05.08.2017 Автор: Константин Асмолов

Новости внутренней политики РК: формирование кабинета Мун Чжэ Ина и первые скандалы

553126 июля 2017 г. новое правительство РК наконец приступило к полноценной работе. Кабинет министров одобрил поправки в закон о структуре правительства, поскольку по южнокорейской политической традиции, каждый президент меняет структуру власти.

В этот раз перемены таковы.

  • Создано главное управление по вопросам торговли в структуре министерства промышленности, торговли и энергетики. Глава управления получит статус замминистра, а в вопросах внешних связей он будет иметь полномочия министра торговли. Данное ведомство существовало до 2013 года, когда его функции были переданы министерству промышленности, торговли и энергетики и МИД РК. Его восстановление, как органа с более высоким статусом, теоретически рассчитано на «противодействие протекционистской политике в мире и урегулирование проблем, связанных с соглашением о свободной торговле с США».
  • Управление по вопросам малого и среднего бизнеса преобразовано в министерство малого, среднего и венчурного бизнеса, отражая предвыборные обещания Муна о большем внимании к таковому. Ранее управление малого и среднего бизнеса подчинялось министерству промышленности, торговли и энергетики, что значительно ограничивало его возможности и сферы влияния, а некоторые функции были возложены на ряд других министерств.
  • Управление гражданской безопасности (аналог МЧС, созданный Пак Кын Хе после трагедии парома «Севоль») объединено с бывшим министерством административного управления под новым названием — министерство административного управления и безопасности, где чрезвычайными ситуациями занимается только одно из управлений. На взгляд автора, этот элемент реорганизации отражает логику фракционной борьбы – любые сделанные Пак инновации должны быть дезавуированы независимо от их пользы.
  • Служба пожарной охраны и Управление морской полиции, которые ранее подчинялись управлению гражданской безопасности, передаются в подчинение министерства административного управления и безопасности и министерства морского и рыбного хозяйства.
  • Все дела по водным ресурсам будут переданы в ведение министерства экологии.
  • Министерство научного прогнозирования переименовано в министерство науки и информационно-коммуникационных технологий. Они же будут заниматься научно-технологическими инновациями.
  • Создан специальный комитет по вопросам трудоустройства, задача которого состоит в осуществлении постоянного мониторинга ситуации с рабочими местами, планировании политики по данному вопросу: комитет будет корректировать меры профильных ведомств и собирать отзывы населения.
  • Начальник управления торговли министерства промышленности, торговли и энергетики получает статус представителя РК на торговых переговорах.
  • Статус директора управления по делам патриотов и ветеранов повышен до уровня министра, а статус начальника службы охраны президента понижен до уровня заместителя министра.
  • Частично реструктурировали и администрацию президента, которая позиционируется как единый центр управления процессом реализации государственной политики.
  • Хотя количество советников президента сокращается с 10 до 8, создано много новых подразделений. Так, восстановлено управление по политическим вопросам, которое было создано при бывшем президенте РК Ро Мун Хёне и упразднено при Пак Кын Хе. Здесь будут работать восемь старших советников, в том числе по вопросам трудоустройства (он же будет решать проблемы безработицы), экономики и социальным вопросам.
  • Расширены полномочия управления национальной безопасности, руководитель которого будет заниматься широким спектром вопросов, в числе которых межкорейские отношения, внешняя политика, оборонная стратегия и др. Под его же руководством создаётся Национальный центр управления в кризисных ситуациях.
  • В секретариате администрации остается пять советников — по общим вопросам, гражданским делам, социальным инновациям, связям с общественностью и кадрам. При этом советник по социальным инновациям будет заниматься «национальной идеологией реформирования и единства».

Пока Мун обладает очень большим кредитом доверия. Как показывает серия социологических опросов, в середине мая деятельность Мун Чжэ Ина на посту президента страны одобряли 87% взрослых жителей РК. Для сравнения – в аналогичный период второй недели после инаугурации рейтинги Ли Мён Бака и Пак Кын Хе составляли 79% и 71% . однако в конце мая опрос, проведённый агентством Real Meter, дал Муну только 78,1%, а в конце июля по данным того же агентства, уровень поддержки президента снизился до 72, 4%.

Причина снижения рейтинга во многом связана с «активными нападками оппозиции на предложенных президентов кандидатов на высшие государственные посты».

