01.05.2017 Автор: Константин Асмолов

К визиту в РК госсекретаря и вице-президента США

5632434234Весна 2017 г. отмечена серией визитов в РК первых лиц США, анализируя итоги которых можно отметить три момента важных с точки зрения ответа на вопрос «Насколько жарким будет 2017 год».

Начнем с визита госсекретаря Рекса Тиллерсона. В ходе визита в страны СВА американский дипломат посетил межкорейскую границу и провел переговоры с министром иностранных дел РК Юн Бён Сэ.

И в Японии, и в Корее Тиллерсон неоднократно повторял, что «период стратегического терпения в отношении КНДР закончился», и все попытки ядерного разоружения на Корейском полуострове закончились провалом. «Угроза нарастает, и к ней необходимо искать другой подход». Для ликвидации ядерной и ракетной угроз со стороны Пхеньяна хороши все средства, — военные действия в отношении Пхеньяна являются «обсуждаемой возможностью». «Конечно, мы не хотим доводить до военного конфликта» и «Северная Корея и ее народ не должны бояться США и других соседей» (это, правда, было сказано немного ранее, — во время встречи Тиллерсона со своим японским коллегой Фумио Кисидой в Токио), но если КНДР будет угрожать Южной Корее и размещенным там американским войскам, военный ответ не исключен.

Кроме того, Рекс Тиллерсон призвал Пекин воздержаться от нападок на Сеул за решение разместить на юге Корейского полуострова американские комплексы ПРО THAAD: «Меры экономического возмездия в отношении Республики Корея неуместны и вызывают сожаление. Мы призываем Китай воздержаться от таких действий».

В ходе состоявшейся в тот же день встречи с исполняющим обязанности президента РК Хван Гё Аном госсекретарь США подтвердил нерушимость военного альянса Сеула и Вашингтона, который служит основой стабильности на Корейском полуострове. Хван Гё Ан со своей стороны отметил важность многогранного сотрудничества между двумя странами в гуманитарной, экономической и военной областях.

С другой стороны, корейцы отметили, что Японию Тиллерсон называл союзником, а Корею – только партнером. Кроме того, он то ли оговорился, то ли сознательно назвал «женщин для утешения» «женщинами для конфликта», и хотя МИД РК попросил изменить использованное выражение в официально распространенной записи переговоров, Вашингтон не отреагировал. Правда, Госдеп сразу же попытался загладить этот момент — 20 марта его представитель Марк Тонер заявил, что РК и Япония являются в равной степени важными союзниками и партнёрами США, и нет оснований продолжать спор о том, какая из стран является для США самой приоритетной.

Иным «камнем в ботинке» оказалась протокольная нестыковка — отсутствие церемониального ужина: корейская сторона решила, что после напряженной программы гость устал и без обязательного для таких визитов ужина можно обойтись. Затем, поняв, что так дела не делаются, в Сеуле пытались представить дело так, что ужин не состоялся по американской инициативе, однако заявления американской стороны опровергли эту точку зрения. Как заявил сам Тиллерсон, «нас не пригласили на ужин вообще… Наверное, в итоге они решили, что это будет не очень хорошо воспринято публикой, а потому сослались на мою усталость».

Теперь проанализируем визит вице-президента США Майка Пенса. Таковой занял три дня, в ходе которых Пенс встречался с временно исполняющим обязанности президента РК Хван Гё Аном и спикером Национального собрания РК Чон Сэ Гюном, заявляя о готовности Вашингтона к любому развитию событий и обещая Сеулу поддержку. «В случае новых северокорейских провокаций стороны договорились принять решительные ответные меры».

Кроме этого, вице-президент посетил Национальное кладбище в Сеуле, где почтил память погибших в Корейской войне, Демилитаризованную Зону на 38-й параллели, встречался с военачальниками и военнослужащими армии США, после чего принял участие в пасхальных мероприятиях вместе с американскими военнослужащими и их семьями на военной базе США в сеульском районе Ёнсан и выступил в Американской торговой палате Кореи.

