26.02.2016 Автор: Станислав Иванов

Эрдоган вновь вступил на «тропу войны» с курдами

54345345345Достигнутое с таким трудом в марте 2013 года перемирие между турецкими властями и Рабочей партией Курдистана (РПК) оказалось нарушенным Анкарой уже летом 2015 года. Предлогом для возобновления военных действий против РПК послужило убийство двух полицейских, якобы причастных к организации теракта против курдов в приграничном с Сирией г. Суруч. Турецкое руководство не стало заниматься расследованием самого теракта и последовавших за ним событий, а сразу объявило о широкомасштабной карательной операции против курдов. Были нанесены ракетно-бомбовые удары по базам и лагерям РПК за тысячи километров от места происшествия в Кандильских горах Ирака, начались артиллерийско-минометные обстрелы районов компактного проживания сирийских курдов, имели место факты вторжения в них с турецкой территории бандформирований исламистов-джихадистов, проводились облавы и аресты турецких активистов в самой Турции, совершались нападения на штаб-квартиры легальной парламентской прокурдской Народно-демократической партии (НДП).

Одной из главных причин развязывания в стране новой антикурдской кампании можно считать провал правящей Партии справедливости и развития (ПСР) на июньских, 2015 года, парламентских выборах. Партии Р. Эрдогана не удалось набрать ни конституционного, ни простого большинства, необходимого для формирования однопартийного правительства – ПСР получила лишь 41% голосов, что стало худшим результатом за всю историю ее участия в выборах.

Маниакальные планы Р. Эрдогана по проведению конституционной реформы и скорому превращению Турции из парламентской в президентскую республику не оправдались. Более того, прокурдская НДП набрала 13% голосов и получила в Меджлисе 80 депутатских мандатов. Следует отметить, что эта партия борется с легальных позиций не только за права курдов, которых в стране свыше 18 млн человек (примерно 23% от численности населения), а за права всех национальных и религиозных меньшинств. Нынешняя конституция Турции верна традициям Кемаля Ататюрка – всеобщей и полной тюркизации страны и не допускает наличия каких-либо других этнических групп, кроме турок. Оппозиционные партии в парламенте на сотрудничество с ПСР не пошли и сформировать коалиционное правительство ей так и не удалось. Президент вынужден был назначить внеочередные парламентские выборы. В условиях необъявленной войны с курдами 1 ноября 2015 года состоялись повторные выборы, но даже в этих условиях прокурдская партия смогла уверенно пройти в парламент и получить около 60 депутатских мандатов. Курды сохранили возможность с трибуны парламента отстаивать права национальных и религиозных меньшинств.

Вторым, не менее важным фактором, побудившим Р. Эрдогана к возобновлению репрессий против курдов, послужил провал его политики на сирийском направлении. Планы свергнуть правительство Б. Асада силой окончательно рухнули после начала военной операции ВКС России и решения о снятии санкций с Ирана. Дамаск не только сумел отстоять стратегически важные районы, но и перешел к планомерному освобождению ранее захваченных вооруженной оппозицией и радикальными исламистами территорий. Все более важную роль стали играть сирийские курды, которые при поддержке ВВС западной коалиции оттеснили боевиков ДАИШ и «Джабхат ан-Нусра» от районов своего компактного проживания и стали устанавливать контроль за участками сирийско-турецкой границы. Возможности Турции по вмешательству во внутренние дела Сирии в результате этих действий заметно уменьшились, возникла угроза ликвидации контролируемых ею коридоров на границе и сворачивания всего нелегального бизнеса в приграничной полосе (торговля нефтью, музейными артефактами, оружием, нелегальная миграция, переброска боевиков и т.п.). Р. Эрдоган испугался также, что автономный район сирийских курдов может превратиться в тыловую базу турецкой РПК и станет примером для автономистов Турции.

Антикурдская политика и ряд других провокационных шагов Анкары в стране и регионе не находят понимания даже в Вашингтоне и Брюсселе. США и НАТО не поддержали военных действий Турции против сирийских курдов. Разрыв отношений с Москвой стал последним звеном в изоляции Турции по периметру ее границ (Сирия, Греция, Кипр, Армения, Иран, Ирак). Провозглашенная А. Давутоглу в 2008 г. политика «ноль проблем с соседями» превратилась в «ноль отношений с сопредельными государствами». Попытки компенсировать эти потери за счет восстановления отношений с Израилем и поиска новых союзников (Саудовская Аравия, Катар, Украина) пока Р. Эрдогану больших успехов не принесли.