Проблемы начались практически сразу и были связаны с тем, что «оппозиция избрала агрессивную тактику, требуя от президента придерживаться принципов, выдвигавшихся им в ходе предвыборной кампании». Дело в том, что в свое время, критикуя назначенцев Пак Кын Хе, Мун Чжэ Ин выделил пять правонарушений, в которых тех постоянно обвиняли (махинации с регистрацией по месту жительства — когда человек зарегистрирован в одном месте, а живёт в другом с целью получения каких-либо выгод; уклонение от службы в армии; неуплата налогов; спекуляция недвижимостью; плагиат) и торжественно обещал, что при нем-то уличенные в подобном не будут назначаться на руководящие посты.

Увы, уже при обсуждении кандидатуры премьера Ли Нак Ена выяснились махинации с пропиской. Кроме того, Ли Нак Ёна обвиняли в том, что в 2002 году он содействовал получению его сыном освобождения от военной службы по медицинским показаниям после операции по перелому ключицы; что его сын якобы не выплатил налог на дарение, получив от отца сумму, необходимую для внесения залога на аренду жилья; что его жена продала две свои картины по завышенной цене государственной компании, базирующейся в провинции, губернатором которой был Ли; что его мать в 2001 году купила квартиру в Сеуле, продав её через 4 года по более высокой цене. В результате оппозиция отменила принятие доклада о результатах слушаний по кандидатуре Ли на пост премьера-министра и стала требовать публичных извинений за то, что власть не выполняет свои обещания.

26 мая глава администрации президента Им Чжон Сок извинился за то, что новым властям не удалось сохранить принципы отбора кадров, и выразил сожаление по поводу того, что представленный президентской администрацией кандидат не соответствовал надеждам народа.  Однако премьер должен был быть утверждён в течение месяца после президентских выборов, Мун Чжэ Ин попросил у оппозиции понимания, заявив, что нынешняя ситуация сложилась из-за недостатка времени на должную подготовку. По его словам, спешка с кадрами была нацелена на скорейшее формирование правительства, однако сам процесс утверждения кандидатов начал замедляться и политизироваться. А что до реализации его предвыборного обещания о недопущении на высокопоставленные посты лиц, замешанных в «пяти правонарушениях», то во время предвыборной кампании он, оказывается, лишь очертил принципы, для реализации которых нужно создать более конкретные критерии.

Реакция политических кругов была неоднозначной. В Народной партии выразили неудовлетворённость объяснениями президента, но согласились на сотрудничество в утверждении премьер-министра. Похожую позицию заняла и партия Парын, в то время как ведущая оппозиционная Партия Свободная Корея потребовала от Мун Чжэ Ина выполнения своих предвыборных обещаний.

31 мая 2017 г. депутаты Национального собрания Республики Корея утвердили Ли Нак Ёна в должности премьер-министра. На заседании присутствовали 188 из 299-ти депутатов, так как депутаты от партии Свободная Корея за исключением одного человека покинули заседание. 164 депутата проголосовали за утверждение, 20 были против, двое воздержались, два голоса были признаны недействительными. Таким образом, Ли Нак Ёна поддержали 87% депутатов, но с учетом того, что Свободная Корея отказалась от участия в голосовании, уровень его поддержки составил 55%.

На этом, однако, проблемы не закончились. Ли оказался не единственным назначенцем без подобных пятен, и если в случае с ним оппозиционные партии еще пошли навстречу Муну, то по другим кандидатурам они заняли куда более жесткую позицию, рассматривая их так же придирчиво, как в свое время «топили» сторонников Пак Кын Хе.

В первую очередь это коснулось Кан Гён Хва — претендента на пост министра иностранных дел, Ким Дон Ёна как будущего вице-премьера по вопросам экономики, министра планирования и финансов, будущего председателя комиссии по добросовестной конкуренции Ким Сан Чжо и предполагаемого председателя Конституционного суда Ким И Су. Оппозиция указывала, что они совершили ряд все тех же правонарушений и что на этот раз никаких послаблений не будет, а лидер фракции Народной партии Ким Дон Чхоль открыто заявил, что обещание Мун Чжэ Ина исключить коррупционеров из числа госслужащих уже выполняется, но администрация президента не хочет этого признавать.

Больше всего проблем возникло с кандидатурой Кан Гён Хва, где не только консерваторы, но Народная партия пришла к выводу о несоответствии Кан Гён Хва моральным и профессиональным качествам, которыми должен обладать глава МИД. Как и премьера, ее обвиняли в махинациях с регистрацией по месту жительства, спекуляции недвижимостью, неуплате налогов и плагиате при подготовке диссертации, причем часть обвинений Кан Гён Хва признала. Однако Мун Чжэ Ин «призвал оппозицию уважать волю народа и обещал делать то, чего хочет народ». В итоге, несмотря на то, что парламентские слушания по её кандидатуре провалились, 18 июня Кан Гён Хва назначили на пост министра иностранных дел без одобрения парламента.

