27.11.2016 Автор: Владимир Терехов

О некоторых итогах поездки Синдзо Абэ в Америку

564534234232Недельная поездка на американский континент премьер-министра Японии Синдзо Абэ включила в себя три взаимосвязанных этапа.

Первый представлял собой ознакомительную полуторачасовую беседу с только что избранным президентом США Дональдом Трампом, состоявшуюся в Trump Tower 18 ноября с. г. в Вашингтоне. Второй – встречи с руководителями ряда государств на полях очередного саммита АТЭС, прошедшего в столице Перу Лиме 19-20 ноября, третий – переговоры с президентом Перу Педро Пабло Кучински и последующий визит в Аргентину – вторую по значимости страну Латинской Америки.

Главным звеном, связавшим все эти этапы турне, явилась одна из двух ключевых тем современной внешней политики Японии, обусловленная дальнейшей судьбой Транстихоокеанского партнёрства. Вторая не менее важная тема вызвана всем комплексом отношений Токио с основным военно-политическим союзником (США) при его новом президенте. Со 100-процентной вероятностью обе они обсуждались в ходе упомянутой встречи С. Абэ с Д. Трампом.

По её окончании стороны воздержались от каких-либо подробных комментариев, ограничившись общими словами и пожеланием продолжить (вероятно, уже после инаугурации Д. Трампа) более конкретное обсуждение затронутых проблем.

Напомним, что громкие заявления Д. Трампа на начальном этапе предвыборной борьбы относительно его намерения немедленно после вступления в должность дезавуировать подпись США под договором о ТТП, а также требование более щедро оплачивать американские услуги в сфере обороны или озаботиться созданием собственного ядерного оружия повергли в шок японское руководство.

И хотя затем эти публичные эскапады (прежде всего по ЯО) опытными советниками предвыборного штаба были существенным образом скорректированы, но заложенный в них смысловой посыл сохранился. Поэтому прояснение вопроса о том, какова же будет реальная позиция будущей американской администрации по этим ключевым для Японии вопросам, является сегодня задачей №1 руководства страны.

В прессе высказывается предположение о личных симпатиях Д. Трампа к С. Абэ. Наряду с мотивами чисто политического плана это способствовало тому, что именно японский премьер-министр стал первым зарубежным гостем избранного президента США.

На беседе присутствовал бывший руководитель РУМО (Разведывательное Управление МО США) Майкл Флинн, который на следующий день согласился занять должность Советника по национальной безопасности – одну из самых важных в администрации президента.

По окончании встречи лидеры обменялись примечательными любезностями. “Переговоры позволили мне почувствовать, что мы можем выстроить доверительные отношения” – сказал С. Абэ. “Мне доставило удовольствие видеть у себя дома Синдзо Абэ и завязать с ним большую дружбу” – ответил Д. Трамп.

Немного даже для предварительных суждений об итогах встречи. Но едва ли есть что-либо скрывать и участникам данных переговоров. Конкретика относительно возможных новых тенденций в американо-японских отношениях появится не раньше чем через несколько месяцев.

Однако первые комментарии японской прессы по свежим следам встречи С.Абэ с Д. Трампом уже содержат в себе изрядную дозу пессимизма относительно будущего двусторонних отношений. Чего стоит заголовок статьи в Japan Times “С приходом к власти [в США] Трампа Япония может развернуться от [нынешней] американо-центричной политики”.

И, судя по всему, Япония уже начинает принимать во внимание принципиально новые моменты в окружающем ей пространстве разнообразных вызовов. В условиях обозначившейся перспективы выхода из ТТП США, то есть главного участника из ключевого для Японии интеграционного проекта, в информационное пространство уже вбрасываются несколько сценариев дальнейшего поведения Токио.

Первый связывается с активизацией интеграционного формата “АСЕАН+6”, в котором, наряду с десятью странами ЮВА, участвуют Китай, Япония, Индия, Южная Корея, Австралия и Новая Зеландия. Главная проблема реализации такого сценария обусловлена отсутствием пока каких-либо признаков, которые свидетельствовали бы о возможности обращения вспять процесса деградации японо-китайских политических отношений.

Второй заключается в продолжении реализации ТТП без участия США. Третий является вариантом второго и сводится к возможности приглашения Китая и России в “ТТП без США”.

Нельзя, однако, исключать, что само обсуждение в Японии возможных новых вариантов интеграционных проектов “без США” является элементом шантажа и давления на процесс идущего сейчас формирования новой глобальной американской политики.

Впрочем, в Лиме на полях АТЭС все 12 участников ТТП, включая уходящего американского президента, всё же исполнили шаманский танец в надежде оживить проект, пребывающий в глубокой коме. При этом главными танцорами выкрикивались слова-заклинания, типа: “ТТП отвечает американским интересам, экономической динамике и значимости Азиатско-Тихоокеанского региона”, “Если мы остановим процесс ратификации, ТТП умрёт и тогда не удастся обуздать развивающийся протекционизм”.

Всё это уже начинает выглядеть довольно грустно, особенно на фоне подтверждения 22 ноября Д. Трампом первоочерёдности выхода США из ТТП.

Повышение уровня неопределённости ситуации в треугольнике “США-Китай-Япония”, обусловленное итогами американских президентских выборов, стимулирует процесс зондажа каждым из “углов” возможных новых тенденций во внешней политике двух других.

Что касается японского “угла”, то через три дня после встречи с Д. Трампом С. Абэ получил возможность прозондировать и позицию председателя КНР Си Цзиньпина.

В предельно сжатом сообщении агентства Синьхуа говорится лишь, что беседа, в ходе которой китайский лидер “изложил устоявшиеся принципы и позиции китайской стороны относительно развития отношений между Китаем и Японией”, была “краткой” и состоялась “по запросу японской стороны”.

Японская пресса оказалась более разговорчивой. Она приводит изрядное количество слов, которые С. Абэ и Си успели произнести в ходе 10-минутной встречи. Однако все они носят характер благих пожеланий. Определённые надежды оба лидера высказали по поводу 45-летия установления двусторонних дипломатических отношений, которое попадает на следующий 2017 г. Но пять лет назад была более “круглая” дата, и тогда тоже произносилось много хороших слов.

Заслуживает внимание и то, что собеседниками С. Абэ в Лиме оказались также премьер-министр Вьетнама Нгуен Суан Фук и Джеймс Сун – спецпосланник нового президента Тайваня Цай Инвэнь. Тем самым С. Абэ в очередной раз обозначил присутствие Японии в болезненных для Китая проблемах, связанных с ситуацией в Южно-Китайском море и Тайваньском проливе.

Оба лидера совместили участие в очередном саммите АТЭС с другими важными мероприятиями. В частности, они почти одновременно посетили ряд стран Латинской Америки, что вписывается в общий контекст японо-китайской конкуренции за влияние на этот континент.

Все аспекты поездки премьер-министра Японии по странам американского континента имеют самое непосредственное отношение к теме официальных переговоров С. Абэ с президентом РФ В.В. Путиным, дата которой (15-16 декабря с. г.) была подтверждена на встрече двух лидеров в Лиме.

Японская пресса со ссылкой на новостное агентство Киодо сообщает, что в ходе переговоров с Д. Трампом С. Абэ обсуждал позицию Японии на предстоящем российско-японском саммите. Следует напомнить, что японский премьер ранее уже согласовывал различные аспекты указанного саммита, но с Хиллари Клинтон, в победе которой в Токио не сомневались и откровенно желали.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×