20.05.2016 Автор: Константин Асмолов

К итогам седьмого съезда

453454446-9 мая в Пхеньяне прошел Седьмой съезд Трудовой партии Кореи, в преддверии которого было сделано множество прогнозов, озвученных экспертами разной степени ангажированности: если корееведы подходили к оценке мероприятия в целом спокойно, то специалисты «общего профиля» обещали кто радикальные экономические реформы, кто – глобальные чистки, кто – пятое ядерное испытание как церемониальный салют.

Ничего этого не случилось. Интрига заключалась разве что в ограниченном доступе на съезд иностранных журналистов, отсутствии официальных делегаций (причем, как выяснилось, дело было в том, что съезд решили провести в узком кругу, а не в том, что «всех приглашали, но никто не приехал») и европейском костюме лидера страны в день открытия мероприятия.

Главным внутрипартийным итогом съезда было то, что «эпоха Ким Чен Ына» официально наступила. Собственно, и предыдущий съезд 10-14 октября 1980 г. был во многом посвящен тому, что «любимый руководитель» Ким Чен Ир был официально объявлен наследником отца и титулован «продолжателем великого чучхэйского революционного дела».

Ныне же руководитель страны получил новый официальный пост председателя партии. Ранее, напомним, он был всего лишь первым секретарем, поскольку пост генерального секретаря был навсегда сохранен за Ким Чен Иром. Съезд окончательно утвердил это: вечный генеральный секретарь добавился к вечному президенту, и теперь в КНДР два вечно живых вождя, за каждым из которых закреплены определенные государственные функции. Соответственно, несколько изменилась и структура партии. Вместо секретариата появился новый орган, завязанный на председателя и занимающий, в целом, ту же нишу.

Серьезных перестановок в руководящем составе тоже нет. Как минимум потому, что в стране еще не было широкомасштабной политики на привлечение и создание этих новых кадров. Да, выбывшие руководители, которых Ким Чен Ын тщательно перечислил, были заменены, но, в основном, это поколение ровесников Ким Чен Ира или людей немногим младше. А в президиум Политбюро ожидаемо вошла четверка первых лиц страны: председатель Президиума Верховного народного собрания Ким Ён Нам, начальник Главного политического управления Корейской народной армии вице-маршал Хван Бён Со, премьер Административного совета Пак Пон Чжу и бывший секретарь ЦК партии Чхве Рён Хэ. Баланс между военными и гражданскими в руководстве соблюден.

Как во внутренней, так и во внешней политике подтверждены прежние ориентиры. Будет продолжаться курс на «параллельное развитие», который включает в себя как одновременное развитие народного хозяйства и ракетно-ядерного щита, так и определенное признание элементов параллельной экономики. Открыто об экономических реформах никто не говорил, но осуждение данного явления тоже не прозвучало. Это значит, что медленно и по мере возможности Северная Корея будет идти этим курсом, который, заметим, начался еще при Ким Чен Ире. Смены парадигмы нет, и, открывая съезд, Ким Чен Ын подчеркнул, что нынешнее мероприятие ознаменует начало новой вехи в борьбе за реализацию идей социализма.

Развитие ракетно-ядерной программы также будет продолжено – съезд подчеркнул статус КНДР как ядерной державы, который подтверждается разработкой ядерного оружия и баллистических ракет. Но не стоит делать из Ким Чен Ына «военного маньяка»: заявление о необходимости быть готовым к воссоединению страны силовым образом наделало много шуму, но цитату, как водится, дали оборванной, – речь шла о том, что война за воссоединение случится в случае агрессии со стороны Юга. Точно так же, как и с превентивным ядерным ударом, – КНДР может использовать ядерные вооружения «только в случае нарушения её суверенитета враждебными агрессивными силами, также обладающими таким оружием».

В остальном Север снова обозначил готовность к диалогу с окружающими странами, при условии, что это будет именно диалог, а не попытка навязать свою волю, выдавая ее за мнение международного сообщества. Единственное, что могло бы показаться новостью, это размолвка с Китаем, но сделана она была максимально тактично. Про собственно Китай никто ничего не говорил. Критика лилась в адрес «некоторых стран, которые…». Так в свое время критиковали ельцинскую Россию, и это означает, что со своей стороны идти на обострение Пхеньян, скорее, не собирается, иначе вещи были бы названы своими именами.

То, что в своём докладе на съезде Ким Чен Ын предложил воссоединить Корею конфедеративным путём, также не является инновацией. Идея конфедерации Юга и Севера была выдвинута ещё Ким Ир Сеном, аккурат в 1980 г., а позднее постоянно использовалась в качестве альтернативы южнокорейским планам поглощения Севера Югом.

Итого, «прошло пять лет, полет нормальный». Съезд подчеркнул и закрепил текущий курс, который имеет вполне определенное направление, прослеживаясь еще с новогодней речи руководителя страны, и который Корейская Народно-Демократическая Республика будет отстаивать в рамках изменений в мире и регионе.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×