22.10.2015 Автор: Константин Асмолов

Северокорейские предложения мирного договора

4879e358 2 октября 2015 года глава МИД КНДР Ли Су Ён, выступая на общеполитической дискуссии 70-й сессии Генеральной ассамблеи ООН, заявил, что «Правительство КНДР готово провести конструктивный диалог для предотвращения войн и конфликтов на Корейском полуострове, как только Соединенные Штаты согласятся заменить соглашение о перемирии полноценным мирным договором, не утверждая о чьих-то «провокациях» через СМИ». «Это лучший вариант, который мы можем себе позволить, и лучшее решение, которое можем предложить на этом форуме в ООН», – добавил он.

Этот же вопрос был поднят 7 октября, когда официальный представитель МИД КНДР заявил, что КНДР по официальным каналам вновь предложила США подписать мирный договор и рассчитывает на добросовестное рассмотрение и позитивную реакцию американской стороны.

Было отмечено, что после подписания договора о прекращении военных действий прошло уже больше 60 лет, но на Корейском полуострове до сих пор не достигнут мир. США и РК непрерывно проводят военные учения разного масштаба, приводящие к возрастающему риску случайных инцидентов и непредсказуемых событий.

На взгляд автора, это действительно серьезная проблема, о которой он писал еще несколько лет назад: отсутствие горячей линии между севером и югом, взаимная демонизация и невысокая компетентность в сочетании с особенностями бюрократии легко могут привести к обострению вследствие недопонимания или желания списать на козни оппонента собственные проблемы, как это было совсем недавно.

По северокорейскому мнению, коренным средством предотвращения инцидентов является расторжение договора о прекращении военных действий и подписание мирного договора, создание прочной системы мирных гарантий на Корейском полуострове, – если американская сторона наберется смелости изменить политику, обстановка с безопасностью на Корейском полуострове изменится к лучшему.

Это северокорейское приглашение к диалогу включает два аспекта. Первый – необходимость оформления итогов Корейской войны, второй – отношения между КНДР и США, которые также пока дипломатически не оформлены.

Соглашение о прекращении огня 1953 года массовое сознание воспринимает как соглашение между всеми сторонами конфликта. Но на деле ситуация была более сложной. С северной стороны его подписали КНДР и «китайские народные добровольцы», ибо официально КНР не принимала участие в этой войне. США также воевали там не под своим флагом, а в качестве войск ООН, и именно подпись командования ООН стоит на этом документе. Что же до Южной Кореи, то режим Ли Сын Мана, который на тот момент был куда одиознее северного, собирался воевать до победного конца, всячески мешал переговорному процессу и отказался ставить подпись под этим итоговым документом. Так что, хотя в недалеком прошлом Северная Корея вышла из этого Соглашения о прекращении огня, Юг туда даже не входил.

К тому же, технически это соглашение утратило силу еще в 1957-58 годах: в его составе был пункт о запрете размещения на полуострове новых видов вооружений. И когда США разместили на полуострове ядерное оружие, формально соглашение уже утратило силу, так как все его пункты теоретически обладают одинаковой важностью.

Затем, сегодня обе Кореи являются членами ООН, что дополнительно запутывает ситуацию с тем, как должен выглядеть мирный договор по итогам Корейской войны и какие страны должны принимать в нем участие. В Пхеньяне традиционно считают Америку прямым участником войны и полагают, что заключение договора будет шагом к более тесному дипломатическому контакту.

Здесь дело в том, что отсутствие дипломатических отношений между КНДР и США – это скорее исключение, чем правило. КНДР отнюдь не находится в полной международной изоляции. По состоянию на июнь 2012 года Корейская Народно-Демократическая Республика устанавливала дипломатические отношения со 165 ныне существующими государствами – членами ООН. С ней не имеют дипотношений всего около 20 стран, в том числе США, Япония и Украина. При этом, вообще-то, в начале 1990-х Соединенные Штаты и Япония должны были признать Север на основе доктрины «перекрестного признания», согласно которой Россия и Китай заключили дипломатические отношения с Республикой Корея. Однако сделано это не было.

Заключение дипломатических отношений между двумя странами было и одним из пунктов Рамочного соглашения 1994 года, – одним из условий, на которых КНДР тогда заморозила свою ядерную программу. Однако по целому ряду причин американская сторона не выполнила ни этот, ни иные, более важные, пункты этой договоренности.

Сейчас интересы США в Пхеньяне представляет посольство Швеции. Это создает достаточное количество неудобств, так что неудивительно, что ситуация нуждается в урегулировании, особенно на фоне улучшения отношений между США и Кубой, уровень демонизации которой со стороны США не уступал северокорейской.

И еще одна важная мысль. В «демократической прессе» старательно пестуется образ КНДР как страны недоговороспособной и не желающей с кем-то договариваться. Все ее предложения заведомо отметаются как демагогические и не несущие конструктивную нагрузку. Однако, анализируя как межкорейские, так и региональные кризисы с участием КНДР, мы увидим, что предложения об их урегулировании часто исходили именно от Севера. Последний пример – августовское обострение 2015 года, когда переговоры Севера и Юга, оборвавшие кризис, произошли именно по северокорейской инициативе.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×