18.12.2015 Автор: Владимир Терехов

Визит в Индию премьер-министра Японии Синдзо Абэ

20140901_JAPAN-INDIA_01_620_415_100Визит 11-13 декабря премьер-министра Японии Синдзо Абэ в Индию и его переговоры с коллегой Нарендрой Моди стал одним из тех знаковых событий уходящего года, которые формируют политическую игру в АТР с участием также Китая и США – двух других ведущих мировых игроков.

С тех пор как в 2005 г. Дзюнъитиро Коидзуми (один из предшественников С. Абэ на посту премьер-министра и его “политический отец”) сразу вслед за США заново “открыл” Индию, подобные взаимные визиты проводятся ежегодно. Они стали важным элементом всестороннего японо-индийского сближения, влияние которого на мировые политические процессы будет только усиливаться. Этот процесс особенно ускорился после того, как правительства обеих стран возглавили С. Абэ (в декабре 2012 г.) и Н. Моди (в мае 2014 г.). Оба политика испытывают взаимные симпатии и поддерживают связи друг с другом с середины прошлого десятилетия.

Однако существенно большую значимость в этом процессе имеет одинаково настороженное отношение обеих стран к факту превращения Китая в глобальную державу.

В ходе очередного саммита стороны обсудили широкий круг вопросов в контексте ситуации, складывающейся в АТР и в мире в целом. В частности, особое внимание было уделено проблеме реорганизации Совета Безопасности ООН, на занятие мест постоянных членов, в котором претендуют как Япония, так и Индия.

После подписания 12 декабря ряда двусторонних документов индийский премьер произнёс знаковую фразу о том, что обе страны “достигли огромного прогресса в области регионального партнёрства и обеспечения безопасности”. Эти слова нашли подтверждение в Совместном заявлении о японо-индийском видении перспективы до 2025 г.: «Специальное стратегическое и глобальное партнёрство с целью обеспечения мира и процветания в регионе Индийского и Тихого океанов, а также в мире в целом». В “Заявлении” перечисляются конкретные мероприятия по развитию двусторонней кооперации в сфере обороны и безопасности. В частности, подтверждается регулярное (а не разовое, как это было ранее) участие в дальнейшем японских ВМС в масштабных американо-индийских военно-морских учениях “Малабар”, которые с 2007 г. ежегодно проводятся в Бенгальском заливе Индийского океана. Кроме того, в нем подтверждается стремление обеих стран и далее проводить “диалоги и совместные мероприятия” в трёхстороннем формате с участием США.

В “Заявлении” также говорится о намерении обоих правительств подписать двустороннее соглашение о кооперации в сфере ядерной энергетики после проработки “некоторых технических деталей, включая те, которые требуют учёта международных процедур”.

Определённая замысловатость последней фразы обусловлена тем, что давно наметившееся стремление обеих стран развивать двустороннее сотрудничество в этой сфере далеко выходит за чисто деловые рамки, поскольку соприкасается с проблематикой нераспространения ядерного оружия.

Индия является одной из нескольких стран, отказавшихся подписывать Договор по этой проблеме (ДНЯО), и для Японии она становится первым партнёром, с которым будет развиваться сотрудничество в области ядерной энергетики.

Следует иметь в виду, что Япония позиционирует себя на международной арене в качестве одной из самых жёстких сторонниц не только соблюдения этого договора, но и изъятия ядерного оружия из арсеналов всех тех государств, которые им сегодня обладают.

В частности, на нынешней сессии Генассамблеи ООН Япония выступила главным инициатором принятия очередной резолюции, призывающей к полному ядерному разоружению. Проект резолюции был поддержан 167 членами ООН при 7 “против” (4 постоянных члена СБ+Индия, КНДР, Израиль) и 5 воздержавшихся, включая КНР. Напомним, что решения Генассамблеи ООН носят рекомендательный характер.

Тот факт, что Индия проголосовала против предложенной Японией резолюции ООН, лишний раз проиллюстрировал серьёзность проблематики установления плодотворного двустороннего сотрудничества в сфере ядерной энергетики, непосредственно примыкающей к области разработки ЯО.

В течение почти десяти последних лет регулярные переговоры на эту тему между лидерами обеих стран не приводили к конкретным результатам. Хотя администрации США, то есть ближайшего японского союзника, уже в 2007 г. удалось (на определённых условиях) преодолеть сопротивление Конгресса, выступавшего против размораживания американо-индийского сотрудничества в области ядерной энергетики.

Обратили на себя внимание также п. 35 и п. 36 “Заявления”, в которых высказывается согласованная точка зрения относительно необходимости “обеспечения свободы судоходства” и предлагается “воздержаться от односторонних действий” в Южно-Китайском море. Адресат этих призывов (КНР) не вызывает сомнений.

К главным практическим итогам нынешнего японо-индийского саммита следует отнести заключение соглашения по реализации конкретных проектов в области развития транспортной инфраструктуры. К примеру, предусматривается строительство скоростной железной дороги длиной свыше 500 км, которая соединит Мумбаи и Ахмадабад – два крупнейших города на западе Индии. Указанное соглашение может стать началом существенно более масштабного участия Японии в развитии транспортной инфраструктуры Индии, поскольку правительством последней предусмотрено строительство ещё шести высокоскоростных железных дорог.

Комментируя подписанные документы, Н. Моди заявил, что “в процессе реализации национальной экономической мечты у Индии не будет большего друга, чем Япония”. Эти слова представляются особенно примечательными, если иметь в виду тот факт, что пока масштабы торговли Индии с Японией в разы уступают объёму индийско-китайской торговли.

Очередной японо-индийский саммит, естественно, не остался незамеченным в Китае. Комплекс сложных чувств, переживаемых в Пекине по поводу очередного проявления японо-индийского сближения, нашёл отражение в заголовке статьи на эту тему в Global Times “Ухаживание Токио за Нью-Дели может прекратиться”. Иллюстрация к статье изображает расположившуюся на скамейке пару с джентльменом, напоминающим премьер-министра Японии, который нашёптывает (видимо, сонет не вполне скромного содержания) в ухо-лопух дамы-слонихи, заставляющего последнюю в смущении отвести глаза.

Картинка точно отображает нынешнюю оценку Пекином обоих главных соседей. Япония уже прочно занимает место геополитического конкурента №2 (вслед за США) с вполне реальной перспективой выхода на позицию №1. В то время как относительно Индии не теряется надежда на удержание её от “неправильных” политических шагов на китайском направлении.

Но дело в том, что реальная ситуация в японо-индийском дуэте требует дополнения упомянутой выше иллюстрации другой картинкой, на которой два персонажа выполняют прямо противоположные роли, а именно: бравый гвардеец-сикх, подкручивая чёрный ус, нашёптывает нечто в ушко японской гейше.

Ибо в политико-экономически-военном сближении в равной степени (и по очевидным причинам) заинтересованы обе страны, что в очередной раз нашло подтверждение в ходе визита в Индию премьер-министра Японии.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×