09.07.2017 Автор: Константин Асмолов

Смерть американского студента и ее возможные политические последствия

4523421321Сравнительно недавно мы писали о том, что 13 июня 2017, после 17 месяцев заключения, КНДР освободила американского студента Отто Фредерика Вомбиера, осужденного на 15 лет и впавшего в состояние комы. К сожалению, история имела печальное продолжение с неприятными политическими последствиями: 19 июня 2017 г. Отто Фредерик скончался через несколько дней после возвращения домой из-за тяжелых повреждений мозга.

Для аналитика эта история разделяется на четыре части: сам поступок студента; его наказание, которое многие сочли несоразмерным; обстоятельства его болезни и смерти; потенциальные политические последствия происшествия.

Сорванный лозунг

В западных СМИ обычно пишут, что студент «сорвал со стены политический плакат», но это не совсем так. 1 января, находясь в туристической поездке в КНДР, организованной китайской турфирмой, Вомбиер проник в закрытое служебное помещение гостиницы Янгакто и попытался сорвать со стены большой пропагандистский лозунг «Вооружимся кимченирским патриотизмом». Сорвать сорвал, унести не смог. Однако момент стаскивания лозунга оказался запечатлен на камерах видеонаблюдения. Кроме того, в деле фигурировали показания свидетелей и отпечатки пальцев.

Некоторые «антиамериканские» источники добавляют к этому то, что, не сумев унести лозунг, Вомбиер справил на него малую нужду, но валидного подтверждения этого факта автору найти не удалось.

По словам тех, кто был с Отто в одном туре, он ни с кем не обсуждал подобные планы, а когда на следующий день перед вылетом его задержали в аэропорту, он не выглядел испуганным. Любопытно, что когда по прибытии в Пекин его хватились, Отто не стал говорить о своем аресте, а заявил, что хотел попасть в больницу из-за сильной головной боли.

Иными словами, сам факт проступка не подлежит обсуждению, и рассуждения ряда антисеверокорейских организаций о том, что режим арестовал совершенно невиновного человека, не имеют под собой основы.

Вообще, позднее выяснилось, что вся турпоездка проходила в обстановке «пьянства и безрассудства», причем некорейские сопровождающие не только напивались вместе с подопечными, но и фактически подначивали их нарушать правила, вместо того чтобы следить за «техникой безопасности» при пребывании в непростой стране. Итогом было несколько инцидентов, из которых происшествие с Отто оказалось самым серьезным. Поэтому, на самом деле, мы не знаем, совершил юноша свой проступок под влиянием общей обстановки и потому, что его не предупредили должным образом, или перед нами был типичный «мажор», привыкший к вседозволенности и тому, что богатому американскому мальчику в третьем мире можно всё.

Северокорейский приговор

На суде Отто назвал свой поступок «худшей ошибкой в своей жизни», плакал, приносил извинения, но при этом выставил себя жертвой – оказывается, его семья нуждалась в деньгах и он сделал это по просьбе некой протестантской церкви, которая обещала ему за трофей подержанный автомобиль и 200 тысяч семье, если у него будут неприятности. Учитывая, что семья имеет смешанное американо-еврейское происхождение и хороший достаток (отец юноши – глава металло-отделочной компании), автор считает, что данная версия отчасти соответствовала «идеологически правильной линии», отчасти была «пасхальным яйцом» для тех, кто знал Отто, отчасти позволяла ему выглядеть не искателем острых ощущений, а жертвой коварных пасторов.

У некоторых комментаторов даже возникло предположение, что юноша вел свою игру, пытаясь найти способ оказаться в КНДР, но автор продолжает придерживаться мнения, что речь шла о попытке привезти из экзотической страны «военный трофей», предпринятой из куража или/и алкогольного опьянения.

Однако Верховный суд КНДР приговорил Отто к 15 годам тюремного заключения с отбыванием наказания в исправительно-трудовой колонии. Представитель Госдепартамента США заявил, что жёсткое наказание Вомбиера было ответом на санкции США против Северной Кореи за её ядерную деятельность, но такой же срок получил бы и гражданин КНДР, так как с северокорейской точки зрения оскорбление священных символов, куда относится и лозунг с именем вождя, – не хулиганство, а святотатство.

