26.07.2017 Автор: Константин Асмолов

Новости следствия по делу об убийстве Ким Чон Нама

56234234234Разобрав не так давно громкую историю о покушении на лидера КНДР, вернемся к тому, как развивается дело о покушении на другого Кима, благо вокруг расследования всплывают интересные новости.

Собственно, следствие идет с 30 мая 2017 г. Слушания проходят в Верховном суде, поскольку суды низшей инстанции не имеют права рассматривать дела об убийстве. СМИ по-прежнему не рекомендовано упоминать детали, и потому о том, что происходит, мы узнаем в основном по косвенной информации.

На скамье подсудимых находятся только две непосредственные исполнительницы убийства (25-летняя гражданка Индонезии Сити Айсия и 28-летняя гражданка Вьетнама Доан Ти Хуонг), защита которых выбрала вполне очевидную и понятную тактику. Девушки стали жертвами обмана и провокации и искренне думали, что участвуют в розыгрыше. Все претензии к «таинственным северокорейцам», допросить которых не представляется возможным, отчего на них можно валить все, что угодно.

Адвокатов можно понять, ибо их подзащитных ждет смертная казнь через повешение. Впрочем, Сити Айсия даже написала родным письмо о том, чтобы они не беспокоились – дескать, я в порядке и мне многие помогают, включая посольство.

Однако гладко процесс не идет. Известно, что следствие запросило доказательства того, что девицы несколько раз отрабатывали этот розыгрыш в залах аэропорта. И, вроде бы, пока таких записей не обнаружено. Между тем, теоретически на этих записях могла бы быть отражена не только подготовка и отработка операции, но и лица, которые выступали в роли режиссеров-постановщиков. В этом случае их изображения можно было бы сравнить с портретами северокорейских граждан, которых недруги Пхеньяна полагают организаторами и исполнителями убийства. Однако, как заявил адвокат индонезийки Гуй Сун Сенг, «следствие до сих пор не предоставило документы, имеющие решающее значение для защиты», и неизвестно, действительно ли записи были изъяты полицией или кем-то еще.

Непонятна и ситуация с тем, чем отравили покойного. Доказательств использования VX, в т.ч. в ОЗХО так и не представили, и более того, г-н Гуй заявил, что ищет помощи иностранных экспертов для того, чтобы получить доступ к уликам, касающимся применения предполагаемого орудия убийства в лице VX. По его словам, часть документов и материалов будут отправлены в Данию или иные страны для подтверждения, что для убийства использовался именно VX. Это довольно важный момент, так как ранее, после того как следствие объявило тип отравляющего вещества, это не подвергалось сомнению, хотя респонденты автора сразу же сказали, что речь может идти об отравляющем веществе на базе VX, но не классическом оружии массового поражения, применение которого убило бы не одну жертву.

Кроме того, посольство КНДР наняло адвоката Джагьит Сингха, известного, кстати, защитой некоторых местных преступников. На брифинге он заявил, что работал с северянами со второго марта 2017 г. и помог трем подозреваемым вернуться домой. Этот факт посредничества несколько не стыкуется с южнокорейской версией о заложниках.

Подтверждена и информация о том, что покойный имел дипломатический паспорт на имя гражданина КНДР Ким Чхоля, что весьма важно: если бы брат северокорейского лидера был бы «наиболее высокопоставленным диссидентом», вряд ли бы он сохранил диппаспорт. Также выяснилось, что в его багаже обнаружили четыре большие пачки 100-долларовых купюр на общую сумму 120 тысяч долларов США, которые Ким не собирался декларировать, пользуясь дипломатической неприкосновенностью.

Происхождение этих денег стало поводом для сенсационной статьи, опубликованной в японской газете «Асахи Симбун». Ссылаясь на источники в следственных органах Малайзии, «Асахи» утверждает, что за 4 дня до смерти он встречался с человеком, которого считают агентом ЦРУ, и 120 тысяч долларов, скорее всего, были платой за некую переданную информацию, из-за которой его и убили.

Хронология событий выглядит так. 6 февраля Ким приехал в Куала-Лумпур из Макао, в одиночку и с одной сумкой. Это было зафиксировано камерами наблюдения. 8 февраля Ким убыл на курортный остров Лангкави, никому об этом не сказав (таким образом элегантно убирается вопрос о том, с кем еще общался покойный).

9 февраля камеры отеля зафиксировали его вместе с американцем корейского происхождения, живущим в Бангкоке. «Асахи» утверждает, что этот человек а) прибыл в Малайзию в тот же день, что и Ким; б) встречался с Кимом и ранее; в) «имеет связи» с ЦРУ (формулировка весьма широкая и может и не обозначать собственно агента); г) покинул страну в тот же день, что и Ким. Двое общались примерно час, а анализ компьютера Кима показал, что в него вставляли флешку – из чего журналисты сделали вывод о том, что на ней была информация, которую он не мог передать устно.

Расследование убийства Ким Чон Нама вскрыло, насколько Малайзия была перевалочным пунктом для северокорейского экспорта, в т.ч. и военного. Самый громкий скандал был связан с компанией Glocom, которая продавала оборудование в сфере связи для «военных и военизированных» организаций. Как сообщило агентство Рейтер со ссылкой на представленный Совбезу ООН доклад, в Малайзии компаний под таким названием нет, однако две малайзийские фирмы, контролируемые инвесторами из КНДР, зарегистрировали сайт Glocom в 2009 году. Рейтер утверждает что Северная Корея покупала в Гонконге дешевую электронику, а затем переделывала ее в радиостанции военного назначения, которые продавались в развивающиеся страны за 8 тыс. долларов за штуку; что за этим стоит фирма Pan Systems Pyongyang, которая находится под управлением разведывательных структур Северной Кореи и руководит сетью подставных компаний и агентов в Малайзии, Сингапуре и Китае. В итоге две фирмы, связанные с компанией Glocom, были закрыты.

Другая громкая история касалась приобретения Австралией серии пограничных катеров, которые тоже формально были малайскими: однако исследование по открытым источникам выявило, что компания Kay Marine Sdn Bhd торговала северокорейскими военными кораблями – как катерами для пограничной охраны, так и мини-подводными лодками.

В этом контексте найденная в вещах Кима сумма вполне могла быть черным налом за полулегальную деятельность северокорейских компаний, а поездки покойного в Малайзию могли быть связаны с инспекцией данного бизнеса.

Именно поэтому одна из версий, связанных с убийством, заключается в том, что его целью было вскрыть и перекрыть этот источник валютных поступлений, столь важных для КНДР. И пока мы не знаем дополнительных деталей, касающихся командировки Ким Чон Нама, что одна, что другая версия на самом деле равнообсуждаемы. Отчего бы не представить себе, что ЦРУ (если покойный действительно общался с его представителями) требовало от Кима некую информацию и убило, когда он отказался ее передать?

А пока можно обратить внимание на то, что попытка представить убийство в аэропорту как теракт с применением оружия массового поражения и повод внести Север в список стран-спонсоров терроризма, не удалась. Несмотря на усиливающиеся призывы в Конгрессе США о необходимости включения Севера в вышеуказанный «черный список», доклад о международном терроризме за 2016 год, опубликованный в среду госдепартаментом США, вносит в него Иран, Судан и Сирию, но не КНДР. Видимо, даже для американских чиновников, нередко ссылающихся на сомнительные источники, южнокорейских «доказательств» оказалось недостаточно.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×