31.07.2017 Автор: Константин Асмолов

«Второй испытательный запуск» северокорейской МБР

563432424Не так давно мы описывали запуск северокорейской ракеты Хвасон-14, которую значительная часть экспертов признала МБР. И менее чем через месяц спустя за первым запуском последовал второй, причем, если верить ЦТАК, в этот раз двигатель ракеты оттестировали на полную мощность.

Приказ был отдан еще 27 июля, а поздно ночью 28-го Маршал по традиции лично приехал руководить на месте. Как и в прошлый раз, стреляли под максимально высоким углом, после чего ракета поднялась на высоту 3725 км и, пролетев 998 км за 47 минут 12 секунд, упала в назначенный квадрат акватории Тихого океана в экономической зоне Японии, тем самым отработав наведение и прочность ядерной боеголовки.

По мнению северян, их ракета добивает до материковой части США, и, как сказал Ким Чен Ын, «если, несмотря на наше повторное предупреждение, США опять просунут дурную идею в нашу землю и развернут несуразное игрище ядерным оружием, мы исправим их дурные наклонности нашими стратегическими ядерными силами, которые мы обстоятельно показывали».

Данные ЦТАК в целом совпадают с оценками военных экспертов Японии и РК. Да, речь идет об усовершенствованной МБР, которая в случае полёта по стандартной траектории может пролететь порядка 10 тыс. километров и достичь Чикаго. Отмечается и новое место запуска — провинция Чагандо, а это означает или мобильную установку, или, что еще серьезнее – разветвленную систему подземных коммуникаций, мало уязвимую для превентивного удара. Напомним, что «Хвасон-14» стартовала с полигона в провинции Пхёнан-Пукто. Это оказалось для многих неожиданным, ибо даже сообщения телеканала CNN со ссылкой на данные Министерства обороны США от 25 июля базировались на том, что транспортные средства, которые перевозили оборудование для запуска баллистических ракет, видели на старом, а не новом полигоне.

Российские специалисты, как и в прошлый раз, заявили, что речь идет не о МБР, а о ракете средней дальности: «Запуск был произведен в направлении от границ России и опасности для Российской Федерации не представлял», а ракета поднялась на высоту 681 км и пролетела 732 км.

Первая реакция «заинтересованных сторон» тоже была ожидаема. Главный секретарь кабмина Японии Ёсихидэ Суга квалифицировал запуск ракеты КНДР как прямое нарушение резолюций Совета безопасности ООН и заявил, что Япония выражает протест.

Президент РК Мун Чжэ Ин провел чрезвычайное заседание Совета Национальной безопасности; назвал действия Пхеньяна «стратегической провокацией»; призвал обсудить с американской стороной укрепление совместных мер сдерживания, включая размещение на территории страны дополнительно четырёх пусковых установок американской системы ПРО THAAD (и куда девался весь левый и антиамериканский пафос!); дал указание на случай необходимости разработать план односторонних санкций в отношении Севера и провести жёсткую демонстрацию силы; призвал созвать экстренное совещание Совета безопасности ООН и усилить санкции в отношении Северной Кореи.

Впрочем, возможно, такая реакция была связана с тем, что на самом деле МО РК этот запуск проворонило. Как сообщал 27 июля на брифинге в Сеуле представитель Объединённого комитета начальников штабов вооружённых сил РК полковник Но Чжэ Чхон, «южнокорейские военные вместе с американскими союзниками внимательно следят за активностью северокорейских войск, находясь в постоянной готовности отразить северокорейские провокации», но признаков подготовки к запуску МБР не видят.

Председатель Комитета начальников штабов вооружённых сил РК Ли Сун Чжин обсудил сложившуюся ситуацию со своим американским коллегой Джозефом Данфордом и главой Тихоокеанского командования ВС США адмиралом Гарри Харрисом. В качестве немедленного ответа (как и на прошлый пуск) военные США и РК провели у восточного побережья РК совместные ракетные стрельбы. Были применены южнокорейские ракеты «Хёнму-2» и американские оперативно-тактические ракетные комплексы ATACMS (Army Tactical Missile System), причем целью декларировалась «вероятность нанесения удара по руководству противника в случае чрезвычайных обстоятельств»: «Они показали кулак, мы тоже покажем кулак».

В Госдепартаменте США, помимо прочего, заявили, что Россия и Китай несут «особую ответственность за эту растущую угрозу региональной и глобальной стабильности».

Но теперь поговорим о том, что будет дальше.

