11.07.2017 Автор: Владимир Терехов

Нарендра Моди посетил США

26 июня с. г премьер-министр Индии Нарендра Моди прибыл в Вашингтон с рабочим визитом, в ходе которого состоялись его переговоры с новым президентом США Дональдом Трампом, завершившиеся подписанием Совместного заявления.

Это примечательное событие вписывается в череду мероприятий зондажного плана, которые проводятся в последние месяцы всеми значимыми участниками глобальной политической игры с целью оценки возможных изменений в стратегии её главного участника США. Задача весьма непростая с учётом продолжающегося хаоса в системе государственного управления мирового лидера.

Н. Моди интересовала возможная трансформация всей системы двусторонних отношений, в целом весьма позитивно развивавшейся с начала нулевых годов. Но, прежде всего, в поле его внимания находилась перспектива двустороннего стратегического партнёрства, “расширение и углубление” которого было подтверждено уже в преамбуле Совместного заявления.

В частности, лидеры обеих стран согласились “углублять кооперацию в сфере обороны и безопасности на базе статуса Индии как Главного партнёра США в области обороны”. Эта специфическая тема для Индии была обозначена в прошлом году Б. Обамой с учётом её неприятия слова “союзник” (де-факто ближе “отражающего реалии”).

Среди прочего указанный статус предоставил Индии доступ к американским технологиям “двойного назначения”, что отмечается и в данном документе, когда говорится о планах продажи Индии американских дронов морского наблюдения.

“Морская” тема вообще заняла заметное место в Совместном заявлении, что не может не порождать аллюзий на конкретику текущей политической ситуации в АТР. Едва ли не основным её содержанием становится проблема контроля важнейшего морского трафика, начинающегося в Персидском заливе, проходящего через Индийский океан, Малаккский пролив и Южно-Китайское море.

И как раз ЮКМ располагает наибольшими шансами стать зоной прямого военного противостояния с участием всех ведущих региональных держав, включая США, КНР, Индию и Японию. Претензии КНР на большую часть акватории ЮКМ, превращение коралловых рифов в искусственные острова и строительные работы на них рассматриваются оппонентами Пекина в качестве угрозы свободе судоходства, а также территориальной целостности некоторых из прибрежных стран.

В последнее время в публичных выступлениях официальных лиц и документах стран-оппонентов КНР используются устоявшиеся выражения, в которых в слегка “закодированной” форме (то есть без упоминания Китая) указывается, кто является причиной беспокойства указанных лиц. Не стало исключением и обсуждаемое Совместное заявление, в котором слово “Китай” вообще ни разу не встречается.

Зато присутствуют слова: о “важности обеспечения своды мореплавания, полётов в воздушном пространстве и торговли в регионе”; о “всех нациях”, которые призываются к “мирному способу разрешения территориальных споров”, и, наконец, выражается надежда, что и “другие” страны региона будут соблюдать принципы, сформулированные в данном документе.

Выражается намерение ускорить “имплементацию” двустороннего соглашения 2015 г. по обмену информацией о функционировании морских трафиков в регионе (White Shipping). Подчёркивается важность проведения ежегодных совместных военно-морских учений Malabar, в которых теперь регулярно участвуют и ВМС Японии.

Однако в разделе “Плечом к плечу против терроризма” оба лидера не посчитали необходимым соблюдать подобный политес в отношении Пакистана – ныне де-факто ближайшего союзника КНР. Исламабаду адресован призыв “гарантировать, что с территории Пакистана не будут совершаться террористические атаки против других стран”. Предлагается также “оперативно” наказать участников террористических атак на Мумбаи (в ноябре 2008 г.) и (в январе 2016 г.) на приграничный индийский посёлок Патханкот.

В этом же разделе от имени Индии выражается “высокая оценка” внесения в американский “Список глобальных террористов” С. Салахеддина – лидера движения Хизб-ул Муджахеддин, действующего на территории индийского штата Джамму и Кашмир. Указанное решение было принято американским руководством за день до визита Н. Моди в Вашингтон.

