14.08.2017 Автор: Владимир Терехов

Об «Азиатско-африканском коридоре роста»

i09775674К словосочетаниям последнего времени, обозначающим разнообразные проекты в области межгосударственной экономической деятельности, в конце мая с. г. прибавилось новое: “Азиатско-африканский коридор роста” (Asia Africa Growth Corridor, AAGR). Его появление было предопределено Совместным заявлением премьер-министров Японии и Индии от 11 ноября 2016 г., в котором подводились итоги визита Синдзо Абэ в Дели по приглашению Нарендры Моди.

В четвёртом пункте документа, в частности, говорится, что “повышение связей между Азией и Африкой путём создания условий свободы и открытости в Индо-Тихоокеанском пространстве жизненно необходимо для процветания всего региона”. В этих целях предусмотрено установить “тесную координацию как в двустороннем формате, так и с другими партнёрами”.

Спустя полгода некоторые самые общие соображения относительно проекта создания AAGR стали предметом обсуждения на полях ежегодного (52-го по счёту) заседания Африканского банка развития, которое состоялось в конце мая с. г. на этот раз (что примечательно) в индийском городе Ахмадабад, расположенного вблизи западного побережья страны.

В работе очередного форума АБР приняли участие свыше 3000 делегатов от всех 54 африканских стран-участниц. Одним из ключевых мероприятий, проведенных на полях форума, явились трёхсторонние (японо-индийско-африканские) встречи экспертов и официальных лиц, в частности, с участием министров финансов Индии и Японии, а также руководства АБР.

В сообщении на сайте Банка говорится, что в ходе этих встреч официальные представители Индии и Японии, а также частного сектора обеих стран обсудили проблематику двустороннего взаимодействия с целью создания наиболее подходящих условий для экономического развития Африки.

Комментарии касательно AAGR довольно скупы, поскольку и сам проект, видимо, пока не вышел за формат “соглашения о намерениях”. Для нас же он представляет интерес как новый весьма примечательный элемент глобальной политической игры, в которой всё более весомое участие принимают ведущие азиатские державы Китай, Индия и Япония.

Одним из основных инструментов, которые используются каждой из них, является инициирование интеграционных проектов с очевидной политической целью вовлечения в орбиту своих интересов максимального количества “прочих” стран Азии, Африки, Латинской Америки и даже Европы.

В НВО не раз обсуждалась мотивация повышенного внимания Китая, Индии и Японии к странам не только “собственного” континента, но и Африки. Причём отмечается тренд к формированию тандема Япония-Индия, всё более согласованного против Китая. Что продемонстрировала, в частности, упоминавшаяся выше последняя японо-индийская встреча премьер-министров.

В современной геополитической игре это одна из самых настораживающих тенденций. Но её присутствие не вызывает сомнений и самое плохое, что может сделать любой наблюдатель за развитием ситуации в АТР, пытаться игнорировать связанные с указанной тенденцией негативные реалии. Не упуская при этом из виду тот или иной позитив, (едва) намечающийся, например, в китайско-японских отношениях.

Фактор противостояния с Китаем японо-индийского тандема, несомненно, является одним из основных мотивов и проекта создания AAGR. Что совершенно отчётливо понимают в Пекине, где Африка также давно рассматривается в качестве одного из главных регионов распространения собственного влияния.

Тем не менее в китайской газете Global Times выражается надежда на то, что AAGR может стать дополнением, а не конкурентом проекта возрождения “Великого шёлкового пути”, в рамках которого Африка рассматривается в качестве одного из основных партнёров.

В очередной раз отмечается, что и для обоих региональных оппонентов КНР присоединение к ВШП (или согласование с этим проектом AAGR) может оказаться весьма выгодным. В частности, для Индии в этом случае гораздо легче будет реализовывать собственные проекты строительства нескольких транспортно-промышленных коридоров, которые должны пересечь страну как с севера на юг, так и с запада на восток.

Индии и Японии, продолжает Global Times, гораздо легче будет действовать в Африке в кооперации, а не в конкуренции с Китаем, который давно является лидером в торговле и одним из ведущих инвесторов в страны континента. Объём китайско-африканской торговли только товарами приближается к 200 млрд долл., что втрое больше, чем у занимающей второе место по этому показателю Индии.

В недавнем исследовании известной консалтинговой компании МсКinsey&Company подробно рассмотрены все аспекты политики освоения Китаем африканского континента. Перечисленные в нём основные китайские проекты (уже реализуемые и намечаемые к реализации), объёмы финансовых вложений и прочие аспекты кооперации КНР со странами Африки действительно впечатляют.

На континенте действуют свыше 10 тыс. китайских компаний, при содействии которых производится порядка 30% всей продукции африканских стран. Китайский бизнес присутствует в 90% африканских частных компаний. К 2025 г. объём двусторонней торговли может выйти на уровень 440 млрд долл.

Ничем даже близким пока не могут похвастаться ни Индия, ни Япония. Поэтому призыв КНР к сотрудничеству, а не к соперничеству в Африке для первых двух должен бы выглядеть весьма привлекательным.

Но, как уже не раз отмечалось в НВО, на пути к взаимовыгодной кооперации японо-индийского тандема с Китаем стоят серьёзные политические проблемы. Причём, как показывают последние события, в китайско-индийских отношениях они только усугубляются.

Поэтому пока сложно ожидать позитивной реакции на обращённое к Токио и Дели предложение Пекина по совмещению с ВШП проекта AAGR.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×