07.11.2015 Автор: Владимир Одинцов

Зачем Керри посещал Центральную Азию?

345345444В условиях происходящего сегодня падения международного престижа Вашингтона, действующая администрация США усиленно стремится нарисовать красивую картинку об успехах во внешней политике в период президентства Обамы. Однако сделать это весьма сложно из-за сплошных неудач: на Ближнем и Среднем Востоке, на Украине и во многих других регионах мира.

Желая компенсировать свои просчеты, а также на фоне укрепления международного имиджа России и Китая в последнее время, Белый дом решил обратить свое дополнительное внимание на центрально-азиатский регион. В этих целях туда был направлен 28 октября госсекретарь Джон Керри и изобретен специально для этого новый формат дипломатических контактов С5+1, т.е. пять центрально-азиатских республик (Киргизия, Узбекистан, Таджикистан, Туркмения, Казахстан) и США. На ближайший период именно этот формат должен будет, по мнению стратегов Белого дома, обеспечить уверенное внедрение США в Центральную Азию и поиск там надежных, проамерикански настроенных политиков. При этом всем сразу стало понятно, что в реальности Белый дом рассматривает этот формат как 1+С5, где главенствующая роль должна принадлежать именно США и никому более. Ведь не зря Вашингтон в последние годы создавал вблизи границ своих главных конкурентов – России и Китая – «дугу нестабильности», выступая в роли мирового гегемона в Афганистане, Ираке, Иране, на Ближнем Востоке, вскормив вместо уже набившей всем оскомину «Аль-Каиды» новую региональную и даже евроазиатскую химеру – «Исламское государство».

Использование в раскручивании программы С5+1 именно Джона Керри не является случайным. Ведь назначение Б. Обамой в феврале 2013 года этого ветерана войны во Вьетнаме и сторонника силовой операции в Ираке уже тогда означало окончание политики «перезагрузки» между Вашингтоном и Москвой, выталкивание России не только из в прошлом поддерживавших ее регионов, в частности Ближнего Востока, но также и Центральной Азии, СНГ. И подтверждением этому может служить быстрый переход на Украине «Майдана» в активную фазу в ноябре 2013 года, сразу  после прихода Керри на пост госсекретаря, занятие новым госсекретарем «непримиримой позиции» в этом конфликте к Москве, раскручивание маховика «революций» не только в арабском мире, но и в ряде стран СНГ, в том числе и Центральной Азии.

Последние события в украинском конфликте, санкционное противостояние Вашингтона Москве, война в Сирии и участие там России, конфронтационные речи Обамы и Путина на сессии ГА ООН, ознаменовали новый этап геополитической борьбы, в который вступил Белый дом, результатом чего и стало появление и срочное продвижение программы С5+1. Для оценки важности раскручивания этой программы для Вашингтона может служить и тот факт, что, направившись 28 октября из Вены в поездку по пяти центрально-азиатским государствам, Керри отказался участвовать в переговорах по весьма важному для США вопросу – по Сирии в Париже, куда отправил своего заместителя. И, хотя Соединенные Штаты уверяют мир, что они отказались от мышления «холодной войны», тем не менее даже невооруженным глазом видно, что эта война ими не заброшена в архив, и она продолжает набирать обороты во всех регионах мира.

Это обстоятельство и стремление Вашингтона разыграть центрально-азиатскую карту в противоборстве с Россией и Китаем подтверждает и недавнее интервью порталу «Афганистан.Ру» бывшего главы администрации экс-президента Афганистана Х. Карзая – Абдулы Карима Хоррама, признавшего, что «последние 13 лет Вашингтон через военную операцию в Афганистане активно пытался прибрать к рукам региональные террористические группировки с тем, чтобы минимизировать свой ущерб от них и затем направить их против своих конкурентов: России и Китая». В этой шахматной игре, безусловно, важная роль отводилась Белым домом дестабилизации через Афганистан обстановки в государствах Центральной Азии, чтобы, с одной стороны, сильнее привязать их к США и «американскому зонтику», а с другой – постоянно угрожать оттуда России и Китаю, держать их в напряжении и в зависимом положении от любых шагов там Соединенных Штатов.

Выбор времени проведения такой миссии Керри также был неслучаен. Не без тайного участия Вашингтона в последнее время заметно ухудшилась ситуация в Афганистане, движение «Талибан» развернуло наступление на крупные города, в том числе на севере страны, часть талибов перешла на сторону «Исламского государства». С одной стороны, это было сделано Белым домом для оправдания «необходимости» не только сохранения, но и увеличения военного контингента США в этой стране. С другой стороны, заметно активизировав по всему периметру среднеазиатских границ с Афганистаном боевые действия афганских сил безопасности с талибами, Вашингтон стремится заставить государства Центральной Азии поверить, что только в союзе с США и под «американским зонтиком» им может быть обеспечена безопасность. А отсюда необходимо вновь вернуться к открытию в регионе американских баз, многие из которых прекратили свое существование в последний период, в том числе и из-за позиции России.

Поэтому с точки зрения геополитики региона визит Керри в Центральную Азию можно расценивать как вызов России. Он свидетельствует о том, что США не собираются отказываться от влияния в регионе и, в свете сирийского и афганского кризисов, будут наращивать не экономическое, а военно-политическое присутствие в Центральной Азии. Тем более что первые успехи в этом вопросе ими уже достигнуты с размещением ВВС США на туркменском военном аэродроме «Мары-2». Цена вопроса размещения такой базы ВВС США в Туркменистане не превышает 200 млн долларов в год.

Именно по указанным причинам, первой страной, которую Керри посетил во время своего визита в регион, стала Киргизия, где им делалась активная попытка заключить новое военное соглашение, было открыто новое здание посольства США и кампус Американского университета в Центральной Азии. Особое внимание к этой стране во время визита было обусловлено рядом обстоятельств: это и недавняя потеря США военной базы здесь «Манас», и денонсация киргизским правительством с 19 августа с.г. соглашения о сотрудничестве между двумя странами, и значительное укрепление здесь в последний период позиций России.

Первого ноября глава внешнеполитического ведомства США провел в Самарканде саммит в формате инициированных США дипломатических контактов «С5+1» с министрами иностранных дел республик Центральной Азии, где была принята «Совместная Декларация о партнерстве и сотрудничестве пяти государств Центральной Азии и США». В ней содержатся лишь довольно общие фразы о расширении сотрудничества в торговле, энергетике, сфере транспорта, улучшении делового климата, расширении бизнес-контактов. Однако в документе, объемом в одну страницу, нет и намека на перспективы сотрудничества США и центрально-азиатской пятерки в сфере международных отношений или совместного участия в решении ключевых региональных проблем безопасности, в связи с чем совершенно непонятно, зачем в этой встрече участвовали министры иностранных дел региона, если целью форума и его итогового документа было экономическое предназначение.

Таким образом, хотя организацией визита госсекретаря Д. Керри в государства Центральной Азии и продвижением специально изобретенного формата «С5+1» Белый дом и рассчитывал внести новые акценты в региональную политику, тем не менее расклад сил здесь остался прежним. Результат этой миссии равен нулю, как, впрочем, и вся внешняя политика Соединенных Штатов последнего времени. Ведь действительно, если даже отдельные политики этого региона и хотели бы прикрыться «американским зонтиком», они не могут не понимать, что дружба с США не помогла защитить поставивших в мировой игре свою судьбу на дружбу с Вашингтоном многих лидеров Ближнего Востока, пострадавших в том числе и от раскрученной самими же США «арабской весны» или других попыток «демократизации общества» по американским лекалам.

Владимир Одинцов, политический обозреватель, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×