17.11.2016 Автор: Владимир Терехов

Мьянма балансирует между ведущими игроками

120918_aung_san_suu_kyi_croppedРяд примечательных событий последних недель позволяет вновь обратиться к теме сложной политической игры, разворачивающейся вокруг Мьянмы между ведущими мировыми игроками. В основном и пока она сводится к борьбе за приобретение в этой стране позиций, более предпочтительных, чем у конкурентов. Однако в случае обострения игры вопрос о “призе” может принять совсем бескомпромиссный характер, когда победитель получает полный контроль над Мьянмой, а глобальный конкурент его полностью утрачивает. В подобных случаях говорят об играх с нулевой суммой.

Сама борьба за влияние на Мьянму обусловлена её исключительно важным для ведущих игроков стратегическим положением. Среди других стран Юго-Восточной Азии подобного уровня стратегической значимостью обладает, прежде всего, территория Филиппин.

Что касается самих Мьянмы, Филиппин и похожих стран, являющихся, скорее, объектами, чем субъектами политической игры в ЮВА, то их принадлежность к этому важнейшему региону содержит в себе как плюсы, так и потенциальные минусы. При наличии определённого умения и не очень остром характере борьбы между “большими парнями” можно извлечь немалую для себя пользу, получая от каждого из них разного рода знаки внимания. Из них наибольший интерес представляют, конечно, те, которые носят материально-финансовый характер.

Однако, начиная с определённой стадии обострения игры, недавний выгодополучатель легко может оказаться в положении зерна, скатывающегося в узкое пространство между жерновами. Судя по всему, пока ситуация в ЮВА позволяет Мьянме и другим странам региона достаточно успешно маневрировать в поле сил, которое формируют ведущие игроки.

Именно этим занимается такой эпатажный политик, как президент Филиппин Родриго Дутерте, удачно исполняющий роль “простого парня”. Совсем иначе по форме, но тоже самое по сути делает (получившая хорошее образование) Аун Сан Су Чжи – лидер Мьянмы де-факто.

В полной мере сама технология балансирования “слабых” игроков среди “сильных” проявляется в ходе разного формата переговоров тех и других.

Ранее мы выделяли тот факт, что первый официальный заграничный визит госпожи Су Чжи (фактически её первый выезд в “международный свет” в роли лидера Мьянмы) состоялся 17-21 августа с. г. в Китай. Примечательность этого факта заключается в том, что она оказалась во главе своей страны существенным образом вследствие многолетних американских усилий по свержению власти военных, ориентировавшихся на КНР.

Но, стремясь избежать обострения отношений с великим соседом (который остаётся основным внешним инвестором и торговым партнёром Мьянмы), Су Чжи ответила положительно на явный месседж Пекина продолжать экономические связи и после смены власти в стране.

Кроме того, принимался, видимо, во внимание и тот крайне важный факт, что вопрос терзающих Мьянму многолетних внутренних конфликтов (включая вооружённые) существенным образом находится в “ведении” Китая.

В ответ на вполне конкретные китайские предложения в сфере экономической кооперации Аун Сан Су Чжи выразила поддержку принципа “одного Китая”, признав тем самым законность действий Пекина по подавлению “сепаратистских проявлений” в этнических окраинах КНР, включая Тибет.

Здесь немаловажным представляется заметить, что находящийся в положении тибетского изгнанника нынешний Далай-лама является духовным лидером всех буддистов, включая, следовательно, и госпожу Су Чжи. Но, как известно, “Париж стоит мессы”.

Тем самым она сильно огорчила своих многочисленных симпатизантов – профессиональных борцов за “права человека”, в том числе их (самозваного) лидера в лице руководства США. Из Вашингтона стали раздаваться голоса о том, что “госпожа Су Чжи заговорила языком военной хунты”.

Однако подобного рода эмоции никак не повлияли на текущую американскую политику, цель которой сводится всё к тем же попыткам блокирования китайских усилий по восстановлению своего влияния в Мьянме периода правления военных.

В первой половине сентября с. г. Аун Сан Су Чжи посетила с официальным визитом США с целью, главным образом, получения от президента Б. Обамы обещания снять остатки экономических санкций, введённых в 1991 г. Вашингтоном после военного переворота в Мьянме. Выслушав дежурные порицания относительно сохраняющихся “нарушений”, она такое обещание получила, и в начале октября американские санкции были окончательно отменены.

В середине октября лидер Мьянмы прибыла в Индию, роль которой в региональных делах и на мировой арене быстро растёт. Поводом для этой поездки послужило очередное заседание региональной организации BIMSTEC (Bay of Bengal Initiative for Multi-Sectoral Technical and Economic Cooperation), в которую входят семь стран, примыкающих к Бенгальскому заливу. Кроме того, лидеру Мьянмы была предоставлена возможность посетить проходивший тогда же 8-й саммит BRICS.

В ходе двусторонних переговоров Аун Сан Су Чжи с премьер-министром Индии Нарендрой Моди особое внимание было уделено сфере безопасности и обороны.

И это объяснимо хотя бы тем, что по обе стороны 1600-километровой границы, разделяющей Мьянму с Индией, нередко активизируются различного рода повстанческие группировки. Через ту же границу проходит и один из самых крупных наркотрафиков.

Важно заметить, что кооперация с Мьянмой в сфере обороны является ключевым элементом реализации давнего тренда индийской внешней политики “Взгляд на Восток”. Путём укрепления позиций в Мьянме Индия намерена развивать отношения с другими странами ЮВА, прежде всего, с Таиландом, Малайзией, Индонезией и Вьетнамом.

Ещё одного ведущего регионального игрока – Японию – Аун Сан Су Чжи посетила в ходе официального визита, состоявшегося 1-4 ноября с. г. Главным итогом этой поездки стало обещание премьер-министра Синдзо Абэ предоставить “дружественной Мьянме” в последующие пять лет государственные и частные инвестиции на весьма солидную сумму около 8 млрд долл.

Эти деньги будут вложены в различные секторы экономики Мьянмы, а также использованы в целях решения серьёзных социальных проблем, среди которых выделяются конфликты на этнической и религиозной почве.

Представляется примечательным комментарий одной из ведущих японских газет Mainichi Shimbun по поводу итогов визита Аун Сан Су Чжи, которые рассматриваются в контексте “соперничества” между Японией и Китаем за влияние на страны региона ЮВА.

В целом же можно констатировать продуктивность политики балансирования нынешней Мьянмы (а также других стран ЮВА) в непростой обстановке, складывающейся в регионе. Что само по себе является признаком того, что развитие ситуации в ЮВА пока не преодолело ту черту, когда заниматься подобным балансированием станет “себе дороже”.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение»


×
Выберие дайджест для скачивания:
×