05.07.2016 Автор: Наталья Замараева

Пакистан и заявка Индии на вступление в ГЯП

435345345Активно развивая в последнее время отношения с Нью-Дели в надежде использования Индии в противодействии Китаю, президент Б. Обама в июне 2016 г. объявил о поддержке заявки Индии на вступление в Группу ядерных поставщиков (ГЯП) и призвал правительства стран-участниц организации поддержать ее на ближайшем пленарном заседании.

Исламабад незамедлительно выступил с заявлением, что присоединение Индии к ГЯП подорвет стратегическую стабильность в регионе. И уже 9 июня 2016 г. Пакистан официально обратился к США с просьбой поддержать и его заявку на членство в ГЯП. Не дав отрицательного ответа, Госдепартамент США пояснил, что «…любые решения должны приниматься коллективно всей Группой, …конечно, если Пакистан будет продвигать вопрос о членстве, страны-участницы рассмотрят его». В то же время пресс-секретарь выдвинул ряд требований в адрес Пакистана: предоставить гарантии, что его территория не будет использована для нанесения ударов по Индии, снизить напряженность между двумя соседними странами и предпринять действенные меры против группировок боевиков.

С 17 августа 1947 г., даты создания Пакистана как независимого государства, внешняя политика этой страны диктовалась поисками национальной безопасности. В 50-60-е годы Исламабад выстраивал баланс сил на основе военного паритета в рамках военных блоков СЕНТО и СЕАТО по отношению к традиционному противнику Индии.

В 1974 г. Нью-Дели взорвал ядерное устройство. В ответ на испытание, как тогда говорили, «мирного атома» ядерные державы сформировали ГЯП с целью ограничить риск неконтролируемого распространения ядерных материалов, оборудования и технологий. ГЯП – межгосударственный орган, призванный регулировать экспортные поставки, связанные с ядерной областью; ставит целью гарантировать торговлю ядерными материалами для гражданских объектов, исключая их военное назначение.

Все члены Группы подписали Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), либо в качестве государств, обладающих ядерным оружием (США, Великобритания, Франция, Россия, Китай) или государств, не обладающих ядерным оружием (все остальные). Индия и Пакистан до настоящего времени не подписали ДНЯО. Это означает их отказ:

- принять на себя юридические обязательства вести переговоры о ядерном разоружении,

- прекратить производство расщепляющихся материалов для ядерного оружия и

- не проводить испытаний ядерного оружия.

Взрыв в индийской пустыне Раджастан дал старт разработке ядерной программы соседним Пакистаном. Создание атомной бомбы с 1975 г. стало важнейшим проектом страны.

В мае 1998 г. Индия провела первые ядерные испытания, формально заявив о вступлении в ядерный клуб. В ответ 28 мая 1998 г. Пакистан провел аналогичные, оправдывая взрывы в провинции Белуджистан целями безопасности и необходимостью иметь сдерживающий фактор против потенциальной агрессии соседа. Казалось бы, в те годы ядерный паритет был соблюден.

Новый вызов национальной безопасности Пакистан увидел в гражданском ядерном соглашении, подписанном Вашингтоном и Нью-Дели в 2008 г.: Индия обещала взять на себя все обязательства наравне с другими государствами с развитой ядерной технологией, одновременно продолжив расширить свой арсенал. Исламабад расценил Соглашение как нарушение прежнего запрета, что открывало, по его мнению, путь для продажи Индии реакторов и топлива. В ответ он ускорил программу по созданию исламской ядерной бомбы.

В июне 2016 г. Пакистан предостерег картель держателей ядерных технологий о том, что не следует предоставлять Индии членство в ГЯП ввиду того, что она не соблюдает все требования, предъявляемые к странам-участницам. Одновременно Исламабад выразил озабоченность по поводу расширения стратегических связей между Нью-Дели и Вашингтоном. Поддержание эффективного ядерного сдерживания имеет решающее значение для безопасности Пакистана. Согласно заявлению МИД Пакистана: «…укрепление оборонного сотрудничества между Индией и США нарушает региональный баланс как обычных, так и стратегических видов вооружений. США имеют свои собственные приоритеты как в регионе Южной Азии, так и в более широком контексте стратегических интересов. Это подталкивает Пакистан и далее ставить вопросы об укреплении обороноспособности страны.»