Во-первых, посмотрим на внешнеполитические последствия. Пхеньян демонстративно переходит красную линию – если запуски ракет-носителей еще можно объяснять правом на мирное освоение космоса, классический тест МБР – это демонстративное игнорирование соответствующих резолюций СБ ООН. Формально это повод для очень серьезной международной реакции, но можно заметить, что еще по предыдущему запуску «согласья нет». Позиции США и их союзников существенно расходятся с точкой зрения РФ и КНР, а недавно введенные односторонние санкции, в которых из РФ, КНДР и Ирана сделали «новую ось зла» тем более не способствуют «конструктивности Москвы в этом вопросе».

5 июля 2017 г. на заседании Совета Безопасности по КНДР постпред США при ООН Н.Хейли заявила: «Мы не потерпим попыток затянуть время или уговоров о принятии более смягченного варианта резолюции». Но даже СМИ РК отмечают, что «принятие новой резолюции Совбеза ООН затягивается в связи с позицией России и Китая, которые предлагают пересмотреть ряд пунктов документа», отчего «США продемонстрировали готовность к использованию собственного влияния посредством односторонних санкций», ответом на которые оказался данный пуск.

Обратим при этом внимание на вброс западных СМИ о том, что Россия блокировала проект заявления СБ ООН. Как заявил 6 июля пресс-секретарь постоянного представительства России при ООН Фёдор Стржижовский, блокировки не было, но, ознакомившись с американским проектом заявления, Россия выразила несогласие с тем, что в документе пуск назван испытанием МБР, и американской стороне было предложено внести в документ соответствующие изменения.

Во-вторых, посмотрим на то, чего вообще добились северокорейские ракетчики за недавнее время, прошедшее со времени запуска от 14 мая.

21 мая Пхеньян сообщил в об успешно проведённом накануне запуске ракеты средней дальности «Пуккыксон-2». «Пуккыксон-2» была впервые испытана в феврале и является наземной модификацией баллистической ракеты подводных лодок. Как отмечалось в сообщении ЦТАК, испытание показало высокий уровень надёжности систем ракеты, включая гусеничную пусковую установку, отделение ступеней ракеты и систему «холодный старт», которая предусматривает использование высокомощного твёрдотопливного двигателя, из-за чего признаки запуска сложно обнаружить заблаговременно. Между тем, по оценкам экспертов, ракета способна нести ядерную боеголовку весом 500–600 кг. И может поражать военные базы США на острове Гуам и в Японии.

29 мая была запущена баллистическая ракета типа SCUD, которая поднялась максимум на 120 км и пролетела примерно 450 км. Для территории США она не представляет опасности, однако может достичь любой точки Республики Корея. Одновременно испытание проходила новая пусковая самоходная установка.

8 июня из района города Вонсана были запущены несколько противокорабельных ракет. Днем позже ЦТАК дополнил, что ракеты были крылатыми, а цель испытаний заключалась в проверке тактико-технических свойств новой системы вооружений, в том числе процесса запуска, работы двигателя, подхода к цели на низких высотах. Одновременно проходило тестирование мобильной пусковой установки на гусеничном ходу.

4 июля Центральное телевидение КНДР объявило о проведении первого успешного запуска МБР «Хвасон-14″, с которого мы начали статью. В тот же день Россия и Китай выступили с совместной инициативой, предложив КНДР объявить мораторий на ядерные испытания и пуски ракет, а Южной Корее и США — воздержаться от проведения масштабных военных учений в регионе. Тогда ни одна из великих держав официально не признала «межконтинентальность». КНР отмолчалась, РФ выдала данные существенно ниже остальных, а главы РК, США и Японии, участвующие в саммите «Большой двадцатки» в Гамбурге, осудили запуск ракеты, назвав его прямым нарушением резолюций Совета Безопасности  ООН, но не признали её в качестве межконтинентальной «из-за недостаточной скорости».

Кроме этого, 30 мая, 18 июля и 25 июля на судоверфи северокорейского города Синпхо проводились бросковые испытания макета ракеты «Пуккыксон-1″ в режиме «холодного старта», который представляет собой запуск двигателя после отделения от носителя.

Таким образом, интенсивность запусков сейчас напоминает горячий этап советско-американской ракетной гонки, и видно, что одновременно ведется работа над несколькими проектами ракет разного типа. Как говорил Ким Чен Ын в начале лета: «Мы должны подготовить Соединенным Штатам набор полномасштабных подарков».

В-третьих, обратим внимание на то, как на этом фоне меняется тон американских стратегов и какие выводы они делают из пусков. Как никак еще 30 апреля президент США Дональд Трамп в интервью телеканалу CBS заявил: «Нельзя допустить, чтобы Север получил более продвинутые средства доставки ядерного оружия». И вот же они! Летают, причем в таком количестве, при котором уже нельзя сказать, что это единичный опытный экземпляр и до серийного производства еще далеко.

