14.07.2017 Автор: Константин Асмолов

К визиту в США президента Республики Корея

56324432323Второго июля президент РК Мун Чжэ Ин вернулся из США, завершив свой первый пятидневный зарубежный визит после его вступления в должность. В ходе саммита обсуждались вопросы, касающиеся урегулирования северокорейской ядерной программы, функционирования военного альянса Сеула и Вашингтона, а также возможного пересмотра соглашения о свободной торговле между двумя странами. Согласно совместному заявлению для прессы, стороны договорились об укреплении южнокорейско-американского союза, сотрудничестве по северокорейскому вопросу, ведении справедливой торговли ради стимулирования экономического роста, укреплении экономического взаимодействия, активном партнерском сотрудничестве на мировом уровне.

Суммируя итоги саммита, можно отметить следующее:

  • Явного разрыва и непонимания не произошло, но на самом деле никто этого и не ждал. Ну да, Трамп в очередной раз подчеркнул, что «стратегическое терпение» относительно «безжалостного и жестокого режима» КНДР закончилось, и ратовал за «широкий подход к северокорейской ядерной проблеме, включающий средства внешней политики, экономические методы, сферу безопасности», а Мун агитировал за «поэтапный и всеобъемлющий» подход, основанный на сдерживании, санкциях и диалоге, не особенно раскрывая, что именно это значит. Не разругались открыто – значит, можно говорить о том, что теперь между лидерами существуют доверительные отношения.

  • Как считают СМИ РК, «Вашингтон поддержал усилия южнокорейского правительства, направленные на мирное решение северокорейской ядерной проблемы». Правда, «чтобы вывести КНДР на путь к диалогу (суть которого заключается в том, чтобы Пхеньян отказался от ядерной программы), стороны договорились оказывать на Пхеньян максимальное давление», а к диалогу надо готовиться только «при наличии необходимых для этого условий». Видимо, под успехом надо понимать то, что Дональд Трамп «выразил согласие с тем, что РК играет лидирующую роль в создании атмосферы, необходимой для мирного объединения Корейского полуострова, а также еще раз подтвердил готовность США обеспечивать расширенное сдерживание КНДР при помощи собственного военного потенциала».

  • Но интереснее рассмотреть речь Муна в ходе торжественного приема в Белом доме, центрального мероприятия саммита. Глава РК заявил, что если Дональду Трампу удастся решить проблему Севера, то это будет огромным успехом, которого не удалось достичь ни одному из прежних американских президентов. Он также подчеркнул, что согласен с внешней политикой Трампа относительно Севера, основанной на сильной воле, отметив, что прежде все говорили о серьезности этой проблемы, не предпринимая реальных действий. Заметим, что до подобного откровенного лебезения не опускался даже Ли Мен Бак, не говоря о Пак Кын Хе.

  • Тот же уровень подпевания Мун продемонстрировал в ходе выступления в американском Центре стратегических и международных исследований (CSIS): с одной стороны, РК и США «не будут создавать искусственных условий воссоединения Кореи» или нападать на КНДР; с другой – «великий союз РК и США может стать еще более великим, в случае если он не отступит перед ядерной угрозой Севера».

  • Тем не менее нерешённые вопросы ещё остались, и они во многом относятся к наиболее острым. Это дальнейшая судьба двустороннего соглашения о свободной торговле и распределение расходов на содержание американских войск на Корейском полуострове. Есть только общие фразы – «стороны решили развивать обширные и сбалансированные отношения в данной области, а также организовать консультативный орган по экономическим вопросам на высоком уровне». При этом Трамп специально отметил необходимость повышения доли расходов Сеула на содержание американского военного контингента и даже заявил, что правильное распределение расходов – это фактор, важность которого будет увеличиваться. Серьезные проблемы в отрасли автомобилестроения и сталелитейной промышленности также не оказались отмечены в итоговых документах.

