02.03.2016 Автор: Владимир Одинцов

Всеобщие выборы в Иране

435345345222226 февраля в Иране впервые в истории страны одновременно состоялись всеобщие выборы в парламент (меджлис) десятого созыва, а параллельно с ними – выборы в 5-й по счету состав Совета экспертов ИРИ – специальный религиозный государственный орган, обладающий правом избирать верховного лидера страны из своего состава в экстренных случаях (на данный момент верховным лидером страны является аятолла Али Хаменеи). Это первое всеобщее голосование для иранцев с момента заключения исторического соглашения о ядерной программе с мировыми державами.

Граждане, имеющие право голоса (почти 55 миллионов человек), избирали 290 депутатов парламента на четырехлетний срок (на эти места претендовали 6000 кандидатов), а также 88 богословов на восьмилетний срок в Совет экспертов.

Внешняя политика Ирана определяется верховным лидером страны – аятоллой Хаменеи и окружающими его политиками, придерживающимися жесткой линии, в то время, как парламент Ирана занимается в основном внутренними делами страны, назначением министров и принятием законопроектов. В этой связи прошедшие в стране парламентские выборы вряд ли отразятся на внешней политике Ирана, хотя они и зададут тон политическим дебатам в Иране на ближайшие несколько месяцев.

В Иране отсутствуют реальные политические партии, однако депутаты парламента делятся на блоки, одни из которых придерживаются умеренных взглядов, а другие выступают с консервативных позиций. После подписания президентом Хасаном Роухани в июле 2015 г. договора о международном контроле над ядерной программой Ирана, противостояние между этими блоками в парламенте усилилось, и консерваторы пытались не дать правительству провести внутренние реформы, в которых проявил заинтересованность Роухани, в том числе и для обеспечения роста экономики. Кстати, именно из-за постоянных конфликтов с оппозиционно настроенным парламентом возможности правительств двух его предшественников (президентов Мохаммада Хатами и Махмуда Ахмадинежада) были сильно ограничены и они так и не смогли провести многие реформы в стране.

Вот почему хорошие отношения президента Роухани, проведшего уже более половины своего срока на этом посту, с парламентом являются не только залогом успешной реализации его политики и проведения реформ, но и его повторного переизбрания в 2017 году. С учетом этого, накануне проведения выборов сторонники реформ и центристы, оказывающие поддержку президенту Хасану Роухани, сформировали коалицию под названием «Список надежды», целью которой было уменьшение количества жестких консерваторов в обоих государственных органах.

Совет экспертов, избираемый сроком на восемь лет, имеет намного большее влияние на иранскую политику, чем парламент. В его состав входят 88 богословов, обладающих знаниями исламского права. Его нынешнему духовному лидеру 76 лет, и у него имеются проблемы со здоровьем, в связи с чем нельзя исключать вероятности избрания уже следующим Советом преемника аятоллы Али Хаменеи. Как и в парламенте, между доминирующими в Совете консерваторами и умеренными политиками существуют серьезные разногласия, в связи с чем многим умеренным политикам было даже запрещено выставлять свою кандидатуру на выборы. В их число попал и Хасан Хомейни, внук основателя Исламской республики аятоллы Хомейни.

Однако, по оценкам ряда аналитиков, традиционное разделение иранского политического истеблишмента на консерваторов и реформистов в последнее время сильно мутировало: консерваторы раскололись на сторонников жесткой линии и прагматиков, в то время как многие реформисты приблизились к позициям прагматиков. По этой причине еще накануне выборов ряд обозревателей затруднялся сделать какие-либо предсказания о том, какие депутаты будут избраны, и как изменится из политическая деятельность после выборов.

Как свидетельствуют результаты обработки бюллетеней, явка избирателей в Иране составила около 60%. На выборах в парламент и Совет экспертов побеждают сторонники президента Ирана Хасана Роухани: реформаторы и умеренные кандидаты. В Совет экспертов избран как нынешний президент Роухани, так и один из его предшественников Али Акбар Хашеми Рафсанджани, представляющие умеренное иранское духовенство.

Однако нельзя забывать, что Роухани является лишь условным реформатором, представителем более образованных жителей крупных городов страны, которые, хотя и готовы приоткрыть Иран миру экономически, тем не менее не пойдут на политические и культурные уступки Западу. Тем более, если учесть, что за последние 7 лет (особенно после массовых протестов 2009 года) реформаторы были последовательно удалены с политической арены этой страны.

Поэтому о возможных признаках изменений во внешней и внутренней политике Ирана после прошедших выборов можно будет говорить лишь по реальным шагам нового избранного политического истеблишмента этой страны, а эти шаги с нетерпением ждут не только демократически настроенные силы в Иране, но и за рубежом.

Владимир Одинцов, политический обозреватель, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×