29.10.2016 Автор: Владимир Терехов

К визиту в Китай президента Филиппин Р. Дутерте

342342342342Состоявшийся 18-21 октября с.г. визит в КНР президента Филиппин Родриго Дутерте и его переговоры с председателем Си Цзиньпином примечательны с различных точек зрения. После убедительной победы в мае 2016 г. на всеобщих выборах и официального вступления в должность 30 июня Р. Дутерте буквально ворвался в пространство мировой публичной политики.

За первые два-три месяца президентства он приобрёл известность главным образом “внесудебными” (мягко выражаясь) методами борьбы с наркоторговцами, а также нелицеприятными оценками всех тех персон, которые осмелились отметить “определённые издержки” (в целом похвального) курса по сохранению здоровья филиппинской нации.

Среди последних оказались не только профессиональные “правозащитники”, клир католической церкви Филиппин, но и такие весьма уважаемые лица, как действующие пока Генсек ООН и президент ведущей мировой державы.

Тем не менее перед Б. Обамой пришлось извиниться, что характеризует, скорее, с положительной стороны начинающего международного политика Р. Дутерте, от которого та же нация ждёт взвешенной оценки ситуации, окружающей страну, и столь же выверенных внешнеполитических шагов, учитывающих эти оценки.

А ситуация в регионе Юго-Восточной Азии в целом становится год от года тревожнее. Региональная Ассоциация (АСЕАН), в которую входят и Филиппины, ещё 10 лет назад позиционировавшая себя едва ли не в качестве центра политико-экономических процессов в регионе, сегодня во всё большей мере превращается в овечий загон с символической оградой.

Не только вокруг, но и внутри него всё чаще стали появляться бодро улыбающиеся главные международные “пастухи”, предлагающие “овечкам” разного рода услуги.

Но в тёмное время суток глаза и зубы “пастухов” иногда как-то странно поблескивают. Пока и в основном в направлении друг друга, что, однако, не снижает тревог обитателей загона. “Овечкам” ли не знать, что “в случае чего” им достанется по первое число.

Вот эти-то особенности региональной ситуации и принимал во внимание новый филиппинский президент, когда приносил извинения за словесные вольности лидеру одной из мировых держав, а спустя полтора месяца отправлялся в столицу её главного конкурента. В политологии это называется балансированием слабого игрока в поле сил, формируемого сильными игроками.

Вопреки распространённому мнению, Р. Дутерте не порывал союзнических отношений с США. Это вообще определённая процедура, которую руководитель государства может только инициировать, но её свершение находится в компетенции законодательного органа власти. И вряд ли подобная (весьма гипотетическая) инициатива была бы поддержана обучавшейся в США военной элитой Филиппин.

Единственное, что Р. Дутерте говорил достаточно определённо, относится к “отсутствию пока планов” по проведению в следующем 2017 г. совместных с США военных учений. Из них крупнейшими являются учения “Баликатан” (“Плечом к плечу”), которые до сих пор проводятся ежегодно и без сбоев.

Однако назначенный Р. Дутерте на пост министра иностранных дел Филиппин Перфекто Ясай в свою очередь говорил, что в 2017 г. плановые совместные с США военные учения всё же состоятся, а речь может идти о прекращении подобных учений лишь в 2018 г.

МИД Филиппин вообще выступает в качестве своего рода “демпфера”, сглаживающего последствия особо брутальных высказываний лидера страны. Так, после его резкостей в адрес Генсека ООН, последовало заявление П. Ясая о том, что Филиппины не собираются выходить из этой авторитетной международной организации.

Воспроизводя риторику Р. Дутерте о “двустороннем характере” территориальных споров с КНР в Южно-Китайском море, МИД Филиппин и его руководитель в то же время выразили удовлетворение решением Гаагского арбитража от 12 июля с.г., дезавуирующего претензии КНР на все архипелаги ЮКМ.

В роли “толкователя” очередной (произнесённой уже в Китае) эскапады Р. Дутерте на предмет необходимости разрыва с США и экономических связей пришлось выступить на этот раз министру торговли Рамону Лопесу. Смысл “разъяснения” сводился к тому, что его шеф на самом деле имел в виду острую необходимость активизации экономических отношений Филиппин с тем же Китаем и странами АСЕАН.

Повторим, впрочем, что и сам президент Филиппин в сфере практики (то есть вне публичной риторики) ведёт себя вполне адекватно. В частности, извинения Б. Обаме были принесены практически сразу после появления китайских кораблей в районе рифа Скарборо, являющегося предметом спора между Филиппинами и КНР. И в двух этих событиях несомненно присутствует причинно-следственная связь.

Самое же главное, вероятно, заключается в том, что в Китае вполне отчётливо видят те объективные рамки, в которых реально находятся Филиппины и президент этой страны. Поэтому очередной пакет антиамериканской риторики Р. Дутерте, выданный уже на территории Китая, воспринимался последним без всякой эйфории.

В частности, в КНР не ожидают, что “Филиппины под руководством администрации Р. Дутерте порвут с США”. Максимум, на что в Пекине рассчитывают – в большей степени будут приниматься во внимание интересы собственной страны, “а не обслуживание вашингтонской стратегии перебалансирования в АТР”.

Представляется вполне естественным, что в условиях крайней сложности территориальной проблемы стороны акцентируют сейчас внимание на развитии экономических связей. В ходе поездки в Китай Р. Дутерте сопровождала делегация из 400 филиппинских бизнесменов. Кстати, филиппинский бизнес находится в основном в руках хуацяо, то есть выходцев из Китая.

Важно также отметить, что в сфере торгово-экономических связей Китай вышел в последние годы в лидеры практически со всеми странами АСЕАН и среди них Филиппины не являются исключением. Во время же данного саммита был заключён пакет соглашений на общую сумму в 13,5 млрд долл.

Судя по итоговым документам переговоров в Пекине, далее особое внимание стороны сосредоточат на содействии Китаем развитию на Филиппинах транспортной инфраструктуры, а также современных сельскохозяйственных технологий. Именно эти сферы приобретают важнейшее значение для дальнейшего экономического роста Филиппин, в целом находившихся в последнее десятилетие в числе региональных лидеров с ежегодным приростом ВВП на 6-7%.

Крайне важной для филиппинского гостя оказалась и поддержка китайским руководством его борьбы с наркоторговлей (но в рамках “закона и порядка”), а также готовность оказать в этом разностороннюю помощь.

Относительно ситуации в ЮКМ и территориальных проблем формулировки Совместного заявления носят (уже устоявшийся) достаточно общий характер. Для Китая важно то, что, как и в предыдущих (многосторонних) документах, не упоминается тема решения Гаагского арбитража.

В целом визит в КНР президента Филиппин Р. Дутерте следует оценивать как вполне успешный.

За этой поездкой с определённой ревностью наблюдали из США. В частности, опасения относительно её последствий были высказаны министром обороны Эштоном Картером. Но такова его обязанность – “отслеживать угрозы”.

Что же касается общего состояния филиппино-американских отношений, то, скорее всего, они будут заморожены вплоть до инаугурации нового президента США, которая пройдёт в январе следующего года.

Представляется также несомненным, что любой следующий американский президент предпримет усилия по нормализации отношений с Манилой. Особенно если Госдепартамент возглавит кто-либо из проверенных специалистов по проблемам АТР, куда уже длительное время “разворачивается” американская внешняя политика.

И не видно веских причин, по которым прагматичный политик Р. Дутерте не ответил бы положительно на этот вполне ожидаемый американский месседж.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×