24.12.2016 Автор: Константин Асмолов

КНДР: слухи, пайки и беженцы

2342312312Начать очередной очерк об экономической ситуации в Северной Корее мне хотелось бы с графика, который выложило в открытый доступ агентство Енхап. Он показывает рост населения Севера и Юга Кореи и является официальной информацией. По нему хорошо видно, что в конце 1990-х население КНДР не оказалось в демографической яме, которая имела бы место, если бы от голода в стране действительно умерло 2 млн человек.

Именно под этим углом и надо рассматривать целый ряд фактов и цифр, которыми сегодня оперирует антисеверокорейская пропаганда, продолжающая создавать для внешнего мира впечатление о КНДР как о стране с разваленной экономикой, угрозой голода и вот-вот грядущими социальными протестами.

0_2015그래픽포맷01Так, 13 июня радиостанция «Голос Америки» со ссылкой на Продовольственную и сельскохозяйственную организацию ООН (FAO), сообщила, что в 2016 г. нехватка продовольствия в КНДР составит 665 тыс. тонн: за счёт импорта и внешней помощи Север должен восполнить 694 тыс. тонны продовольствия, но возможностей Пхеньяна хватит только на 29 тыс. тонн. По мнению министерства объединения РК это связано с тем, что в 2016 финансовом году объём потребления продовольствия на Севере составил 5 млн 495 тыс. тонн, а объём производства — 4 млн 801 тыс. тонн.

Однако 22 сентября радиостанция «Свободная Азия», ссылаясь на ту же FAO, дополнила новость выше, что в 2016 г. урожай риса в КНДР составит 2,4 млн тонн, что на 500 тыс. тонн больше, чем в прошлом году, чему способствовали благоприятные климатические условия. Не повлияло даже затопившее 27 тыс. гектаров обрабатываемых земель наводнение в провинции Хамгён-Пукто, так как на местные рисовые поля приходится лишь 2% их общей площади. При этом из внимания упущено, что весь урожай еще не собран. Для сравнения — в 2015 году КНДР произвела 4,78 млн тонн зерновых, что на 10,7% меньше, чем в 2014 году из-за засухи.

Более того, как сообщили 29 сентября южнокорейские СМИ со ссылкой на данные исследовательского института Хендэ, ВВП Северной Кореи на душу населения впервые с конца 1980-х годов превысил $1 тысячу, несмотря на введенные санкции. Точнее, рассчитанный по доходам населения ВВП составил $1,013 в 2015 году по сравнению с $930 в 2014 году. Учтем, что в 1987 году ВВП Северной Кореи на душу населения составлял $986, но в середине 2000-х годов упал примерно до $650.

На этом фоне еще раз обратим внимание на новости о сокращаемых пайках. Казалось бы, уж сколько раз твердили миру, что сегодня распределение по карточкам не является основным источником продовольствия граждан, и государство не отказывается от него потому, что в массовом сознании оно видится признаком работы бюрократии, но о том, что сегодня средний житель КНДР покупает продукты скорее в магазине, пропаганда молчит. Потому что иначе далеко не так хорошо смотрятся данные о том, что в стране скоро начнется жесточайший кризис, ибо суточные нормы в 300 граммов составляют лишь 50% от минимально рекомендуемого стандарта ООН.

Дабы подкрепить утверждения фактами, недруги Пхеньяна даже представили результаты проведённого Центром стратегических и международных исследований (CSIS) опроса, говорящего о том, что жители КНДР недовольны системой нормированного распределения продуктов питания и различных благ, а также ограничениями экономической деятельности. Респонденты отметили, что по распределению они не получают достаточно, чтобы вести нормальную жизнь, бичевали за жесткое регулирование рынков, взяточничество среди чиновников, принудительную трудовую мобилизацию, низкую оплату труда, особенно за деноминацию национальной валюты в ноябре 2009 года.

Замечательные факты! Вот только количество опрошенных составило целых 36 (!!!) граждан КНДР, проживающих в разных районах страны. Даже если представить себе, что авторы опроса действительно кого-то опрашивали, назвать это репрезентативной выборкой довольно сложно.

