24.05.2017 Автор: Владимир Терехов

К отношениям Китая с ведущими державами АТР

6735345435Несколько фактов и событий последних месяцев, в особенности всё, что сопровождало форум в Пекине на тему “Один пояс–один путь” (в журналистском варианте “Великий (Новый) шёлковый путь”), подтверждают тезис о высокой динамике развития политической игры между ведущими державами АТР.

К негативным фактам следует отнести, прежде всего, отсутствие на пекинском форуме официальной делегации Индии. И, увы, это вписывается в общую картину роста настороженности в системе отношений между обоими азиатскими гигантами.

У каждого из них, естественно, свои объяснения причин скверного состояния двусторонних отношений. Китайская оценка отражена иллюстрацией в Global Times, которая рисует весёлую вечеринку, то есть упомянутый выше форум в Пекине. На фоне чокающихся участников выделяется повернувшийся к ним спиной и сидящий за отдельным столом одинокий хмурый слон. Отметим, впрочем, что если бы кто-то из участников вечеринки поинтересовался, почему он пребывает в плохом настроении, слон наверняка произнёс бы нечто вполне членораздельное и заслуживающее внимания.

Как бы то ни было, но спустя всего два дня после окончания пекинского форума индийские ВМС совместно с коллегами из Сингапура приступили к масштабным военно-морским учениям в Южно-Китайском море. Где и без (всё более настойчивого) индийского присутствия КНР находится в сложной ситуации, обусловленной территориальными спорами с соседями, а также (скорее, косвенным) вмешательством в них США и Японии.

Однако в ходе последней пекинской встречи наблюдалось и кое-что позитивное, позволившее участникам в целом с оптимизмом оценить её итоги.

Среди таких позитивных моментов обращает на себя внимание присутствие на форуме представительной делегации той же Японии, которую возглавлял генсек правящей Либерально-демократической партии (ЛДП) Тосихиро Никаи, который передал председателю КНР Си Цзиньпину личное письмо от премьер-министра Синдзо Абэ.

Этот факт представляется особенно примечательным, если иметь в виду, что вплоть до последнего времени состояние японо-китайских отношений смотрелось даже хуже индийско-китайских. Достаточно сказать, что стороны годами не проводят встреч на высшем уровне (если не считать кратких контактов на многосторонних форумах, типа G-20). В состоянии длительной и глубокой заморозки продолжает оставаться проект по созданию трёхсторонней (с участием КНР, Японии и Республики Корея) зоны свободной торговли.

В ходе встречи с Т. Никаи китайский лидер произнёс слова, которые давно не звучали в двусторонней риторике. В частности, он напомнил, что в текущем году исполняется 45 лет с момента установления дипломатических отношений, а в следующем исполнится 40-я годовщина подписания Договора о мире и дружбе между КНР и Японией. За это время, взаимодействуя друг с другом, каждая из двух стран, “играющих важную роль в обеспечении мира и стабильности в регионе, добились существенных выгод”. Сейчас же японо-китайские отношения оказываются на этапе, который характеризуется, “как положительными моментами, так и серьёзными вызовами”.

Обеим странам, как полагает председатель Си, необходимо точно определить имеющиеся проблемы и “предпринять эффективные меры” с целью их преодоления.

Пожалуй, наиболее значимыми стали слова китайского лидера о “Китае и Японии, как двух ведущих экономиках мира, которые заинтересованы в развитии экономической глобализации и либерализации торговли”. Чему послужил, в частности, форум на тему ВШП.

Со своей стороны Т. Никаи, поблагодарив за приглашение принять участие в работе форума, выразил надежду на развитие “всесторонней кооперации” между КНР и Японией.

Примечательным представляется новое словесное оформление “проблемы истории”, которая неизменно присутствует в риторике руководства КНР, когда речь заходит о перспективах улучшения политических отношений с Японией. Вместо прежнего требования “честной самооценки” участия Токио в событиях 80-летней давности председатель Си предложил высокому японскому гостю образ “истории-зеркала”, в которое полезно вглядываться, чтобы (с учётом прежних уроков) строить успешное будущее.

Появление проблесков в (казалось бы) безнадёжно тёмном тоннеле японо-китайских политических отношений является прямым следствием серьёзных подвижек в стратегическом треугольнике “США-Китай-Япония”, обозначившихся после американских президентских выборов.

Выход США из Транстихоокеанского партнёрства, в целом позитивно оценивавшегося Японией, могут иметь радикальные последствия для всей системы американо-японских отношений. И, судя по всему, не только в её экономической сфере. Кстати, в Пекине не без удовлетворения связывают фактический коллапс ТТП со стремлением Японии улучшить отношения с КНР.

Переговоры между США и Японией на тему оформления новых рамок экономических связей протекают трудно и пока не привели к каким-либо конкретным результатам. Проблемы последнего времени с американским бизнесом одного из крупнейших японских промышленно-финансовых конгломератов Toshiba вписываются в общую картину неблагополучия в американо-японских экономических отношениях. Обозначившиеся тенденции принятия Вашингтоном протекционистских мер побуждают не только Токио, но и Пекин к совместному поиску способов продолжения глобализации мирохозяйственных связей. Ибо экономики обеих стран существенным образом ориентированы на импорт производимых товаров и услуг.

В этом плане примечательным представляется совместное заявление “о недопустимости всех форм протекционизма”, сделанное 5 мая в Йокогаме представителями КНР, Японии и Южной Корее на министерской встрече форума “АСЕАН+3”.

Не вызывает сомнений, кто авторами заявления подразумевался под источником угрозы протекционизма. Так, в марте с.г. министерство торговли США ввело таможенные тарифы на некоторые импортируемые стальные полуфабрикаты из восьми стран, включая Японию и Южную Корею. Под предлогом (якобы) государственной поддержки этими странами своих промышленных компаний.

Новые реалии на мировых рынках, которые создаются экономической политикой Д. Трампа, подталкивают обе ведущие азиатские державы к координации ответных действий. Нельзя, например, исключать попыток совмещения неким образом японской концепции “ТТП без США, но с Китаем” с китайской инициативой ВШП.

17 мая с. г. китайский посол в Токио, что называется, открытым текстом призвал Японию присоединиться к инициативе по возрождению ВШП. Такое невозможно было себе представить ещё несколько месяцев назад.

Хотя, конечно, никаких одномоментных чудес в японо-китайских отношениях не происходит и разделяющие их проблемы никуда не исчезли.

По-прежнему в Китае будет значимой тема “угрозы мирной Конституции Японии”. Периодически продолжает давать о себе знать и ситуация вокруг островов Сенкаку/Дяоюйдао. Пока трудно представить, каким образом стороны могли бы совместить растущую заинтересованность (каждая свою) в контроле акваторий Восточно-Китайского и Южно-Китайского морей, а также Индийского океана.

И всё же, повторим, проблески наметились, что не может не вызывать (пока весьма осторожного) оптимизма в оценках перспектив японо-китайских отношений.

Эти позитивные сигналы особенно заметны на фоне растущих взаимных подозрений в отношениях Китая с другим азиатским гигантом Индией.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×