11.04.2016 Автор: Владимир Терехов

О саммите «Лансанг-Меконг»

34234333В сложной игре, которую ведут в Юго-Восточной Азии (ЮВА) три ведущие державы АТР (США, Китай, Япония), в марте 2016 г. наступил черёд КНР сделать свой ход. Его можно рассматривать в качестве одной из превентивных мер с целью парирования вполне вероятной пропагандистской атаки со стороны США и Японии во время саммита “Большой семёрки”, который пройдёт в конце мая с.г. в Японии.

Поводом для такой атаки может стать напряжённая ситуация в Южно-Китайском море (ЮКМ), обусловленная спорами между Китаем и рядом стран ЮВА на предмет владения архипелагами и отдельными островами, расположенными в акватории ЮКМ. В числе этих стран выделяются Филиппины, Вьетнам и Индонезия. Излишне говорить, на чьей стороне в этих спорах находятся симпатии обоих основных оппонентов Китая.

Таким превентивным шагом КНР явился форум “Лансанг-Меконг”, состоявшийся 23 марта с.г. в курортном г. Санья китайского острова Хайнань. Участниками форума стали премьер-министр КНР Ли Кэцян и лидеры пяти стран “Большого Меконга”, включающего в себя Вьетнам, Лаос, Камбоджу, Таиланд и Мьянму.

Для каждой из них состояние крупнейшей реки ЮВА имеет жизненно важное значение. Между тем, сам Меконг формируется в Тибете из ряда притоков, крупнейший из которых называется Лансанг. Серия гидротехнических сооружений на Лансанге, сооружаемых Китаем со второй половины 80-х годов прошлого века, рассматриваются в странах “Большого Меконга” в качестве прямой угрозы их жизненно важным интересам.

Важным подготовительным актом к встрече в г. Санья стало решение руководства КНР осуществить с 16 марта по 10 апреля (то есть в период весенней засухи и самого низкого уровня Меконга) спуск воды из искусственного водохранилища, образовавшегося в результате возведения в прошлом десятилетии крупнейшей дамбы Джинхонг на реке Лансанг.

Главным образом именно эта дамба высотой свыше 100 м и шириной около 800 м была предметом серьёзных опасений и демаршей со стороны всех стран бассейна реки Меконг. В ответ в Китае заявляли, что основной целью строительства подобных сооружений является обеспечение генерации и поставок электроэнергии в труднодоступные районы юго-западных провинций КНР.

Номинальная мощность ГЭС на базе той же дамбы Джинхонг составляет 1.75 МВт. Неизбежным следствием понижения уровня воды в искусственном бассейне (вследствие её сброса в русло реки за плотиной) является падение объёмов вырабатываемой электроэнергии. И подобный шаг КНР должны были оценить страны Меконга.

Такое решение правительства КНР явилось ответом на вьетнамский запрос, в котором говорилось, что вследствие нехватки воды в засушливый весенний период могут пострадать 160 тыс. га рисовых и 290 тыс. га фруктовых плантаций в районе дельты Меконга. Общие потери Вьетнама оценивались суммой свыше 200 млн долл.

Заявляя о решении правительства КНР обеспечить сброс необходимого количества воды, представитель МИД страны акцентировал внимание на том, что оно “является сильным сигналом мировому сообществу о желании Китая вести конструктивный диалог и создавать механизмы кооперации со странами бассейна реки Меконг”. В частности, он отметил, что указанный шаг Пекина должен “способствовать смягчению напряжённости ” между КНР и Вьетнамом.

Последняя ремарка представляется особенно значимой, если иметь в виду, что среди стран ЮВА, являющихся политическими оппонентами Китая, Вьетнам уверенно можно поставить на второе место вслед за Филиппинами.

Что же касается “механизмов кооперации”, то подразумевался, прежде всего, форум “Лансанг-Меконг”. Примечательно, что переговоры на уровне руководителей МИД КНР и стран Меконга, итогом которых стало заявление о создании указанной политической площадки, прошли в ноябре 2015 г. в г. Джинхонг. Вблизи этого города и находится плотина, ставшая причиной серьёзных трений в отношениях между Китаем и другими странами нового форума.

Новый форум, участниками которого являются Китай и страны Меконга, видимо, станет местом обсуждения не только проблем регулирования воды в жизненно важной для партнёров КНР реке, но и практически всех аспектов межгосударственных отношений.

И, действительно, итогом первого заседания форума “Лансанг-Меконг”, состоявшегося 23 марта 2016 г., стало соглашение о том, что его участники будут предпринимать совместные усилия в области водного регулирования, а также строительства различных объектов транспортной инфраструктуры, включая морские и воздушные порты.

С этой целью КНР предоставит партнёрам по форуму возможность получения низкопроцентных кредитов на сумму 1,54 млрд долл., а также откроет линии обычных кредитов на сумму в 10 млрд долл. Выступая перед руководителями стран Меконга, премьер-министр Ли Кэцян также заявил, что Китай готов оказать партнёрам помощь на общую сумму 500 млн долл. по линии некоторых программ ООН, нацеленных на содействие развитию мелкого и среднего бизнеса в странах “третьего мира”.

В целом факт проведения форума “Лансанг-Меконг” и его итоги вполне вписываются в обозначившийся в последние 2-3 года общий курс Китая на снижение уровня напряжённости в отношениях с южными соседями. Главным образом с тем, чтобы в игре, разворачивающейся в ЮВА, выбить козыри из рук основных геополитических оппонентов.

Основным инструментом по реализации этого курса является привлекательность для всех стран ЮВА развития разнообразных форм кооперации с Китаем в сфере экономики.

Проблема, однако, заключается в том, что КНР ни в коем случае не отказывается от своих претензий на 80% акватории ЮКМ и почти всех расположенных здесь архипелагов. Эти претензии подкрепляются вполне конкретными мероприятиями (в том числе, оборонного плана), которые не раз обсуждались в НВО.

Таким образом, говорить о степени успешности для Пекина первого форума “Лансанг-Меконг” невозможно вне контекста общеполитической ситуации в ЮВА. Которая, выражаясь очень мягко, не внушает оптимизма.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×