02.11.2016 Автор: Константин Асмолов

Борьба с коррупцией в РК – первые следствия «закона Ким Ен Ран»

42342131231231Как мы писали ранее, борьба с коррупцией в Республике Корея вышла на новый виток, связанный как с грядущими президентскими выборами, так и с долгожданным вводом в действие антикоррупционного закона, традиционно называемого «законом Ким Ен Ран»; это приводит к серии разнообразных следствий.

Напомним: закон был инициирован в еще августе 2012 года тогдашним председателем антикоррупционного комитета и комитета по гражданским правам Ким Ён Ран и определял предельную сумму, которая считается взяткой. В случае получения денежных средств от третьих лиц, превышающей указанный лимит, госслужащий автоматически подвергается уголовному наказанию, независимо от того, с чем связано получение денежных средств.

Сумма взятки, заметим, не очень велика — в случае принятия угощений стоимостью более 27 долларов, подарка стоимостью более 45 долларов, а также при получении денег на семейные мероприятия на сумму более 89 долларов госслужащий должен заплатить штраф. Более серьезные суммы ведут к возбуждению уголовного дела. И хотя принятие этого закона неоднократно откладывалось из-за противодействия целого ряда ведомств, их мнение не было учтено. Свое решение власти объяснили тем, что первая версия закона должна сохраниться с учётом основных целей и идеи законопроекта о создании справедливого и честного общества, и с 28 сентября закон наконец вступил в силу.

Увы, закон оказался страдающим определенным количеством серых зон и двояко трактуемых формулировок, отчего 14 октября 2016 г. решение о разрешении данного вопроса принято на уровне министерства юстиции под председательством премьер-министра РК Хван Гё Ана, который ранее занимал пост руководителя минюста. По итогам специального заседания было принято решение о создании рабочей группы, которая займется официальной трактовкой спорных моментов. В состав таковой войдут заместитель председателя комиссии по борьбе с коррупцией и гражданским правам, представитель министерства юстиции и заместитель начальника Управления юридической экспертизы при премьер-министре, и к концу года на основе наиболее часто задаваемых вопросов будет создан сборник разъяснений, каковой будет направлен во все госструктуры. Кроме того, с ноября в государственных учреждениях планируется проводить отдельное ознакомление с содержанием закона.

Тем не менее закон, который устанавливает жесткие ценовые ограничения на все виды подарков или услуг, которые могут быть расценены как коррупционная деятельность, уже привел к росту продаж подарков стоимостью ниже 50 тыс. вон или 44,39 доллара. По сообщению южнокорейского торгового сайта G-market в период с 29 сентября по 10 октября объем продаж букетов и корзин цветов возрос более чем в 11 раз в сравнении с тем же периодом прошлого года. 11 из 15 наиболее популярных видов букетов и корзин цветов по ценам ниже 50 тыс. вон. Резкий рост продаж подобных продуктов обусловлен тем, что они быстрыми темпами заменяют дорогостоящие венки, поднесение которых теперь может считаться взяткой.

Аналогичная ситуация коснулась и ресторанов, где начинают подавать бизнес-ланчи или формировать торжественные ужины в рамках «меню Ким Ен Ран» с тем, чтобы сумма, на которую чиновники и бизнесмены могли покушать, также умещалась в установленные законом рамки.

Что же касается громких скандалов, привлекающих внимание СМИ, то отметим шумиху вокруг крупнейшей южнокорейской корпорации Lotte Group и ее председателя Син Дон Бина, который подозревается в хищении порядка 153 млн долларов и злоупотреблении служебным положением. Син Дон Бин назначал своих родственников на руководящие посты в филиалы Lotte Group, предоставляя им десятки тысяч долларов в качестве зарплаты, не имея на то оснований. Это лишь один эпизод из списка обвинений, и еще июне 2016 г. в офисах Lotte проводились обыски и выемки документов.

Дело стало таким громким после того, как 26 августа, в 55 километрах от Сеула было найдено тело Ли Ин Вона — заместителя председателя совета директоров Lotte Group. Полиция склоняется к версии о самоубийстве, благо в припаркованной неподалеку машине Ли нашли предсмертную записку, в которой он обращается к своей семье, а также руководству и сотрудникам Lotte Group и утверждает, что конгломерат не совершал никаких финансовых махинаций.

Самоубийство случилось за день до того, как Ли должен был явиться в прокуратуру, чтобы дать показания по делу о теневых финансовых операциях и уходе корпорации от налогов на сумму более 500 миллионов долларов.

