20.12.2016 Автор: Владимир Терехов

Китай и новый президент США

435342341231Неясность перспектив внешней политики США после президентских выборов провоцирует известное желание “знать, что будет”. Ибо речь идёт о возможных подвижках в поведении на международной арене державы, на которой существенным образом продолжает держаться мироустройство “периода после холодной войны”.

Но “что-то будет”, а вот что?

В АТР особый интерес к этому вопросу проявляют два других ведущих региональных игрока – Япония и Китай. На страницах НВО уже обсуждалось зондирование японским премьер-министром Синдзо Абэ возможных трендов в политике Вашингтона относительно ключевых для Токио проблем, к которым относятся перспектива ратификации Транстихоокеанского партнёрства и надёжность двустороннего военно-политического альянса.

Что касается КНР, то в плане оценки того, чего ждут и чего опасаются в Пекине, интерес представляют содержание поздравительного звонка китайского лидера Си Цзиньпина, реакция того же Пекина на поздравления Д. Трампа президентом Тайваня Цай Инвэнь и многочисленные статьи в газете Global Times, затрагивающие различные аспекты двусторонних отношений.

Самое общее впечатление, которое создаётся от всей этой информации, сводится к тому, что в КНР не теряют надежды на перспективу взаимовыгодного сотрудничества между “двумя крупнейшими мировыми экономиками… на принципах недопущения конфронтации и взаимного уважения”.

Приведенные ключевые слова поздравления Си Цзиньпина отражают основное содержание политического курса, который сложился в КНР в последние годы в отношении США. Он отражает две прямо противоположные тенденции: плотную (не без серьёзных проблем) кооперацию в сфере экономики и возрастающее политическое противостояние, которое становится центральным моментом новой глобальной игры в целом.

В ходе предвыборной борьбы Д. Трамп, особо не останавливаясь на сфере политических разногласий, сосредоточился как раз на проблемах в двусторонних экономических отношениях.

И если (многолетние) обвинения КНР “в манипулировании курсом юаня” и торговле по демпинговым ценам можно обсуждать, то в “деиндустриализации США” (то есть выносе производства в страны с дешёвой рабочей силой, прежде всего, в Китай) Пекин точно не виноват.

Что же касается предвыборных обещаний Д. Трампа “вернуть производство в США” (как ответной меры), то в КНР вызывает сомнение, во-первых, их осуществимость, а во-вторых, полезность для самих США.

Здесь представляется уместным отметить, что само обсуждение подобной темы является свидетельством того, что с феноменом экономической глобализации происходит удивительная метаморфоза, казалось бы немыслимая ещё год назад.

Сегодня главными источниками угроз этому феномену путём введения мер протекционизма становятся США и Великобритания, то есть страны, которые до последнего времени играли роль мотора процесса глобализации мировой экономики.

Падающее знамя глобализации теперь подхватывается азиатскими экономическими гигантами Китаем и Японией, процветание которых существенным образом обусловлено поддержанием процесса снятия преград на пути мирохозяйственных связей.

Центральным пунктом выступления японского премьера С. Абэ на последнем саммите стран-членов Транстихоокеанского партнёрства, состоявшего 19 ноября с.г. в Лиме на полях очередного форума АТЭС, стало как раз опасение в связи “с тенденциями протекционизма”. Которые он усмотрел в Brexit и заявлениях Д. Трампа о намерении вывести США из ТТП.

Однако на роль главного борца с протекционизмом и лидера дальнейшего продвижения экономической глобализации претендует всё же Китай.

Пекином посылается отчётливый месседж Вашингтону, что реализация протекционистского характера заявлений нового американского президента приведёт “к разочарованию” в некоторых странах Юго-Восточной Азии, прежде всего, во Вьетнаме. Заметим от себя, что завоевание прочных позиций (включая политические) в указанных странах было серьёзным достижением внешней политики США последних лет.

Вьетнам уже заявил о переносе на неопределённый срок процедуры ратификации ТТП и это дало повод Global Times говорить о том, что “Реализация политики Дональда Трампа может подтолкнуть страны ЮВА к сближению с Китаем”.

Таким образом, главное содержание сигналов, посылаемых Пекином новому американскому президенту, сводится к тому, что для ссоры с КНР, во-первых, нет оснований и, во-вторых, они “выйдут боком” самим США.

Вполне аргументированная позиция, которая заслуживает серьёзного рассмотрения будущей администрацией Д. Трампа.

При этом Пекин оставляет Вашингтону пространство для манёвра. В частности, в самом Китае считают “умеренной” реакцию МИД КНР на нашумевший звонок президента Тайваня Цай Инвэнь с поздравлениями Д. Трампу.

Наконец, следует отметить отсутствие оснований для нередкой квалификации встречи Д. Трамп — С. Абэ, как свидетельства уже сформировавшейся совместной антикитайской позиции действующего премьер-министра Японии и избранного президента США. Имеющаяся информация о содержании беседы, а также предшествующие ей и последовавшие комментарии в прессе не дают повода для подобных выводов.

Такого просто “технически” не могло произойти в ходе полуторачасовых переговоров лидеров (до этого незнакомых), один из которых даже не располагал тогда официальным правительственным аппаратом.

Единственное, что в этих условиях можно успеть – провести исключительно предварительный зондаж формирующихся позиций собеседников по интересующим вопросам.

Хотя, конечно, страна, которая рассматривается обоими союзниками в качестве главного источника вызовов национальным интересам, незримо присутствовала за столом переговоров в Trump Tower.

С учётом всего изложенного есть основания для утверждения, что и при новом американском президенте в характере развития событий в стратегическом треугольнике “США-Китай-Япония” вполне возможны варианты.

И в интересах всех стран АТР, включая Россию, чтобы ситуация в нём носила более или менее сбалансированный характер.

Только в условиях если и не спокойствия, то хотя бы указанной сбалансированности можно проводить сколько-нибудь обоснованное проектирование процессов развития российских Сибири и Дальнего Востока.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×