Автор уже сравнивал вероятные последствия поступка Вомбиера в КНДР и в случае, если бы он решил совершить подобное «святотатство» в Саудовской Аравии или, что ближе к нашему случаю, в Таиланде, порвав или испортив портрет короля. Например, Оливье Жюфера, который в 2006 г. в пьяном виде испачкал четыре портрета, спасло только королевское же помилование. Иначе, со всеми смягчениями, ему грозил десятилетний срок (сначала суд постановил заключить Оливье Жюфера в тюрьму на 20 лет — по пять лет за каждый портрет, но, учтя его чистосердечное признание, сократил срок в два раза).

Сколько бы отсидел студент, если бы не кома? Как считает автор, недолго. Об этом говорит судьба остальных задержанных в КНДР граждан США — некоторые, как Сандра Со, были немедленно депортированы, некоторые получили тюремный срок, отсидев максимум два года, как это было с Кеннетом Пэ, задержанным за подпольную миссионерскую деятельность. Остальные сидели еще меньше. Именно потому у автора нет особых сомнений в том, что, не случись комы, Вомбиер провел бы за решеткой очень малую часть своего 15-летнего срока.

Освобождение, кома и смерть

С самого начала семья студента начала активную борьбу за его освобождение и мать юноши даже встречалась с госсекретарем США Джоном Керри, но серьезные подвижки начались только при Трампе. В южнокорейской прессе всплывала информация о том, что на самом деле переговоры о выдаче велись 8 месяцев, северокорейская сторона требовала если не извинений, то хотя бы визита политика уровня экс-президента, однако она появилась постфактум. Известно только, что даже шведские дипломаты (в КНДР посольство Швеции представляет интересы США) после марта 2016 г. его не видели.

Утверждается, что Вомбиер впал в кому практически сразу после вынесения ему приговора, но этот факт скрывали более года. Однако, как только резонанс достиг определенного уровня, 12 июня 2017 г. в Пхеньян вылетел спецпредставитель США по северокорейским вопросам Джозеф Юн, миссия которого увенчалась успехом; как утверждают респонденты автора, никакого сопротивления с северокорейской стороны не было. Более того, они даже предоставили некоторые материалы о состоянии здоровья больного.

Поначалу кома особенно не комментировалась, а госсекретарь Тиллерсон сказал: «Мы не будем комментировать обстоятельства, относящиеся к его состоянию, а также тому, каким образом он мог в нем оказаться». Однако врачи сразу же диагностировали тяжелое поражение всех отделов головного мозга и практически необратимый процесс отмирания его тканей, так что смерть была лишь вопросом времени.

Когда Отто скончался, семья заявила, что во всем виноват Пхеньян: «К сожалению, бесчеловечное обращение на грани пыток, которому подвергся наш сын от рук северокорейцев, не оставили другого возможного исхода». Эти слова немедленно были подхвачены целым роем недругов КНДР, заговоривших о том, что юноша мог стать жертвой не просто пыток, а «изуверских медицинских экспериментов, напоминающих нацистские». Правда, никто из ранее задержанных граждан США не жаловался на действительно жестокое обращение даже после того, как они покинули страну.

Какова же конкретная причина гибели Вомбиера? Многое могло бы дать вскрытие, но по просьбе семьи (вроде бы по религиозным соображениям) от него отказались. Коронер провел лишь внешний осмотр тела и запросил данные медицинских обследований больницы в Цинциннати, где скончался студент. По утверждению северокорейской стороны, он заболел ботулизмом и впал в кому только за неделю до освобождения, после того как принял таблетку снотворного, но к этому заявлению есть вопросы. Ведь ботулизм может вызвать паралич, но не кому. Кроме того, судя по результатам двух МРТ, которые были проведены больному в КНДР, повреждения мозга были отмечены ранее. Учтем и то, что медицина для заключенных в КНДР вряд ли находится на европейском уровне, в том числе вследствие того, что ряд медицинского оборудования находится под санкциями.

Медики из госпиталя в Цинциннати не обнаружили ни признаков ботулизма, ни следов того, что студент подвергался избиению. Смерть и кома, по их мнению, наступили от гипоксии мозга. Не обнаружено и следов недоедания или иного жестокого обращения.

