13.04.2017 Автор: Владимир Терехов

Встреча Трамп—Си прошла под «аккомпанемент» американских бомбардировок в Сирии

24322131231Бомбардировка сирийского аэродрома крылатыми ракетами, осуществлённая ВМС США в ночь на 7 апреля с. г., на первый взгляд странным образом совпала по времени со встречей лидера КНР Си Цзиньпина с новым американским президентом Дональдом Трампом. Более того, The New York Times отметила, что эта акция “мрачной тенью” легла на американо-китайский саммит.

Совершенно неожиданным образом для одного из участников встречи эпизод войны, проходящей за многие тысячи километров от его территории, стал главным элементом той декорации, которая всегда (как бы сама собой) и формируется задолго до подобного рода мероприятий.

Отметим, что подготовка к ним обычно проходит в условиях более или менее устоявшегося политического фона, который может быть заранее тщательно оценён. Его резкое изменение в момент едва начавшихся переговоров между двумя государственными деятелями способно серьёзно повлиять на их ход. Этого не может не понимать инициатор подобных изменений, каковым в данном случае оказался один из двух участников переговоров. Который, следовательно, подготавливая акт резкой смены внешнего оформления в процессе переговоров, среди прочих, ставил и цель произвести “нужное” впечатление на собеседника.

Что касается “прочих” целей, то экспертным сообществом они уже достаточно подробно рассмотрены. Среди них, несомненно, находятся те, которые носят внутриполитический характер.

К внешним же следует отнести необходимость наглядным образом продемонстрировать, что “старший брат” не бросает союзников в Европе и Азии. Которые уже почти почувствовали себя таковыми, когда автор настораживающих предвыборных эскапад вдруг занял пост президента страны–“старшего брата”.

Поскольку в последние годы основные европейские союзники США озабочены прежде всего ситуацией в регионе Большого Ближнего Востока и Северной Африки, то демонстрация американской верности союзническим обязательствам и должна была произойти в самой горячей точке данного региона.

Судя по всему, все “Томагавки” попали туда, куда их посылали (включая пустое пространство рядом с ВПП аэродрома), ибо главное целеполагание всей операции носило не “военно-разрушительный”, а политический характер. Оно сводилось к “месседжу” в адрес, повторим, союзников, а также “оппонентов”.

Ко вторым относятся, прежде всего, Россия и тот же Китай. Каждый, естественно, волен по-своему прочитать этот “месседж”. В адрес России автор настоящей статьи прочитал его так: “Нам пришлось это сделать, но мы предприняли всё возможное, чтобы Ваша репутация не(сильно) пострадала. Мы не отказываемся от планов по налаживанию отношений с Вами и давайте для начала серьёзно поговорим по надоевшей всем сирийской проблеме”.

Что касается Китая, то при том же, примерно, содержании это послание включало в себя и специфику, обусловленную ситуацией в Северо-Восточной Азии, обострение которой в последние месяцы принимает угрожающий характер.

Как мы ранее показывали, природа роста напряжённости в СВА отнюдь не сводится к “Ракетно-ядерной программе” КНДР, которая, несомненно, вносит в него свой весомый вклад. И самое главное – в качестве угрозы своим интересам эту программу рассматривают США, то есть геополитический оппонент Китая, которого, впрочем, тоже в последние годы раздражает растущая “самость” Пхеньяна.

Долгое время Пекин и Вашингтон перебрасывали друг другу проблему северокорейской РЯП как горячую картофелину. Первый советует второму начать прямые переговоры с Пхеньяном, Вашингтон же от них отказывается и, ссылаясь на якобы превалирующее влияние Китая на КНДР, призывает Пекин “оказать на Пхеньян необходимое давление”.

Однако в ходе недавнего турне Госсекретаря Р. Тиллерсона по трём странам СВА прозвучал тезис об отказе новой американской администрации от “обамовской стратегии терпения” в отношении КНДР. Удар по сирийскому аэродрому призван подтвердить этот тезис и показать серьёзность разговоров последнего времени о наличии на столе американского президента “различных вариантов” решения проблемы северокорейской РЯП.

Хотя она заняла центральное место в ходе переговоров двух мировых лидеров на ранчо американского президента в штате Флорида, но рассматривалась и ситуация в других прибрежных к Китаю морских акваториях, в которых перспектива прямого американо-китайского военного противостояния выглядит вполне реальной. И в этом плане, конечно, та же атака в Сирии выглядела как грубая силовая демонстрация (на грани оскорбления) перед лицом китайского собеседника на переговорах.

Внешне же оба лидера демонстрировали взаимное уважение и стремление к развитию отношений в различных сферах (прежде всего в области экономики), но упомянутую демонстрацию Китай, несомненно, не забудет.

В этом плане представляется крайне важным, чтобы в Пекине понимали полное отсутствие России (например, в виде какого-либо согласования) в обсуждаемой американской акции в Сирии. Ибо вполне можно допустить, что важнейшей компонентой целеполагания указанной акции было запачкать РФ в глазах Китая.

Наш месседж в адрес последнего должен выглядеть недвусмысленно: последняя американская демонстрация силы в Сирии – это полностью “творчество” наших (и ваших) заокеанских “партнёров”. Которые и должны возложить на себя все её последствия.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×