06.09.2016 Автор: Станислав Иванов

Американский план «Б» по Сирии в действии

5645645435345Вашингтон, похоже, предпринимает попытку реализовать давно вынашиваемый им так называемый план «Б» по Сирии, смысл которого сводится к тому, чтобы пока смириться с сохранением на какое-то время режима Б. Асада в Дамаске, но одновременно закрепить расчленение Сирии на несколько анклавов, большая часть из которых будет в той или иной степени лояльна или подконтрольна США и их союзникам. При этом не исключается и вариант «сомализации» страны, когда она может погрузиться на долгие годы в атмосферу хаоса и насилия.

Администрация США по-прежнему делает ставку на Свободную сирийскую армию (ССА) как наиболее организованную, по ее мнению, и боеспособную силу оппозиции. К ней Вашингтон пытается причислить как можно больше других, более мелких антиправительственных группировок, включая бандформирования туркоманов, «Братьев-мусульман» и всех «умеренных исламистов».

Последние успехи правительственных войск в борьбе с исламистами под Алеппо и курдских ополченцев в районе Манбидж — Джераблус вызвали озабоченность в Вашингтоне и панику в Анкаре. Возникла реальная угроза для турецких властей утратить контроль за почти 100-километровым участком турецко-сирийской границы от Джераблуса до Аазаза, который до последнего времени служил «воротами» Турции в Сирию и по которому Анкара официально и по каналам спецслужб взаимодействовала с ССА, туркоманами, «Джабхат ан-Нусра», ДАИШ и другими антиасадовскими группировками. Р. Эрдоган испугался соединения двух сирийских курдских кантонов (Африн и Кобани), закрепления статуса автономии провозглашенного недавно на севере Сирии региона «Рожава», блокирования границы курдами с сирийской стороны и, как следствие, усиления позиций турецкой Рабочей партии Курдистана (РПК), которую в Анкаре и Вашингтоне считают террористической организацией.

Неудавшаяся попытка военного переворота в середине июля 2016 года не только позволила Р. Эрдогану расправиться с внутренней оппозицией и инакомыслящими, но и сделать решительный шаг по укреплению своих позиций в приграничных районах Сирии. Под предлогом активизации борьбы с террористической группировкой ДАИШ ВВС Турции 22 августа начали наносить ракетно-бомбовые удары по позициям курдских ополченцев в приграничных районах Сирии и 24 августа ввели в район Джераблуса свои бронетанковые и механизированные войска. Большая часть боевиков ДАИШ к тому времени под натиском курдов и, возможно, по договоренности с турецкими властями уже оставила свои позиции в этом районе и передислоцировалась южнее и восточнее. Поэтому как таковых боестолкновений турецких военнослужащих с боевиками-исламистами отмечено не было, стычки на поле боя имели место лишь с курдскими ополченцами, от бомбежек и артиллерийских обстрелов пострадали и мирные жители, было разрушено несколько курдских населенных пунктов.

Судя по реакции Вашингтона на эту операцию ВС Турции, она была заранее обговорена и согласована с американскими союзниками. Пентагон даже попытался создать какие-то разграничительные линии между курдами и турками (западный берег реки Евфрат), чтобы избежать масштабных боестолкновений между ними, ведь они считаются союзниками США в регионе.

Вторжение турецких войск на север Сирии было расценено в Дамаске как нарушение суверенитета государства, российский МИД также рекомендовал турецким властям согласовывать подобные акции с правительством Сирии. Несмотря на это, Анкара продолжила свою военную операцию, которую можно считать частью американского плана «Б» по Сирии. Стокилометровый участок турецко-сирийской границы на глубину примерно в 40-45 км берется под контроль протурецкими оппозиционными Дамаску группировками (ССА, туркоманы, часть якобы вышедших из состава «Джабхат ан-Нусра» исламистов и т.п.). С турецким экспедиционным корпусом вошли примерно 1500 сирийских боевиков, подготовленных с помощью американских и турецких инструкторов в военных лагерях на территории Турции. Таким образом, на севере Сирии наряду с ранее существовавшими неподконтрольными Дамаску, но политически нейтральными курдскими анклавами (Африн, Кобани и Джазира) появляется протурецкий анклав.

США пытаются наладить взаимодействие между этими анклавами и всеми оппозиционными группировками, в частности, между отрядами ССА, туркоманами и курдскими ОНС. Вашингтону удалось сколотить такой «Демократический альянс» в районах Кобани, Хассеке, Камышлы (ССА, ассирийцы-христиане и курды), силами которого при поддержке ВВС и спецназа США в конце декабря 2015 года была освобождена от боевиков ДАИШ стратегически важная плотина и ГЭС Тишрин на реке Евфрат, которая снабжала электроэнергией город и провинцию Алеппо.

Очевидно, Вашингтон и его региональные союзники начинают понимать всю бесперспективность и пагубность расчетов на свержение режима Башара Асада с помощью радикальных исламистов. Не исключено, что уже в этом году исламистов вытеснят из Сирии и Ирака и будут освобождены города Ракка и Мосул. В этой ситуации можно ожидать, что часть радикальных исламистов перейдет в ряды «умеренных» и постарается сохраниться в будущем военном и политическом процессе. Примером тому является заявленное недавно переименование конкурента ДАИШ широко известной террористической группировки «Джабхат ан-Нусра» в «Джебхат Фатах аш-Шам». Якобы новая группировка разрывает все связи с «Аль-Каидой». Очевидно, Д. Керри и С. Лаврову предстоят непростые переговоры по приведению к единому знаменателю списка террористических группировок.

Сутью американского плана «Б» по Сирии является закрепление расчленения страны на анклавы и изоляция центральных властей. Пока у власти в Дамаске остается Башар Асад, Вашингтон и его союзники будут всячески поддерживать сепаратистские настроения в Сирии и саботировать любые попытки перевести конфликт в русло мирных переговоров.

Станислав Иванов, ведущий научный сотрудник ИМЭМО и Института востоковедения РАН, кандидат исторических наук, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение». 


×
Выберие дайджест для скачивания:
×