29.07.2017 Автор: Константин Асмолов

К санкциям против «новой оси зла»

11227 июля верхняя палата Конгресса США одобрила законопроект, предусматривающий ужесточение санкций в отношении России, Ирана и КНДР. За принятие законопроекта было отдано 98 голосов, против — два. Ранее законопроект был одобрен 25 июля в Палате представителей, где за него проголосовали 419 депутатов, против трёх.

Скорее всего, этот закон будет принят. Формально проект направлен на утверждение президента США Дональда Трампа, который имеет право в течение 10 дней наложить на него вето или подписать. Однако для преодоления вето Конгрессу необходимо две трети голосов в каждой палате, и учитывая результаты прошедших голосований, Дональд Трамп может использовать право вето разве что для того, чтобы принять ещё более сильные санкции относительно России.

Однако наш материал касается не антироссийского аспекта санкций и даже не попытки очертить контуры новой «оси зла» как потенциального союза стран-изгоев, а того, как Америка старается задушить КНДР односторонними санкциями или «вторичным бойкотом», о чем мы писали не раз.

Санкции США в отношении Пхеньяна нацелены на полное перекрытие каналов поступления валюты в целях усиления давления на местную экономику и армию. Речь идёт о перекрытии каналов поставок нефти и нефтепродуктов, запрете на экспорт северокорейской рабочей силы, ограничении движения судов, принадлежащих КНДР и странам, отказывающимся выполнять санкции ООН, закрытии северокорейских торговых сайтов.

Подобные меры, заметим, вводятся с одобрения текущего руководства РК. Как заявила глава южнокорейского внешнеполитического ведомства Кан Гён Хва, выступая 10 июля 2017 г. на заседании парламентского комитета по вопросам воссоединения, внешней политики и торговли, РК и США активно обсуждают меры «вторичного бойкота» в отношении иностранных компаний, работающих с Пхеньяном. По ее словам, обсуждение данного вопроса велось на официальном ужине глав РК, США и Японии в Гамбурге.

Заметим, что вторичный бойкот представляет собой серьёзное санкционное средство, куда более серьезное, чем просто очередные односторонние санкции. Страны, компании и банки, ставшие объектом вторичного бойкота, лишаются возможности вести какие-либо операции с американскими партнёрами, что фактически означает невозможность вести нормальную экономическую или финансовую деятельность по всему миру.

Главным объектом «вторичного бойкота» является Китай, который, по мнению США и РК, является «спасательным кругом» для Севера, выступая против продвигаемого США запрета на поставки Пхеньяну сырой нефти и нефтепродуктов.

Усиление односторонних санкций США против КНДР сопровождается активной пропагандистской кампанией, призванной показать, как северокорейский режим обходит международное воздействие. В этом контексте на горизонте внезапно появляется перебежчик Ли Чон Хо, утверждающий, что до своего побега в конце 2014 года он руководил специальной структурой по добыче инвалюты, а затем был главой далянского филиала северокорейской торговой компании. По его словам, значительные суммы денег переправляются в КНДР черным налом через капитанов судов, идущих из КНР в КНДР, или северокорейских дипломатов, багаж которых нельзя досматривать (думаю, аудитория уже вспомнила 120 тысяч долларов в вещах покойного Ким Чен Нама). Ли утверждает, что за первые девять месяцев 2014 года он отправил таким образом порядка 150 млн долларов. Кроме того, как только та или иная компания оказывается в санкционном списке США, она просто меняет название и продолжает работать под новым, которого нет в черном списке.

Параллельно идет охота на нарушителей режима. Например, выяснилось, что «одна сингапурская торговая компания» продавала на Север предметы роскоши, которые можно было открыто купить в двух пхеньянских магазинах. Об этом сначала сообщило американское интернет-агентство NK News, а затем – телеканал CNN, отметивший, что заработанные таким образом деньги могут использоваться на ядерную и ракетную программы Пхеньяна. Правда, не следует забывать, что к запрещенным предметам роскоши применительно к поставкам в КНДР, относятся даже некоторые сорта майонеза или теннисные ракетки.

И это еще не всё. Как сообщила 21 июля радиостанция «Свободная Азия», Сенат США инициировал законопроект о всеобъемлющих финансовых санкциях, полностью перекрывающих Пхеньяну доступ к международной финансовой системе. В нём указывается, что президент США должен начать расследование в отношении финансовых учреждений, имеющих какие-либо связи с аналогичными объектами в КНДР. А немногим ранее Международная группа по борьбе с финансовыми злоупотреблениями (FATF), в которую входят 37 стран мира, включая РК, США, Японию и Россию, приняла решение сохранить в отношении КНДР высший уровень финансовых санкций. Речь идет о необходимости запретить любое сотрудничество с северокорейскими банками, в том числе запретить иностранным банкам открывать в КНДР свои филиалы.

Каковы могут быть последствия подобного шага? Да, если все получится, давление на КНДР существенно усилится, но формирование новой оси зла может привести и к тому, что коалиция стран-изгоев начнет более активно взаимодействовать друг с другом. Президент России Владимир Путин уже охарактеризовал американскую санкционную политику как «хамство», отметив, что терпеть его дальше невозможно.

Есть предел давления и на КНР – если Вашингтон начнет откровенно перегибать палку со вторичным бойкотом, в Пекине тоже найдут способы противодействия. Да и вообще, мгновенного эффекта санкции не дают никогда, а региональная обстановка может меняться быстрее.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×