Наметившееся возобновление женевских переговоров и возможное прекращение огня в Сирии хотя бы между Дамаском и оппозицией вызвало в Анкаре истерию и панику. Раздались заявления турецких руководителей о готовности самостоятельно или вместе с Саудовской Аравией участвовать в наземной военной операции в Сирии. В Анкаре поняли, что в случае перехода сирийского конфликта в мирное русло, надежды Р.Эрдогана и его союзников в Эр-Рияде, Дохе привести к власти в этой стране протурецкое (исламистское) правительство рушатся. Более того, расчеты Анкары оккупировать хотя бы северные районы Сирии или создать в них буферную зону также становятся нереальными, поскольку не находят поддержки даже со стороны ее западных партнеров. Не случайно, постпред Турции при ООН Х. Чевик вынужден был 20 февраля 2015 г. заявить: «Турция не собирается проводить наземную операцию в Сирии без решения международной коалиции или Совета Безопасности ООН». Однако это вовсе не означает, что Анкара смирилась со своим поражением в Сирии. Скорее всего, Р. Эрдоган продолжит борьбу с сирийским режимом и сирийскими курдами другими, ставшими ему привычными, методами (вооружение и переброска через турецко-сирийскую границу банд туркоманов, турецких националистов, диверсантов, боевиков-исламистов всех мастей, обстрелы из тяжелого вооружения прилегающих курдских анклавов, новые провокации на границе и т.п.).

К разряду таких провокаций можно отнести и резонансный теракт, совершенный 17 февраля 2015 г. в Анкаре, когда погибли 28 человек, 61 были ранены. Примечательно, что взрыв произошел в административном центре турецкой столицы, недалеко от зданий генштаба и парламента, погибли в основном офицеры ВВС Турции. Удивляет та легкость, с которой террорист-смертник на автомашине, начиненной взрывчаткой, смог проникнуть в этот, особо охраняемый район, и беспрепятственно осуществить подрыв в момент остановки автобуса с офицерами. Не успели еще телеграфные агентства сообщить об этой трагедии, как премьер-министр Турции А. Давутоглу поспешно заявил, что за этим терактом стоит военное крыло Партии демократического союза (ПДС) Сирии и Анкара усилит свои военные операции против ПДС и турецкой РПК. Действительно, прошло совсем немного времени и новым ракетно-бомбовым ударам и артиллерийско-минометным обстрелам подверглись лагеря РПК на севере Ирака, курдские анклавы Сирии, продолжились операции по зачистке курдских районов Турции. Как будто турецкие власти только и ждали этого теракта, чтобы приступить к очередному, еще более кровавому и масштабному, этапу войны с курдами. Разрушаются курдские жилые кварталы в районе Диярбакыра, против мирного населения применяются тяжелые виды оружия, число погибших женщин, детей, стариков исчисляется уже сотнями. Десятки тысяч курдов вынуждены были покинуть свои дома и искать укрытия от огня и преследований в соседних районах. По мнению местных СМИ, происходящее на улицах курдских населенных пунктов на юге Турции можно сравнить с геноцидом армян 1915-23 гг.

Таким образом, провалы во внешней политике Р. Эрдогана, в частности на сирийском направлении, обернулись для курдов новыми репрессиями и масштабными карательными операциями. Вряд ли это поможет правящей ПСР консолидировать турецкое общество и выйти из изоляции на международной арене. Жупел внешней угрозы Турции в лице России и внутренней – в лице курдов, уже не срабатывает. Все большее число турецких граждан начинает понимать, что авантюризм Р. Эрдогана во внешней политике и национализм с исламизмом во внутренней, а также заигрывание с радикальными исламистами-террористами ведут Турцию уже не в тупик, а в пропасть.

Станислав Иванов, ведущий научный сотрудник ИМЭМО и Института востоковедения РАН, кандидат историчских наук, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×