Анализируя ключевые высказывания второго человека в руководстве США, можно отметить, что, как и Тиллерсон, он подчеркивал следующее:

1.​ От Пхеньяна требуют прекратить программы разработки ядерного оружия и баллистических ракет. Выступая на совместной пресс-конференции с Хван Гё Аном, Пенс попросил Пхеньян не испытывать терпение президента Дональда Трампа и военные возможности США. Все провокации Севера ждёт мощный и эффективный ответ.

2.​ Новая администрация США не будет продолжать политику «стратегического терпения». Это подтвердило целый ряд высказываний первых лиц США, в том числе министра обороны Мэттиса, которые он сделал во время своего визита в РК.

3.​ О превалировании силового варианта открыто сказано не было, но США стремятся обеспечить безопасность на Корейском полуострове мирными средствами, однако рассматриваются все варианты действий. «Америка стремится к миру, но всегда добивалась мира посредством силы». И вообще, если терпение Трампа все же испытают, ответ США и Южной Кореи будет «сокрушающим и эффективным». Вашингтон и Сеул не потерпят дальнейших ракетных и ядерных испытаний в Северной Корее, и Пхеньяну посоветовали обратить внимание на недавний удар крылатыми ракетами по Сирии.

4.​ Давление на Китай будет продолжаться: Пенс призвал Китай использовать имеющиеся у него «особые рычаги» для оказания давления на Пхеньян, благо, по его мнению, Пекин мог бы играть более активную роль в урегулировании ситуации на Корейском полуострове. Однако если Китай будет по-прежнему проявлять осторожность в решении северокорейских проблем, США вместе с союзниками не просто будут их решать, но примут меры в отношении тех, кто не проявляет должного рвения. Среди таковых — включение Китая в список валютных манипуляторов и применение вторичного бойкота.

5.​  Интересы КНР при этом не учитываются – Пенс и Хван подтвердили неизменность размещения в РК американских комплексов ПРО THAAD, выразили сожаление по поводу санкций, которые Китай ввёл в ответ на это решение и договорились приложить совместные усилия для того, чтобы приостановить действие несправедливых экономических санкций Пекина в отношении Сеула.

Из неприятных для Сеула новостей было заявлено о предстоящем пересмотре и реформировании соглашения о свободной торговле с Сеулом, ибо за пять лет его действия торговый дефицит США с РК удвоился, а американцы потеряли 100 тысяч рабочих мест. Конечно, пересмотр соглашения может негативно повлиять на южнокорейскую экономику. Однако речь идёт не об отмене документа, а о пересмотре, что даёт надежду на минимальные потери.

Впрочем, высокий статус отношений США и РК был подтвержден («союзнические обязательства Вашингтона перед Сеулом нерушимы») и Пенс даже специально отметил, что США будут выполнять свои обязательства по защите РК, независимо от результатов президентских выборов.

Таким образом, контуры американской политики вырисовываются достаточно хорошо, и желания идти на компромисс тут не видно. Сравним этот подход с предложением КНР — КНДР должна приостановить свои ракетные пуски и развитие ядерной программы в обмен на приостановку военных учений США и Южной Кореи. Как заявил министр иностранных дел КНР Ван И: «Наш приоритет сейчас — это отказаться от этих двух трендов».

Это предложение руководителя китайского МИДа автор считает чрезвычайно важным, де-факто с такими же идеями выступали представители КНДР. Идея заморозки ракетной программы в ответ на приостановление регулярных совместных учений продвигалась ими уже несколько лет, и автор согласен с тем, что подобный одновременный шаг назад помог бы смягчить напряженность. Однако, как заявил представитель министерства обороны РК Мун Сан Гюн, южнокорейско-американские военные учения будут проводиться как и прежде. Они носят исключительно оборонительный характер и не будут отменены. Администрация США также не поддержала инициативу Китая. По словам представителя госдепартамента США Марка Тонера, оборонное сотрудничество Вашингтона и Сеула «никоим образом не сравнимо с вопиющим игнорированием международного права, демонстрируемым Пхеньяном». А это означает, что тренды, ведущие к обострению ситуации, остаются в силе вне зависимости от конкретных шагов, и тенденции к ослаблению напряженности пока не просматривается.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×