В общем, вот-вот голод, люди еле выживают. Только что делать с сообщением Международной организации труда о том, что в 2015 году население КНДР насчитывало 25 млн 155 тыс. человек. С учетом того, что в 2010 году показатель составлял  24,5 млн человек, за пять лет рост составил 2,7%, что южнокорейские специалисты полагают медленным из-за низкой рождаемости и быстрого старения общества — на людей старше 65 лет приходится 9,9% населения.

Как сообщает американская радиостанция «Свободная Азия», ссылаясь на ЦРУ, в этом году КНДР заняла 51-ое место из 238 стран по количеству населения, 157-ое место по уровню роста населения и 134-ое место по уровню рождаемости — 14,5 ребенка на 1000 чел.

Неудобную статистику о росте населения дополняют рассказами о детской смертности — 33,4 ребёнка на 1000 чел., что в 9,3 раза больше, чем в РК. При этом 21,9% детских смертей — преждевременные роды, 14,9% — респираторные инфекции, 12,8% — врождённые дефекты. В докладе сотрудника Корейского центра политики при ОЭСР Чо Гён Сук это объясняется слаборазвитой и устаревшей медицинской инфраструктурой, недостатком медикаментов и оборудования, слабостью рожениц, плохим уходом за детьми после родов.

Данные скорее правдивы, как и информация Управления по координации гуманитарных вопросов (УКГВ) ООН о том, что в пострадавших от наводнения районах северокорейской провинции Хамгён-Пукто в четыре раза увеличилось количество детей младше пяти лет, попадающих в больницы из-за диареи и истощения. Это связано с тем, что из-за наводнения в пострадавших районах была повреждена канализация и объекты санитарно-гигиенического предназначения. ООН, однако, предоставила гуманитарную помощь детям в возрасте младше пяти лет, беременными женщинам и кормящим матерям, а продовольственную помощь получили 143 тыс. простых пострадавших.

Однако насколько вообще велика смертность от стихийных бедствий? Небезызвестная радиостанция «Свободная Азия», ссылаясь на данные Лёвенского католического университета, 22 ноября 2016 г. сообщила, что с 2007 года на территории СК зарегистрированы 10 крупных стихийных бедствий (в основном наводнения), от которых погибли 1533 человека. Мягко говоря, полторы тысячи за 10 лет — это печально, но не «огромные жертвы, указывающие на незащищённость северян от природных катаклизмов и вынуждающие их покинуть пределы собственной страны».

К тому же при определении числа жертв наводнений всегда стоит задавать вопрос – сколько из них погибло в результате неоказания помощи. А задав, вспомнить проведенный как раз в разгар наводнений опрос на Юге – о том, стоит ли оказывать Северу гуманитарную помощь в связи с наводнением, если поступит соответствующий запрос. 55% высказались негативно. Положительный ответ дали 40%.

В завершение обзора – немного о беженцах. С января по ноябрь этого года в РК въехали 1268 северокорейских беженцев. Это на 16,7% больше, чем за тот же период прошлого года, и по данным министерства объединения на конец ноября общее количество северян, проживающих в РК, составило 30062 человека. При этом отметка в 10 тыс. человек была достигнута в феврале 2006 года, а 20 тыс. человек — в ноябре 2010 года. 58% беженцев  приходится на молодых людей в возрасте от 20 до 40 лет. Также наблюдается увеличение количества женщин, на которых пришелся 71%. Интересно отметить, что более 50% беженцев подросткового возраста были рождены в третьих странах, в том числе в Китае.

В связи с этим правительство рассматривает план расширения участия северокорейских беженцев в общественной жизни и содействия их интеграции в общество РК. Еще 11 октября 2016 г. на заседании Кабинета министров Пак Кын Хе дала указание правительству улучшить систему адаптации беженцев к жизни на Юге, подчеркнув, что они являются предвестниками воссоединения, и распорядилась подготовить меры по улучшению положения северян, перебравшихся на Юг. Консервативные СМИ обратили внимание на это высказывание, отметив, что Пак разделяет политическое руководство в Пхеньяне и простых северян, фактически поддерживая их бегство.

Да, безусловно, экономика КНДР не развивается так радужно, как это описывают пхеньянские издания. Но душераздирающие описания голода и лишений — не менее далеки от истины.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×