17.04.2017 Автор: Константин Асмолов

Кризис в отношениях Японии и РК: посол вернулся, проблемы остались

56423434344 апреля 2017 г. в Сеул вернулся посол Японии Ясумасу Нагаминэ. 9 января он был отозван на родину в знак протеста против установки перед Генеральным консульством Японии в Пусане памятника жертвам сексуального насилия со стороны японских солдат в годы Второй мировой войны. Вернулся и генеральный консул в Пусане Ясухиро Миромото.

Напомним, что в декабре 2015 года главы МИД двух стран договорились о признании Японией ответственности за сексуальное рабство, принесении японскими властями извинений, о создании фонда примирения и исцеления, оказывающего помощь жертвам сексуального рабства, а также внесении японской стороной 10 млн долларов в этот фонд. Однако оппозиция обозвала соглашение позорной сделкой, и после импичмента Пак Кын Хе заявила, что извинения неискренни, а деньги все равно не искупят страдания корейских женщин. И когда в нарушение соглашения в городе Пусан перед зданием японского генконсульства поставили памятник жертвам сексуального рабства, Япония заявила резкий протест, обвинив РК в неисполнении условий сделки.

Проблему пытались урегулировать еще 14 февраля, когда МИД РК направил мэрии Пусана, администрации муниципального округа Тон-гу, а также Городскому совету города официальное письмо с призывом перенести памятник в другое место. В письме говорится, что его нынешнее местоположение нежелательно с точки зрения общепринятых международных норм, связанных с безопасностью диппредставительств. Данные критерии могут быть приняты и в отношении памятника перед посольством Японии в Сеуле, но под давлением патриотических НГО МИД-у пришлось сделать шаг назад, указав, что письмо не является давлением или требованием, а служит средством более точной передачи позиции правительства.

17 февраля в Бонне, где на полях «Большой двадцатки», прошли двусторонние переговоры министров иностранных дел РК и Японии, стороны обсудили ряд вопросов, но по проблеме памятника в Пусане министры отметили лишь сохранение разных позиций. Фумио Кисида выразил сожаление по поводу установки памятника, а Юн Бён Сэ подчеркнул, что японская сторона должна воздержаться от неприемлемых высказываний, а также выразил протест относительно новых методических рекомендаций Японии для составителей школьных учебников по общественным наукам, где вроде бы дается указание принадлежности Японии южнокорейских островов Токто.

1 марта у памятника в Пусане состоялся митинг. Его участники сидели на пластмассовых стульях без обуви, подобно девушке, чьё скульптурное изображение установлено перед японским консульством. В тот же день памятники жертвам сексуального рабства, созданные на пожертвования местных жителей, были открыты в городе Чинчжу провинции Кёнсан-Намдо и на площади адмирала Ли Сун Сина в городе Ёсу провинции Чолла-Намдо.  Так антияпонски настроенные силы демонстрировали свое желание углубить кризис.

Посол и генконсул отсутствовали почти два месяца, однако, видимо, в Токио решили далее не обострять: как отметили СМИ РК, в ситуации нарастания северокорейской ядерной и ракетной угроз отсутствие японского посла в Сеуле нежелательно. Заявляя о возвращении дипломатов, министр иностранных дел Японии Фумио Кисида заявил, что решение о возвращении посла было принято в связи с необходимостью подготовки к смене правительства в РК, учитывая предстоящие 9 мая президентские выборы. Он также указал на необходимость тесного сотрудничества и обмена информацией между РК и Японией в рамках противодействия северокорейской угрозе. В ответ в МИД РК выразили надежду на то, что возвращение в Сеул Ясумасу Нагаминэ позволит сторонам вести тесный диалог.

После прибытия Ясумасу Нагаминэ заявил, что он намерен встретиться с исполняющим обязанности президента РК Хван Гё Аном и потребовать от него выполнения договоренностей двух стран по вопросу сексуального рабства. Также японское посольство обратилось с просьбой организовать встречу посла с министром по делам воссоединения Хон Ён Пхё и главой оборонного ведомства Хан Мин Гу.

Однако СМИ РК сразу же отметили невозможность демонтировать памятник жертвам сексуального рабства в принудительном порядке. Встреча с исполняющим обязанности президента РК также сочтена необязательной, учитывая дипломатический протокол и настроения в южнокорейском обществе. В правительстве считают, что встреча посла с главой государства не соответствует принятым правилам: глава страны принимает послов тогда, когда он сам того пожелает. Исключением являются церемонии принятия верительных грамот от новых послов.

Кроме того, все нынешние кандидаты в президенты РК выражают отрицательную позицию относительно договорённости РК и Японии по проблеме сексуального рабства (как можно поддерживать предложения отстраненной Пак Кын Хе!), так что кто бы ни стал президентом, договоренность может быть пересмотрена.

В этот же день Географическая палата Японии утвердила 11 японских названий географических объектов в районе спорной группы островов, которую корейцы называют Токто, а японцы — Такэсима. Это продолжение иного острого момента корейско-японских отношений, ибо 22 февраля каждого года администрация японской префектуры Симанэ отмечает «День Такэсимы», в ответ на что в РК на сеульской площади Кванхвамун и в других местах проводятся различные мероприятия, участники которых осуждают японскую инициативу. В 2017 г. в рамках данного «перетягивания каната» прошел «культурный фестиваль любви к островам Токто» и протестные акции прошли перед посольством Японии в Сеуле. В МИД РК был вызван полномочный министр посольства Японии Хидэо Судзуки, которому заявлен решительный протест по поводу действий японских властей.

Токто/Такэсима, однако, не единственный предмет географического спора. 20 февраля, в преддверии 19-й конференции Международной гидрографической организации, на сайте МИД РК был опубликован видеоролик по проблеме названия Восточного моря, которого вне Кореи отчего-то называют Японским. Правительство РК постоянно работает над возвращением водному пространству исторического названия («море — это не собственность какой-либо страны, поэтому не может носить имя этой страны»), но Япония приводит свои доводы, всячески противясь этому и смея указывать на существование Индийского океана или Финского залива.

Так что, вернулся посол или нет, отношения двух стран остаются довольно турбулентными, ибо антияпонизм остается важным элементом южнокорейского «государственного мифа».

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×