Видимо, США окончательно разворачиваются в сторону Индии от своего ключевого регионального союзника времён холодной войны. Который, повторим, де-факто становится теперь ключевым союзником Пекина.

Обратила на себя внимание поддержка США двух важнейших внешнеполитических целеустановок Индии, обусловленных её стремлением стать постоянным членом в СБ ООН и войти в так называемую “Группу ядерных поставщиков” (ГЯП). Ранее мы уже отмечали достаточно прохладное отношение Китая к перспективе достижения Индией обеих этих целей.

В рамках расширения кооперации в сфере ядерной энергетики достигнуто соглашение о строительстве в Индии шести ядерных реакторов американской компанией Westinghous Electric. Для находящейся на грани банкротства компании Westinghous (от которой только что избавился японский конгломерат Toshiba) приход на индийский рынок может стать якорем спасения.

Возможно, произошла сделка: намерение Дели вступить в ГЯП (что провоцирует определённые вопросы в связи с неучастием Индии в ДНЯО) получает американскую поддержку в обмен на предоставление контрактов Westinghous.

Отдельный раздел Совместного заявления посвящён экономической кооперации. Отметим, что объём двусторонней торговли в 2016 г. вышел на впечатляющий уровень почти в 115 млрд долл. и США сегодня занимают первое место среди торговых партнёров Индии. Однако в этой сфере имеются проблемы, раздражающие обе стороны.

Основные претензии американских компаний сводятся к сохраняющимся в индийском законодательстве препятствиям развитию иностранного бизнеса на территории страны, несоблюдению авторских прав изготовляемой по лицензиям продукции, коррупции и бюрократической волоките. С момента прихода к власти (а также в ходе данного визита) Н. Моди всячески подчёркивает стремление своего правительства такие ограничения устранить.

В свою очередь, антиэмигрантские посылы Д. Трампа затрагивает такой чувствительный аспект отношений с Индией, как многолетнее присутствие в американской IT-индустрии нескольких миллионов индийских программистов, пребывающих в США по рабочей визе H1B.

В целом же основную проблему двусторонних отношений в сфере экономики эксперты видят в совмещении содержательной стороны идей, исходящих, соответственно, от Н. Моди и Д. Трампа: “делай в Индии” и “покупай американское”.

Символом успеха в процессе их согласования может стать реализация соглашения между американской компанией Lockheed Martin и индийской Tata Advanced System по организации на территории Индии производства истребителей F-16 самых последних модификаций. Оно было подписано за неделю до поездки Н. Моди в Вашингтон. При этом руководители обеих компаний всячески подчёркивали, что Lockheed останется поставщиком важных комплектующих, что “обеспечит работой тысячи американцев”.

Наконец, с понятным интересом за визитом премьер-министра Индии в США наблюдали из Пекина, где полагают, что в геополитической игре с Китаем Вашингтону не удастся превратить Дели в пешку. При этом делаются ссылки на доклад Атлантического Совета “Трансформация роли Индии от баланса к лидерству”, также появившегося за неделю до визита Н. Моди в Вашингтон.

Судя по всему Китай не намерен выходить из “борьбы за Индию” с США. В Пекине не теряют надежды на то, что в Дели всё же оценят преимущества, которые страна может извлечь от присоединения к реализации концепции возрождения “Великого шёлкового пути”.

Напомним, однако, что Индия проигнорировала форум на эту тему, состоявшийся в Пекине. Отметим также, что на период визита Н. Моди пришлось очередное обострение ситуации на китайско-индийской границе в районе Сиккима, которое послужило поводом для выражения протеста со стороны МИД КНР.

В целом же представляется достаточно очевидным повышение значимости США во внешнеполитическом курсе Индии, что подтверждается итогами последней поездки её премьер-министра в американскую столицу.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×