  • А на «Бизнес-саммите», где с обеих сторон принимали представители ведущих компаний и политики двух стран, Мун Чжэ Ин стал говорить о проблемах не экономики, а безопасности и Северной Корее: «В процессе реализации плана нашего правительства по урегулированию ядерной проблемы Пхеньяна вы сможете не только спокойно инвестировать в Южную Корею, но и получите шанс для вложения средств в Северную».

  • Комментариев относительно проекта размещения в РК комплексов ПРО THAAD не было. Более того, еще до визита было объявлено, что главной повесткой южнокорейско-американского саммита станет не THAAD, а вопросы торговли между двумя странами, в том числе возможность пересмотра соглашения о свободной торговле.

  • С беспокоящим многих вопросом о передаче командования тоже зависание: Дональд Трамп подчеркнул, что передача Сеулу оперативного контроля над своими войсками в военное время будет проведена при установлении необходимых для этого условий. Что за условия – конкретики нет.

  • Зато глава МИД РК Кан Гён Хва выразила соболезнования относительно гибели американского студента Отто Вормбиера, заявив, что стороны должны тесно сотрудничать в вопросе улучшения ситуации по правам человека в КНДР, а стороны договорились расширить сотрудничество в борьбе с глобальными вызовами, особенно терроризмом.

В правящей Демократической партии Тобуро назвали саммит РК и США успешным. По словам представителя партии, встреча лидеров двух стран имеет глубокое значение, указывая на преодоление полугодового молчания внешней политики РК и начало новой эпохи в мире. В партии Свободная Корея также выразили одобрение относительно того, что президенты двух стран подчеркнули важность союза РК и США, а также подтвердили единство позиций в решении проблемы ядерной и ракетной угрозы Севера. Представитель партии Ким Сон Вон, вместе с тем, указал на то, что Дональд Трамп неоднократно отметил необходимость пересмотра двустороннего соглашения о свободной торговле и договоренностей по расходам на содержание американского военного контингента в РК. Ким Сон Вон отметил, что таким образом президент США указал на ряд сложных вопросов, которые предстоит решить правительству Мун Чжэ Ина. Подобную позицию выразили и в Народной партии.

На радостях южнокорейские предприятия объявляют о планах инвестировать в экономику США. Например, Samsung Electronics сообщила о том, что ее директор департамента потребительской электроники Юн Бу Гын и губернатор штата Южная Каролина Генри Макмастер подписали договор о намерениях инвестировать в постройку завода стиральных машин 380 млн долларов. При этом на завод планируется нанять примерно 950 американских граждан. В SK Group заявили о подписании меморандума о взаимопонимании с американскими энергетическими компаниями GE и Continental Resources: в течение следующих пяти лет SK Group намерена инвестировать 1 млрд 580 млн долларов в американскую экономику. Корейская государственная газовая корпорация (KoGas) подписала меморандум о сотрудничестве в сфере СПГ в США с американскими компаниями ExxonMobil, Energy Transfer и The Alaska Gasline Development Corporation.

Критики Муна в связи с этим уже начали острить: неужели перевод средств в фонды, занимающиеся развитием корейского спорта или музыки – это коррупция, а инвестирование в экономику США, являющееся де-факто подарком, – патриотическая инициатива, на которую бизнесмены раскошелились исключительно добровольно.

Итого: стороны договорились только о том, что будут считать ЯПКП общей проблемой первого приоритета; зримого прорыва по куда более важным для РК экономическим вопросам нет; заявления Муна о готовности к диалогу с Севером, если тот пойдет на уступки, пожалуй, даже уступают инициативам президентов-консерваторов, которые они выдвигали в начале своего правления («денуклеаризация–открытость–3000» Ли Мен Бака или «процесс доверия» Пак Кын Хе), а разница в подходах на деле сводится к тому, что если Трамп считает, что диалог с КНДР возможен только после ее денуклеаризации, то Мун полагает, что с КНДР можно вести диалог при определенных условиях, которые – сюрприз! – включают в себя ее денуклеаризацию или хотя бы ее обещание.

Так что, как мы уже писали, внешняя политика нового президента вряд ли будет существенно отличаться от курса предшественников.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×