испытание — это очередное демонстративное пренебрежение Пхеньяном требованиями соответствующих резолюций Совета Безопасности ООН и норм международного права. Но при этом Москва призывает «сохранять хладнокровие, воздерживаться от каких-либо действий, ведущих к дальнейшей эскалации напряженности», вновь подтверждая готовность к совместным усилиям в данном направлении, в том числе в контексте реализации российско-китайской «дорожной карты».

5 сентября министр иностранных дел России Сергей Лавров решительно высказался против эскалации военной напряжённости в Северо-Восточной Азии и подчеркнул, что Россия готова рассмотреть американский проект резолюции, исходя из изложенной выше позиции. При этом в реакции мирового сообщества должна найти отражение мысль об отсутствии военного решения проблемы.

В похожем ключе заговорили и российские политики рангом ниже. Как считает глава комитета Госдумы по обороне Владимир Шаманов, превентивные удары по Северной Корее недопустимы. Все проблемы, связанные с этой страной, необходимо решать за столом переговоров. Заместитель председателя комитета Совета Федерации по безопасности и обороне Франц Клинцевич назвал испытания провокацией, сказал, что Северная Корея «перешла черту», но при этом подчеркнул, что «альтернативы переговорному процессу и мирному разговору нет». «Надо садиться за стол переговоров и решать эту проблему, потому что отстаивание своего собственного суверенитета подобным образом Северной Кореей может привести к возникновению очень серьезного конфликта».

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×