20 сентября прокуратура вызвала Син Дон Бина в качестве подозреваемого, проведя 18-часовой допрос, в ходе которого он отверг большую часть обвинений и заявил, что будет ожидать решения суда. Однако 25 октября на встрече с журналистами Син Дон Бин публично попросил прощения за коррупционные скандалы, в которых его обвиняли, а также объявил о мерах реформирования Lotte Group, в том числе планах в течение пяти лет инвестировать 40 трлн вон или 35,2 млрд долларов на создание 70 тыс. новых рабочих мест и в течение трех лет на принятие в штат внештатных работников. Син Дон Бин также заявил о намерении создания имиджа компании, ставящей на первое место моральные принципы. С этой целью под его управлением решено создать комитет по соответствию нормативным требованиям, в состав которого войдут независимые эксперты.

Не менее громкий скандал касается двух человек из ближнего окружения президента Южной Кореи Пак Кын Хе, — старшего секретаря президента по координации политики Ан Чон Бома и Чхве Сун Cиль, для описания ниши которой лучше всего подходит средневековый термин «конфидантка»: Чхве знает Пак Кын Хе несколько десятков лет, будучи дочерью ее наставника Чхве Тхэ Мина, близкой подругой и женой ее бывшего помощника и секретаря и не занимает официальных постов в правительстве.

Обоих обвиняют в том, что они использовали свое влияние для того, чтобы заставить крупные южнокорейские корпорации, в том числе Samsung, Hyundai, SK Group и LG Group, сделать многомиллионные пожертвования в две связанные с ними неправительственные организации Mir и K-Sports.

Основная цель фондов «MIR» и K-Sports — популяризация «корейской волны» в новом формате и в области спорта. Фонды объединили аналогичные проекты крупнейших корейских корпораций, поскольку работа таким образом представлялась более эффективной. Утверждается, что при содействии Федерации корейских промышленников фонды получили пожертвования от 53 компаний на сумму 80 млрд вон ($72 млн), и невероятно быстрая скорость сбора средств и получения лицензий для фондов (всего лишь за сутки в то время как обычно на это уходит около 20 дней) вызвала подозрения общественности, особенно когда выяснилось, что к фондам причастны лица, имеющие близкие отношения с президентом страны. И вот, через месяц после «сигнала» от некой не названной пока «гражданской организации» прокуратура приступила к активной фазе расследования.

Оппозиционные СМИ пишут о том, что фонды были созданы для финансирования деятельности Пак Кын Хе после ухода с поста президента, а также о том, что средства из фондов были использованы Чхве Сун Cиль для покупки недвижимости за рубежом, оплаты обучения ее дочери. Также там считают, что Чхве Сун Силь, которая может быть настоящим учредителем фондов, подозревается в использовании их капитала через свои компании The Blue K и Widec Sports.

Существенных доказательств пока нет, но в доме Чхве Сун Силь, в офисах двух фондов, а также в Федерации корейских промышленников прошли обыски.

Кстати, о Федерации корейских промышленников, которая в период «корейского чуда» играла важную роль во взаимодействии крупнейших ФПГ и правительства: 16 октября 73 депутата Национального собрания во главе с председателем Партии справедливости (наиболее левая группа, в определенной мере наследники разогнанной ОПП) Сим Сан Чжоном представили проект резолюции о ее роспуске. В представленном документе говорится, что фонды «Мир» и K-Sports являются типичными примерами неправомерного союза между политиками и бизнесменами. Оппозиция требует расследования деятельности федерации, а также её добровольного роспуска: все государственные организации, входящие в состав федерации, следует немедленно лишить членства, а сама организация должна быть аннулирована как юридическое лицо.

Вместо федерации на базе подведомственного Корейского института экономических исследований должна быть образована новая исследовательская организация, подобная американскому фонду Heritage, либо по японскому образцу объединить федерацию с Корейской торгово-промышленной палатой. Правда, представленный проект резолюции не будет иметь юридическую силу даже в случае его утверждения Национальным собранием.

В целом создание при президенте различных научных фондов или частных НИИ, руководители которых являются близкими друзьями президента и имеют достаточное влияние на политику, не занимая официальных постов во властных структурах — явление, которое существовало и при Чон Ду Хване (фонд Ильхэ), и при Ким Дэ Чжуне (фонд его имени). Такие фонды или институты, с одной стороны, выступают в качестве мозговых центров, с другой — благодаря активной государственной поддержке могут быть использованы для отмывания денег, и потому антикоррупционная часть политической борьбы часто вертится вокруг них, «разоблачая секретные фонды власти». А учитывая, что до выборов президента РК остался год, стоит ожидать активизации данной темы, развития старых и появления новых скандалов.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×