Теоретически, версий несколько – от «упущенного» ишемического инсульта до передозировки лекарств или обострения хронического заболевания (вспоминая головную боль, на которую он жаловался в день задержания). В блогосфере среди версий причин гипоксии мозга обсуждали клиническую смерть после неудачной попытки повеситься, а среди причин смерти – то, что родные сами отключили его от аппарата, видя, что надежды нет. Отметим лишь то, что смерть в результате ошибки врачей и убийство с особой жестокостью – это разные статьи уголовного кодекса, и наказание по ним тоже различно.

Что теперь?

Смерть студента вызвала однозначную реакцию и в США, и в мире. Выступая 20 июня на пресс-конференции в Белом доме, президент США Дональд Трамп заявил, что за произошедшее несут ответственность власти КНДР, его администрация намерена предотвратить новые инциденты такого рода: «Судьба Отто укрепляет решимость моей администрации, настроенной на предотвращение подобных трагедий, происходящих с невинными людьми, по вине режимов, не уважающих права человека. США вновь осуждают жестокость северокорейского режима, оплакивая его новую жертву. Это жестокий режим, и мы будем в состоянии с ним справиться». Трамп назвал инцидент ужасным событием и, по его словам, после произошедшего вероятность его встречи с северокорейским лидером Ким Чен Ыном значительно снизилась.

Госсекретарь США Рекс Тиллерсон указал, что Пхеньян непременно ответит за содеянное, потребовав немедленно освободить троих граждан США, находящихся в заключении.

Сенатор Джон Маккейн вообще назвал это убийством и также заявил, что КНДР должна за это ответить, однако на момент написания статьи решение о насильственном характере смерти студента вынесено не было, а для действительно решительных действий слово «убийство» или «смерть в результате жестокого обращения» должен произнести не сенатор, а коронер.

Председатель комитета по иностранным делам Палаты представителей Конгресса США Эдвард Ройс отметил, что США должны запретить своим гражданам туристические поездки на Север.

Президент РК Мун Чжэ Ин 20 июня также выразил соболезнования семье студента, а в интервью телеканалу CBS заявил, что вся ответственность за его смерть лежит на Пхеньяне, так как, «судя по всему, Вомбиер подвергался жестокому обращению», осудив действия северокорейского режима. Мун Чжэ Ин назвал КНДР «иррациональной страной» и подчеркнул, что северокорейская политика Сеула не отличается от аналогичной политики Вашингтона.

Действительно, усиление давления не исключено, и наиболее вероятный вариант – принятие аналога «закона Магнитского», вводящего против КНДР односторонние санкции, а также юридический запрет на посещение КНДР американскими гражданами.

Северянам в любом случае придется отвечать на набор неприятных вопросов: почему о болезни не предупредили вовремя? Почему вывозить пришлось только после того, как прилетел Юн? Если после этой смерти наладится механизм гуманитарных контактов, горячая линия и прочие варианты срочной эвакуации в кризисных ситуациях вроде этой, автор будет доволен, и очень хочется надеяться, что представители КНДР займут конструктивную позицию, да и медицинское обеспечение заключенных улучшится.

Естественно и то, что история умершего студента будет максимально использоваться в информационной войне: с одной стороны, недруги Пхеньяна, у которых даже отсутствие подтверждения о пытках означает только то, что «это были особые пытки, не оставляющие видимых следов». С другой – автор уже слышал рассуждения о том, что юношу «отключили от аппарата потому, что в США это слишком дорого»; или вообще отравили как раз, когда президент РК хотел начать межкорейский диалог (не хотел, но это иная история), если не вообще для оправдания «войны за ухо Дженкинса»; причем сделали это представители той церкви, с которой покойный был связан. Однако эти конспирологические изыски так же не подтверждены фактами, как и страшные сказки о медицинских экспериментах.

Но станет ли смерть студента поводом к войне? Неясно. Да, для общественного мнения – это еще один камень на соответствующую чашу весов, однако ответов, напоминающих ракетный удар по Сирии в ответ на химическую атаку неизвестно кого, еще не случилось. Возможно, улик, указывающих на трагическую случайность, слишком много, а некоторые подробности пока скрыты от глаз исследователя.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×