Министр обороны США Джеймс Мэттис в интервью телеканалу CBS тоже говорил, что «нельзя ждать, пока у Пхеньяна появится межконтинентальная баллистическая ракета с ядерной боеголовкой». Впрочем, на вопрос ведущего о том, есть ли некая «красная линия», пересечение которой вызовет ответную реакцию США, он не ответил. Позднее, выступая на Международной конференции по безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе «Шангри-Ла Диалог», Мэттис все же ответил на сходный вопрос: средства военного воздействия могут рассматриваться, но в первую очередь упор ставится на экономических и внешнеполитических способах разрешения северокорейской проблемы. Война на Корейском полуострове стала бы настоящей катастрофой, поэтому США пытаются решить ядерную и ракетную проблемы Пхеньяна дипломатическим путём.

11 мая директор Национальной разведки США Дэн Коутс, директор ЦРУ Майк Помпео и главы других профильных ведомств, приняв участие в слушаниях сенатского комитета по разведке, назвали северокорейские ракеты и ядерное оружие одной из наибольших угроз.

25 июля, ссылаясь на результаты исследования, проведённого разведывательным управлением Министерства обороны США сразу после первого испытания «Хвасон-14», газета Washington Post сообщила, что Пхеньян будет способен поставить на вооружение МБР с ядерными боеголовками уже в будущем году. Это на два года раньше, чем прежние прогнозы Вашингтона – и связано с тем, что КНДР переходит на новый уровень создания производственной линии подобных ракет. У Севера осталась лишь задача по отработке технологий повторного вхождения ракеты в плотные слои атмосферы.

Похожие оценки высказывает директор агентства по противоракетной обороне минобороны США вице-адмирал Джеймс Сиринг: «…Достижения Пхеньяна в разработке и демонстрации технологий баллистических ракет в течение последних шести месяцев вызывают серьёзную озабоченность, и Вашингтону следует исходить из того, что межконтинентальная баллистическая ракета с ядерной боеголовкой, запущенная из КНДР, может достичь территории США».

Заместитель председателя Объединённого комитета начальников штабов вооружённых сил США генерал Пол Сельва чуть более скептичен: «…Да, северокорейцы быстро продвигаются к созданию потенциала межконтинентальных баллистических ракет, но испытание баллистической ракеты 4 июля не демонстрирует способность нанести точный удар по США или обоснованную уверенность в успехе. Пхеньяну ещё только предстоит продемонстрировать способность изготовить необходимую систему наведения и контроля».

Любопытна позиция председателя объединенного комитета начальников штабов США Джозефа Данфорда. С одной стороны, в случае вооруженного конфликта на Корейском полуострове жертв будет столько, что «те, кто выжил после Второй мировой войны», не видели столько погибших. С другой — Америка должна быть готова к возможному вооруженному конфликту с КНДР. Некоторые, дескать, называют такой вариант невообразимым, но для него невообразимо совсем иное — «возможность допустить то, чтобы ядерное оружие (КНДР) приземлилось в Денвере, штат Колорадо». Поэтому его работа — делать всё, чтобы этого не произошло».

Более половины американцев не просто допускают, но считают нужным применить военные меры против СК, чтобы прекратить развитие Пхеньяном ракетных и ядерных технологий. На это указывают результаты опроса, проведённого с 16 по 18 июля консервативным каналом Fox News. На необходимость военного вмешательства указали 55% респондентов, хотя 68% участников опроса выразили по поводу возможности начала войны свои опасения.

И еще одна важная деталь: автор слышал, что и в США, и в РК, и особенно в Японии прошла очень жесткая чистка в разведке и аналитике, причем увольняли именно тех, кто говорил о скором крахе режима в КНДР и его неспособности к техническому прогрессу. Однако вопрос в том, кто их заменит – на фоне паники и истерики это могут быть не реалисты, а алармисты, предлагающие из чисто рациональных соображений «стрелять паровозы, пока они еще чайники».

Подведем итог. Новый запуск – не столько сногсшибательная новость, сколько очередное подтверждение стратегии Ким Чен Ына, который методично выкладывает один козырь за другим для того, чтобы выиграть время и довести ситуацию до максимального напряжения в минимальные сроки. Желая как можно быстрее выйти на ту ситуацию, когда Соединенные Штаты уже точно не смогут действовать так, как действовал Обама и как на самом деле продолжает действовать Трамп. Да, рискованно, да, «трудный выбор США» подстегивается образом, неприятным для Вашингтона.

2017 год может быть весьма жарким.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×