Пекин поддержал озабоченность Исламабада. 12 июня 2016 г. МИД КНР заявил, что вопрос о приеме новых стран-членов в Группу ядерных поставщиков должен решаться на основе консенсуса, пояснив, что позиция Китая не направлена против какой-либо конкретной страны, не присоединившейся к ДНЯО.

Нет единства и среди американских сенаторов о принятии новых членов в ГЯП. Сенатор Эд Маркей на слушаниях в конгрессе подчеркнул, что поддержка Индии присоединиться к Группе вызовет «нескончаемую» ядерную гонку в Южной Азии.

Борьба за Азию разворачивается с новой силой, и США остаются крупным игроком в очередной партии Большой игры. Ради выигрыша в стратегическом соперничестве с Китаем, США движутся в направлении подписания стратегического военного соглашения с Индией.

Пакистан сегодня также является ключевым партнером Запада в качестве единственной мусульманской страны, потенциально обладающей ядерным оружием. Его географическое положение и многолетнее участие в важных региональных событиях определяют его роль в борьбе против исламистского экстремизма, терроризма, распространения наркотиков. Он один из участников переговоров по стабилизации ситуации в Афганистане. Однако последовательное развитие Исламабадом ядерной программы вызывает много возражений у США.

Заявка Нью-Дели в июне 2016 г. на членство в ГЯП укрепит статус Индии в качестве государства, обладающего ядерным оружием. В то же время Нью-Дели не станет полноправным членом ГЯП, так как сама признает, что не отвечает всем стандартам, предъявляемым к участникам Группы.

Президент Б. Обама лоббирует интересы Индии в формате специального исключения. В случае, если ГЯП планируют дать положительный ответ на признание Индии в качестве государства, обладающего ядерным оружием, та же Группа потребует от Индии соответствия всем требуемым стандартам, в том числе начала переговоров с Пакистаном и Китаем по сдерживанию ядерного вооружения и прекращению производства ядерного топлива в военных целях (т.е. бомб).

Азия постепенно превращается в главный театр нарастающего соперничества между США и Китаем, одним из инструментов которого стала ядерная программа. Поддержка Вашингтоном заявки Нью-Дели на членство в ГЯП воспринимается в регионе как поддержка конкурента Пекина. Это, в свою очередь, ставит вопрос о строительстве новой архитектуры безопасности на континенте, особенно в преддверии президентских выборов в Белом доме. В постсоветский период в силу разных причин США удалось «развернуть» Индию в свою сторону. В 2008 г. гражданское ядерное соглашение с Индией подписал президент США Дж. Буш. В 2016 г. его преемник, президент Б. Обама не только последовал его примеру, но и продвинул вопрос, заявив о поддержке Индии во вступлении в ГЯП.

Со своей стороны Китай делает все возможное, чтобы заблокировать вступление Индии в Группу ядерных поставщиков. В то же время, развивая программу гражданского ядерного строительства в Пакистане, Пекин пока не ставит вопрос о подписании с Исламабадом ядерного соглашения.

В результате все четче стала прослеживаться ось раздела геополитических интересов на азиатском континенте: Китай-Пакистан и Индия-США. Поэтому Китай делает все возможное, чтобы заблокировать вступление Индии в Группу ядерных поставщиков, выдвигая единственным условием подписание Нью-Дели Договора о нераспространении ядерного оружия. Позиции Китая и Пакистана полностью совпадают в вопросе сдерживания ядерной программы Индии, их крупнейшего военного и экономического конкурента в Азии.

Наталья Замараева, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник сектора Пакистана Института востоковедения РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×