02.09.2017 Автор: Владимир Терехов

Индия возвращается от конфронтации к стратегической игре с Китаем

Journal Neo Collage 55359

Итак, фаза прямого военного противостояния в китайско-индийском конфликте на плато Доклам в Гималаях, кажется, осталась позади.

Это стало ясно после опубликования ведущей индийской газетой Times of India информации о том, во-первых, что, согласно заявлению МИД страны от 29 августа с. г., премьер-министр Нарендра Моди положительно ответил на приглашение китайского лидера Си Цзиньпина принять участие в очередном саммите государств-участников БРИКС, который и состоялся 3-5 сентября в г. Сямэнь на юго-востоке Китая.

Во-вторых (а также далее, что важно подчеркнуть), в той же информационной справке Times of India говорилось о выводе днём ранее индийского воинского подразделения с территории указанного плато. Что представлялось как “окончание 73-дневного противостояния” двух азиатских гигантов на крошечном участке двусторонней границы.

Совершенно уверенно можно утверждать, что и само приглашение последовало только после того, как президент Си получил (“по соответствующим каналам”) надёжные гарантии о предстоящем (или уже состоявшемся) уходе “на свою территорию” индийских военных.

Ибо ещё в середине августа речь шла не об участии Н. Моди в саммите БРИКС, а о вполне реальной перспективе начала вооружённого конфликта между крупнейшими (ядерными) мировыми державами. Такая перспектива вырисовывалась после появления в прессе некой информации о готовящемся в КНР ультиматуме, который предполагалось вручить индийскому руководству “в конце августа”.

Порохом от предстоящей войны трудно прогнозируемых масштабов запахло всерьёз, а не “понарошку”, как это пока происходит на Корейском полуострове, где игра (впрочем, тоже весьма опасная) всё же контролируется обоими её основными участниками, то есть США и тем же Китаем.

Представляются примечательными как китайские, так и индийские комментарии к упомянутому сообщению Times of India. Первые высказывания официального представителя МИД КНР вполне соответствовали исходной позиции руководства страны по разрешению данного конфликта: Индия должна вывести свои боевые подразделения “с нашей территории”, не ожидая за это выражения какой-либо благодарности.

В сообщении для прессы, в частности, говорилось, что китайские пограничные войска “продолжат патрулирование” плато Доклам и обеспечат завершение ведущихся здесь дорожно-строительных работ. Подчёркивалось также, что в процессе разрешения конфликта отсутствовала какая-либо закулисная торговля и компромиссы, а потенциальное повторение инцидента приведёт к войне.

Однако далее риторика заметно смягчилась, а на передний план вышли аспекты открывающихся благоприятных перспектив в отношениях между обеими странами и прежде всего в сфере экономики.

На эту область китайско-индийских отношений в основном указывал руководитель МИД КНР Ван И, подчёркивая при этом “правильный путь”, выбранный Китаем и Индией по разрешению опасного конфликта в Гималаях. Сам же факт его завершения китайской Global Times был представлен как “победа Азии”.

В качестве примера возможности согласования действий в сфере мировой экономики приводится совместная китайско-индийская инициатива при обсуждении в ВТО проблемы оценки государственной поддержки сельского хозяйства. Содержание этой инициативы расходилось с предложениями по данному вопросу ведущих западных стран.

Смягчение китайской риторики следует связывать с очевидным стремлением КНР, во-первых, сохранить хотя бы тот уровень связей с Индией, который установился в период до начала конфликта в Гималаях, и, во-вторых, не способствовать дальнейшему дрейфу Дели в сторону геополитических оппонентов Китая.

Ибо, судя по комментариям читателей к упомянутой выше информационной справке в Times of India, индийская общественность восприняла её содержание как свидетельство поражения своей страны в инциденте на плато Доклам. Сама же поездка после этого премьер-министра в КНР изображалась в виде движения “в зубы китайского дракона”. Н. Моди, конечно, не мог игнорировать такие настроения и вплоть до последнего момента оставалась неясной перспектива его встречи с китайским лидером на полях БРИКС.

Но понятные негативные эмоции рядовых индийских граждан являются следствием крайнего упрощения мотивации решения правительства Индии. Скорее похоже на то, что, пожертвовав пешкой во вдруг возникшей трудной ситуации, Дели продолжает борьбу за улучшение стратегических позиций в большой шахматной игре с Китаем.

В связи с конфликтом на плато Доклам индийское руководство оказалось не только перед перспективой войны с Китаем (исход которой вряд ли бы сильно отличался от того, что произошло в 1962 г.), но и перед дилеммой долгосрочно-стратегического масштаба: окончательно отбросить риторику о независимой внешней политике и полностью встроиться в то, что продолжают обозначать термином “Запад”; или сохранить определённую свободу манёвра в отношениях с альтернативными глобальными силами, входящими, например, в тот же БРИКС.

При этом в Индии не могут не принимать во внимание весьма высокую вероятность утери уже в ближайшей перспективе какого-либо реального содержания самой категорией “Запад” (и без того весьма условной). Едва ли её жизнеспособность повысит искусственное поддержание напряжённости на территориях восточноевропейских лимитрофов. Такие попытки предпринимаются той частью политического истеблишмента США, которая, проиграв в ходе последних президентских выборов, пытается сейчас взять реванш, прежде всего на международной арене.

О том, что правительство Н. Моди выбрало путь сложной стратегической игры с Китаем (не обрывая окончательно с ним связей), свидетельствует поездка премьер-министра в Мьянму, предпринятая сразу после окончания саммита БРИКС. Ранее мы обсуждали различные аспекты американо-китайской борьбы за влияние на эту страну, которая располагается на чрезвычайно важной в стратегическом плане территории. В последние годы в эту борьбу активно включается Индия.

Следующее примечательное событие будет связано с очередным визитом премьер-министра Японии Синдзо Абэ в Индию, который состоится 13-15 сентября. На фоне сохраняющегося “политического следа” от инцидента на плато Доклам в Китае расценили сам факт этой поездки как свидетельство оказания Японией поддержки Индии, а также дальнейшего укрепления японо-индийских отношений с очевидным антикитайским подтекстом.

Напомним, что одним из последних двусторонних актов с подобным подтекстом стали планы по созданию “Азиатско-африканского коридора роста”, в котором Азию будут представлять оба основных региональных оппонента КНР.

Руководство Индии не нуждается, конечно, в посторонних советах, но представляется, что призыв КНР к переводу игры между двумя азиатскими гигантами в формат “win-win” (когда “побеждают” оба участника, а не один из них) вполне заслуживает внимания.

Впрочем, тоже можно сказать относительно внешнеполитического курса на китайском направлении Японии, а также и ведущего мирового игрока США.

Ибо просто не существует других сценариев развития ситуации не “по Фукидиду”. Не только в АТР, но и в мире в целом.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×