Таким же образом был назначен и Ким Сан Чжо, и военный министр Сон Ён Му – назначение последнего столкнулось с сопротивлением оппозиционных сил, которые напомнили о его причастности к ряду коррупционных скандалов, отчего его кандидатура не была утверждена парламентариями.

Напомним, что всего в парламенте 299 депутатов, из них 127 у консерваторов: 107 у партии Свободная Корея (бывшая Сэнури) и 20 у раскольников из Парын (партия Ким Му Сонна и Ю Сын Мина). Демократическая партия Тобуро, ныне правящая, имеет 120 мест, Народная – 40, партия Справедливости и независимые депутаты в сумме занимают 13 мест.

В общем, все как пять лет назад: президент предлагает кандидатов, оппозиция перетряхивает всю их биографию с момента рождения. При этом нельзя сказать, что торпедируют каждого — слушания в отношении кандидатуры Чо Мён Гюна на пост министра по делам воссоединения прошли сравнительно спокойно.

Разница разве что в том, что если Пак скорее искала компромиссы, Мун своим волевым решением назначает ключевых министров, несмотря на протесты, а оппозиция покидает зал заседаний, так что сейчас в парламенте нет кворума для принятия ключевых решений.

В завершение поговорим о текущих скандалах и кадровых перестановках. Главная тема – ситуация в Народной партии, где 26 июня 2017 г. был арестован некий Ли, обвиняемый в нарушении закона «О выборах должностных лиц».

Обвинение достаточно серьезное – по версии прокуратуры, в мае 2017 г. он начал распространять подделанные голосовые файлы и сообщения мессенджера KakaoTalk о том, что сын президента РК Мун Чжун Ён устроился на работу в обход закона. Во время предвыборной кампании НП широко распространяла данный компромат.

Затем суд Центрального  административного округа Сеула выдал ордер на арест бывшего члена высшего совета партии Ли Чжун Со. У следствия имеются данные, что Ли принуждал ранее арестованную Ли У Ми распространять слухи о том, что в 2006 году Мун Чжэ Ин использовал своё влияние, оказав помощь сыну в трудоустройстве в государственную компанию. Ли Чжун Со отрицает все обвинения, но следствие полагает, что он может уничтожить улики и скрыться.

Руководство народной партии, заметим, не особо стало выгораживать арестованных. Лидер парламентской фракции НП Ким Дон Чхоль обратился к прокуратуре с просьбой провести тщательное расследование и выразил официальное извинение за распространение ложной информации.  Официальное заявление Народной партии также вертелось вокруг тезиса «приносим извинения, обвинения в адрес сына президента были основаны на фальшивых доказательствах», а Ан Чхоль Су принес официальные извинения народу и фактически взял вину на себя.

26 июня был избран новый председатель и в партии Парын. Им стала депутат Национального собрания РК Ли Хе Хун, набрав 36,9% голосов. Однако 13 членов партии после этого заявили о выходе, и пока непонятно, подадутся ли они в Свободную Корею, создадут что-то свое или останутся независимыми.

Относительная консолидация наблюдается только в партии Свободная Корея, где 3 июля в ходе общенационального съезда председателем партии был избран Хон Чжун Пхё, ранее – кандидат в президенты. Он с большим отрывом обошёл своих оппонентов Син Сан Чжина и Вон Ю Чхоля, принадлежащих к более радикальным фракциям (Вон, напомним, сторонник ядерного вооружения РК). Выступая на пресс-конференции, прошедшей в тот же день, Хон заявил, что начнёт работу по восстановлению консервативных сил. По его словам, он возглавил партию только по одной причине: партия находится в критическом состоянии. Хон Чжун Пхё призвал к единству, указав, что сегодня партия не имеет никаких сил для борьбы с внешними врагами. Он подчеркнул, что будет проводить серьезные реформы и готов к жертвам.

А во внутрипартийной политике консерваторы очень напоминают автору демократов при Пак Кын Хе, которые старательно бойкотировали работу парламента. Так, Свободная Корея заявила, что впредь не намерена участвовать в регулярных встречах лидеров парламентских фракций, хотя без участия главной оппозиционной партии эти встречи не имеют смысла. Например, 19 июля 2017 г. вместо того, чтобы участвовать в такой встрече, Хон посетил пострадавшие от наводнений районы провинции Чхунчхон-Пукто.

Так что продвижение политической линии нового президента и формирование его команды явно не пойдет гладко.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×