08.07.2017 Автор: Константин Асмолов

Скандал вокруг Пак Кын Хе: процесс над экс-президентом в разгаре

763523423С тех пор, как власть в РК сменилась, новости о процессе над экс-президентом постепенно начали уходить на задний план: с одной стороны, «мавр сделал свое дело», с другой – попытки разобраться с Пак, не выходя за рамки закона, похоже, встречают определенные трудности.

Напомним, что 10 марта 2017 г. Пак Кын Хе была окончательно отстранена от власти, а 30 марта арестована. В течение апреля экс-президент выдержала пять допросов, информация о которых в СМИ была довольно скупой.

17 апреля прокуратура предъявила Пак Кын Хе официальные обвинения. Следствие считает доказанным, что она вынудила южнокорейские деловые круги перечислить 68 млн долларов на счета некоммерческих фондов Mir и K-Sports, контролируемых ее близкой подругой Чхве Сун Силь. Кроме того, экс-президент посвящала свою подругу, не имеющую соответствующего допуска, в детали государственного управления, позволяла ей читать ДСП-шные документы или вмешиваться в принятие политических решений.

По делу также проходят Чхве Сун Силь (считается, что именно она стояла за реализацией многих коррупционных схем, а также прочими злоупотреблениями) и руководители крупнейших корпораций Южной Кореи, включая Samsung, Lotte и SK. Некоторые из них, например, вице-президент и де-факто руководитель Samsung Ли Чжэ Ен или председатель Lotte Group Син Дон Бин, обвиняемый в передаче в фонд K-Sports взятки в размере 6 млн долларов, уже арестованы.

Некоторые важные фигуранты, однако, на свободе: так, хотя 9 апреля прокуратура направила запрос на выдачу ордера на арест бывшего старшего секретаря президента по вопросам гражданской политики У Бён У, суд Центрального административного округа Сеула его отклонил. Между тем У обвиняют не только в злоупотреблении полномочиями, пренебрежении должностными обязанностями и лжесвидетельстве на слушаниях в Национальном собрании, но и причастности к составлению так называемого «чёрного списка» деятелей культуры, попустительстве вмешательству Чхве Сун Силь в вопросы управления государством, созданию препятствий прокуратуре города Кванчжу в расследовании трагедии парома «Сэволь». Почему при всем этом до него не докапывались так, как к Чхве, автор однажды предположил.

2 мая 22-й следственный отдел суда центрального округа Сеула провел первое предварительное слушание. Исходя из важности дела, суд назначил его до президентских выборов 9 мая. Пак Кын Хе не явилась, а ее адвокаты отвергли все обвинения на основании того, что заявления прокуратуры недостаточно подкреплены доказательствами и показаниями свидетелей.

Наконец 23 мая 2017 года в суде Центрального административного округа Сеула состоялись первые слушания в рамках судебного процесса над бывшим президентом РК. Место выбрали символично, выбрав тот же зал, где в 1996-97 гг. проходили судебные процессы над экс-президентами РК Чон Ду Хваном и Ро Дэ У.

Пак Кын Хе явилась в обычной одежде, но на груди у нее был значок с номером 503 (согласно правилам обращения с заключенными, сейчас ее называют по номеру). И хотя консервативная пресса захлебывалась новостями о том, что Пак будто бы настолько в депрессии, что не смотрит ТВ, не читает газеты, а только думает о будущем процессе, отказываясь от еды, на слушаниях экс-президент держалась бодро и твердо.

Вместе с Пак в суд была доставлена и Чхве Сун Силь, хотя защита Пак просила разделить слушания и не вызывать их совместно. С точки зрения автора, это может говорить как о том, что президент действительно не знала о проделках лучшей подруги и теперь «видеть ее не хочет», так и о желании защиты подчеркнуть, что непосредственно против Пак доказательств нет. Суд, однако, счел, что дела Пак и Чхве можно объединить, так как большинство свидетельских показаний или документов имеют отношение к обеим фигуранткам, и незачем вызывать одного человека в суд дважды. В результате, хотя Чхве тоже присутствовала на заседании, Пак словно не замечала ее.

Заседание началось со стандартной процедуры выяснения возможности участия в процессе присяжных. Экс-президент отвергла данную возможность. Затем состоялись прения сторон обвинения и защиты. Обвинение обещало приложить максимум усилий для того, чтобы полностью доказать вину подсудимой, подчеркнув важность сотрудничества в рамках обеспечения гарантий прав обвиняемой и в целях скорейшего проведения судебного процесса. Восемнадцать пунктов обвинений включали в себя взяточничество, превышение служебных полномочий, преступный сговор и разглашение конфиденциальной информации. Но адвокаты Пак Кын Хе заявили об отсутствии необходимой доказательной базы. Во-первых, они сочли необоснованными обвинения в получении взяток от крупных компаний через фонды МIR и K-Sport, так как непосредственного подтверждения вывода денежных средств из указанных фондов на личные счета Чхве и тем более Пак нет. Во-вторых, они заявили об отсутствии предварительного сговора между Пак Кын Хе и Чхве Сун Силь: фраза «они же подруги» хорошо смотрится в обличительной статье, но в суде к этому должно прилагаться что-то большее. Между тем, автор уже писал, что для того, чтобы притянуть Пак к коррупционным делам Чхве, был использован тезис, что они вели общее хозяйство и, стало быть, деньги Чхве и есть деньги Пак.

Третья претензия — самая серьёзная и состоит в том, что следствию не удалось собрать достаточно доказательств, чтобы вообще считать это дело уголовным. Если Конституционный суд еще мог заявлять, что процесс носит политический характер и потому стандарты доказательства будут отличаться от уголовного дела, то теперь, на собственно уголовном процессе, возникают проблемы. Правда, подобный резонный аргумент чуть не был дезавуирован рассуждениями о чуть ли не прокоммунистическом заговоре, в котором повязаны все судьи.

