13.09.2016 Автор: Владимир Терехов

TICAD VI – важный этап укрепления позиций Японии в Африке

34523432423427-28 августа с.г. в столице Кении Найроби состоялась шестая “Токийская международная конференция по развитию Африки” (Tokyo International Conference of African Development, TICAD) – самое важное из всех мероприятий, предпринимаемых Японией с целью укрепления торгово-экономических, политических, а в перспективе и военных позиций на африканском континенте.

Представительную японскую делегацию возглавлял премьер-министр Синдзо Абэ, Африку – лидеры 54 стран континента. В работе TICAD-VI приняли участие 74 международных и региональных организаций.

Данная конференция проводится раз в три года и предыдущая (TICAD-V) состоялась в июне 2013 г. в Йокогаме. Тогда были приняты два совместных документа: “Йокогамская Декларация-2013” и “Йокогамский план действий на период 2013-2017 гг.”. Собственно, ход их выполнения и являлся одной из главных целей TICAD-VI.

Подготовка очередной TICAD находилась под постоянным контролем со стороны правительства Японии. Важным её этапом стала встреча С. Абэ с некоторыми из африканских лидеров, состоявшаяся 26 сентября 2015 г. в Нью-Йорке на полях очередной Генеральной Ассамблеи ООН и в рамках проведения другого важного форума “Японо-африканские региональные экономические сообщества” (Japan-African Regional Economic Communities, JPREC).

По итогам TICAD-VI была принята обширная совместная Декларация, в пункте 1.4 которой участники “подтверждают, что TICAD сегодня представляет собой уникальный процесс, который вносит существенный вклад в африканское развитие и интеграционные процессы” на континенте.

Констатируя “непрерывный прогресс” в реализации “Йокогамского плана действий”, авторы нынешней Декларации призывают всех участников конференции ускорить процесс “полной имплементации” основных положений этого документа. Спустя три года подтверждается в целом их соответствие актуальным проблемам стран Африки.

Тем не менее формулируются три основных вызова, перед которыми теперь оказался этот “План”: падение цен на сырьё – основной экспортный продукт африканских стран; опасное влияние на социально-экономическую ситуацию распространения на континенте вируса Эбола; усиление радикальных движений, терроризма и вооружённых конфликтов.

С учётом указанных вызовов и опираясь на “Йокогамский план”, участники конференции решили, что далее необходимо сосредоточиться на трёх “краеугольных” направлениях: продвижение структурных экономических преобразований посредством диверсификации экономик и индустриализации африканских стран; развитие гибкой системы здравоохранения с целью повышения качества жизни на континенте; обеспечение социальной стабильности.

Дальнейший “жёсткий контроль за имплементацией” комплекса мер, прописанных в “Плане” трехлетней давности, возлагается на Совместный секретариат, Совместный мониторинговый комитет и промежуточные (в период до проведения TICAD-VII, который состоится снова в Японии в 2019 г.) заседания представителей стран-участниц.

Выступая на открытии конференции, премьер-министр С. Абэ напомнил, что за 23 года существования TICAD Япония уже вложила 47 млрд долл. в различные проекты на африканском континенте и в ближайшие три года выделит ещё 30 млрд долл.

В насыщенном явными и скрытыми смыслами выступлении С. Абэ особенно обратил на себя внимание тезис об “ответственности, которую несёт Япония” за ситуацию в Азии и Африке, а также в акваториях Тихого и Индийского океанов. Обращаясь к африканским участникам конференции он, в частности, сказал: “Япония хочет работать вместе с вами, чтобы превратить моря, которые связывают оба континента, в моря мира, где правят законы”.

Нельзя не отметить, что примерно подобного рода риторика используется в последние годы Японией (и её ближайшим союзником США) в публичной пикировке с Китаем по поводу причин обострения ситуации в Южно-Китайском море и в Юго-Восточной Азии в целом. Вряд ли случайным образом она озвучивается японским премьер-министром применительно к акватории Индийского океана и Африканскому континенту.

Дело в том, что КНР демонстрирует в последние годы несомненные успехи в развитии разносторонних отношений с теми же африканскими странами, а также в создании опорных пунктов на морских маршрутах, связывающих Азию с Африкой. И идущая полным ходом японо-китайская борьба за влияние на азиатские страны теперь распространяется на африканский континент.

Следует напомнить, что в конце прошлого года состоялась не менее триумфальная поездка по ряду стран Африки китайского лидера Си Цзиньпина. Она завершилась проведением в Йоханнесбурге очередного форума “Китайско-Африканская кооперация” (Forum on China-Africa Cooperation, FOCAC), который был образован в 2000 г.

Выступая перед коллегами из африканских стран, Си Цзиньпин заявил тогда о готовности дополнительно выделить в ближайшие три года 60 млрд долл. в обеспечение нескольких целевых программ. К настоящему времени КНР уже реализует на континенте 2600 различных проектов на общую сумму 94 млрд долл.

В борьбе “за умы и души” населения крайне важного континента, обе ведущие азиатские державы используют наиболее эффективное в данном случае “оружие”, каковым является оказание помощи в развитии промышленной и транспортной инфраструктуры, сельского хозяйства, борьбе с масштабными инфекционными заболеваниями, подготовке квалифицированных кадров в различных сферах деятельности.

При этом Китай и Япония очевидным образом зондируют почву на предмет распространения этой помощи и на сферу обеспечения безопасности.

В частности, следы подобного зондажа просматриваются в тех разделах Декларации по итогам проведения в Найроби TICAD-VI, где говорится о необходимости совместной борьбы с терроризмом и экстремизмом, а также с целью обеспечения безопасности на море.

Как раз под предлогом “борьбы с пиратством на море” Япония (как и Китай) с 2013 г. развертывает военную базу на территории Джибути, то есть в районе Африканского рога. Проблема контроля над которым приобретает стратегическую значимость по причине распространения на регион Индийского океана геополитической игры, разворачивающейся в АТР.

Оценивая итоги TICAD-VI, следует отнести их к несомненным успехам японской внешней политики в целом. Об этом свидетельствует хотя бы то, что С. Абэ в очередной раз заручился поддержкой африканских стран в решении одной из своих центральных внешнеполитических задач, обусловленной (видимо, неизбежным) преобразованием СБ ООН с вхождением Японии в этот важный международный орган на правах постоянного члена.

Естественно, что столь масштабное мероприятие, проведенное геополитическим оппонентом, не могло не привлечь внимание в КНР, где TICAD-VI комментируется с позиций “китайско-японского соперничества, которое распространяется на Африку”.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение»


×
Выберие дайджест для скачивания:
×