Второе заседание суда, состоявшееся 25 мая, было посвящено выяснению причастности экс-президента к получению взяток от крупных корпораций, но она продолжала настаивать на своей невиновности по всем предъявленным обвинениям. Хотя слушания продлились почти 8 часов, Пак вела себя очень спокойно, зевала и улыбалась. Когда ее спросили про конфидантку, ответила: «Я не знаю, отчего Чхве была столь нечестна со мной. Это моя вина, что она меня обманула».

Чхве Сун Силь тоже отказалась от обвинений в вымогательстве взяток у Samsung и пока держится позиции «да, многое случилось потому, что я встретила дурных людей (видимо, имеется в виду Ко Ён Тхэ), но президент не имеет к этому никакого отношения».

С Ко, бывшим спортсменом, затем жиголо и предполагаемым любовником Чхве, связан ряд доказанных фактов коррупции, когда проблемы решались с учетом его особого статуса. Кроме того, будто бы Ко держал бутик, где Чхве заказывала одежду для подруги. Однако по другой версии, бутик на самом деле принадлежал Чхве, и 300 миллионов вон за одежду и т.п. она платила не из государственных средств, а из собственного кармана. На суде Чхве заявила, что влезать в особенности личной жизни Пак и того, где и на что она одевалась, недостойно.

29 мая состоялось третье судебное заседание, посвященное эпизоду о получении Пак Кын Хе взятки от группы Samsung. В качестве свидетеля выступил бывший глава компании Hanwha Investment & Securities Чо Чжин Хён. По его словам, он дал указание подчинённому подготовить доклад с выражением протеста относительно слияний ряда филиалов Samsung. Однако на него было оказано давление со стороны руководства Hanwha Group. Адвокаты Пак Кын Хе в ответ на это подчеркнули, что в процесс слияния компаний администрация президента не вмешивалась и у прокуратуры нет конкретных доказательств ее причастности, на чем дело и закончилось.

После этого освещение процесса сначала переползло с первых полос и рубрики «политика» в раздел новостей внутри страны, и если ранее каждому допросу экс-президента посвящалась отдельная новость, теперь в СМИ отметили только то, что Пак будут вызывать в суд по четыре раза в неделю, чтобы проводить опрос свидетелей в ее присутствии, несмотря на то, что защита просила ограничить число приводов до трех, ссылаясь на проблемы со здоровьем. Это связано с тем, что суд стремится вынести приговор до истечения срока содержания Пак под стражей, то есть в течение шести месяцев после оглашения обвинительного заключения 17 апреля. Таким образом, суд должен принять решение не позднее 17 октября.

Последняя новость по процессу экс-президента и ее конфидантки прошла 23 июня 2017 г., когда суд вынес Чхве Сун Силь первый приговор, касавшийся дела о незаконном поступлении ее дочери Чон Ю Ра в женский университет Ихва. Чхве была приговорена к трем годам лишения свободы, так как «считала допустимым нарушить закон и установленные процедуры в интересах своей дочери». Бывший ректор университета Ихва Чхве Гён Хи и бывший декан Ким Гён Сук, оказавшие содействие Чхве Сун Силь, получили по два года лишения свободы, бывший глава отдела по приему студентов Нам Гун Гон был осужден на полтора. Профессора Рю Чхоль Гюн и Ли Ин Сон, которые писали за Чон работы и незаконно начисляли ей баллы, получили по году условно.

Насколько беспристрастным будет суд? Если Пак Кын Хе будет признана виновной, ей грозит тюремный срок от 10 до 45 лет, и амнистировать ее некому. Более того, некоторые действия новой власти дают понять, что суд и прокуратуру будут толкать в сторону образцово-показательного процесса вроде тех, которые при Пак Чон Хи проходили над коммунистами.

Так, Мун Чжэ Ин уже дал распоряжение проверить подозрения в причастности к коррупции в отношении прокурора Центральной окружной прокуратуры Сеула Ли Ён Рёля и директора департамента по делам прокуратуры министерства юстиции Ан Тхэ Гына. 21 апреля эти госслужащие и их подчинённые, которые участвовали в расследовании скандала вокруг Чхве Сун Силь и У Бён У, собрались в ресторане, после чего, «по некоторым данным», Ли Ён Рёль и Ан Тхэ Гын получили от подчинённых конверты с наличными деньгами, в каждом из которых находилось по 1 млн вон (889 долларов). В этой связи Мун Чжэ Ин указал на необходимость выяснить не только повод раздачи этих же денег, но и их источник, а Ли Ён Рёль и Ан Тхэ Гын объявили о намерении добровольно уйти с занимаемых постов.

Еще деталь: специальным помощником нового президента РК по вопросам объединения, дипломатии и безопасности назначен 68-летний Хон Сок Хён. Официально он позиционируется как «бывший посол в США», но его последним местом работы был пост бывшего директора кабельного телеканала JTBC, — того самого, чьи журналисты «нашли» планшет с полным комплектом улик против Чхве.

Но судя по отсутствию горячих новостей, дело движется с трудом, и критики новой власти начинают острить, не придется ли Мун Чжэ Ину принимать по образцу Ким Ён Сама специальный чрезвычайный и имеющий обратную силу закон, чтобы точно разделаться с оппонентом. Один из слухов гласит, что специальная группа по расследованию трагедии парома «Севоль» получила приказ любой ценой найти улики, указывающие на причастность Пак к катастрофе, однако слухи — это слухи, и до 17 октября следствие может преподнести не один сюрприз.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×